Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Среда, 23.09.2020, 14:18
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Байкальская сторона ч. 1


Чикой светлоструйный - 5
Евгений Кожемякин начинал свой тринадцатый сезон штатного промысловика. Родился он в селе Доложино в 1951 году, потом семья переехала в Гутай, где подросток закончил восьмилетку. Чабанил, заго­тавливал лес, работал с геологами, отслужил в армии, женился, растет дочка Оля. Обычная биография ко­ренного чикоянина, работника и семьянина, молчуна и шутника по обстоятельствам. Среднего роста, не­крупный в плечах, немного стеснителен в движениях, взгляд внешне никакой не зоркий, а спокойный, не качливый, но с внутренней крепкой пружинкой. К этой осени Евгений Кожемякин уже добыл в чикойской тайге 29 медведей.
До ноябрьских праздников в основном была круп­ная зверовая охота: добыли двух сохатых, двух изюб­рей, тридцатого и тридцать первого медведя, попутно было отстреляно семьдесят белок. Мясо копытных за-амбарили (строится специальный амбарчик-сайба на столбах или прямо на земле для хранения мяса, ко­торое вывозится позже).
Шестого ноября тайгу наконец-то накрыла легкая, тихая-тихая пороша. Снег пошел в полночь и к утру улегся, выбелил хребты, гари, дальние становики. Заря вымахала ясная, с бруснично-красными зализа­ми по хребтам,— самые золотые дни пушного промыс­ла.
Шестого же, расходясь, договорились встретиться через два дня на Стрелке...
Восьмого ноября утром Евгений Кожемякин был в зимовье на Хазарке. Немного проспал: предыдущие дни в азарте по пороше уходил очень далеко и поряд­ком ухлестался. Пока пил чай да собирался, солнце уже выкатилось вовсю, на часах было десять, один­надцатый пошел.
Дело планировал так: карабин с собой не брать, а пробежаться с мелкашкой по гривкам, собрать белку и спуститься на Стрелку, где и встретить Иванова, прикинуть, что и как промышлять дальше.
А день разгорался знатный:  цвенькали синицы, стучали дятлы, белка вся на кормежке, вся внизу — ищет грибы, роется в подстилке, проверяет пни и ко-лодины, густо следит.
Собаки, а их было три: Найда, Шарик, Верный — сразу же от зимовья дружно взяли вниз, к Хилкочену. «Видимо, изюбря подняли»,— еще подумал Евге­ний. Здесь от Хилкочена был подъем на гриву неболь­шого хребтика. По гриве виднелись беловерхие торчки скал с россыпями, под которыми осенью алеют камен­ные рябинки, пестрят в расщелинах листья орляка и папоротника, разваливаются веером ольха и багуль­ник, создавая полосы непроходимой чащобы.
На спине рюкзак с котелком и едой, на груди би­нокль, в руке мелкокалиберная винтовка, маленький перочинный ножик для съема беличьих шкурок в кар­мане — в таком виде Евгений поднялся на гриву. Впереди уже виднелось чистое место, редкие рябые березы, островки багульника. А рядом — плита камен­ная, как выкрошенный зуб, в наклон, один бок вроде бы кухтой покрыт, как бы дышит камень, что ли? Собаки снизу резко пошли к Евгению, яро взлаивая...
И тут ОН вылетел — мокро-косматый, здоровенный, лапнокогтистый (видимо, теплая осень не погрузила в глубокий сон).
Евгений только почувствовал удар в левый бок; словно воз сена опрокинулся на него, подмял под себя, придавил большой тяжестью. Сознание отмечало: укус в ногу, удар в плечо, запах распаренных березо­вых почек, удар по спине, укус в бедро, лай собак, визг Найды. «Однако, конец будет»,— спокойно и без испуга подумал Евгений.
Медведь, подмяв охотника, видимо, не мог вос­пользоваться страшным ударом лапы, он кусал Ев­гения, топтал и месил его под собой, пытался выво­лочить вперед. Но оглушенный и окровавленный человек спрессовался в рваный комок, спрятал голову куда-то под живот зверя, ворочался и кричал. Со­баки наседали с боков и сзади. Медведь резким вы­падом ударил Найду — собачонка, как порванная ру­кавица, брызгая кровью,, отлетела в сторону. Но Верный (вот уж воистину верный друг) где-то достал клыками за стегно медведя. И не отступал. А зверь начал добираться до головы Евгения, почти втянутой в шею.
Евгений, выпрямляясь, ударил рукой куда-то в пасть, оттолкнулся, не то катком, не то винтом выр­вался из-под зверя, оказался возле тонкой березки, обхватил ее левой рукой, стал подниматься. Медведь в трех шагах. Собаки наседали по очереди: отскаки­вал Шарик!—бросался Верный, отлетал Верный—. налетал Шарик.



Категория: Байкальская сторона ч. 1 | Добавил: anisim (22.09.2011)
Просмотров: 1415 | Рейтинг: 5.0/9 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>