Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Четверг, 23.11.2017, 16:01
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Потанин Н.Г. ч. 1


Путешествие по Монголии (1876—1877) - 4
В китайских фанзах такого типа, с бумажными окнами, каном и железной печкой, экспедиция провела зиму. Во время зимовки развлекались посещением китайского театра, кумирен, китайских и монгольских празднеств.
В кумирне, находившейся в восточной части города, путешественники увидели статую божества загробной жизни Чон-гуэ (Эрли-хана у монголов). Лицо было сделано красивым и молодым, и черная борода из настоящих волос спускалась до половины груди; статуя была одета в пунцовый халат, на голове — старинный китайский убор из черного крепа с серебряными пластинками, которые торчали из-за ушей, как крылья мельницы. На столе перед статуей были разложены приношения верующих: целая туша барана, много «боби» — маленьких хлебцев, лепешек и пирожков; в маленьких медных сосудах, похожих на рюмки, горели свечи и курились тонкие палочки из оберточной бумаги, пропитанной какими-то благовониями. Стены кумирни были разрисованы картинами всевозможных казней, посредством которых людей отправляли в царство Эрли-хана: их вешали, рубили головы, пилили на полосы вдоль тела. У входа в кумирню стояла жаровня с углями, на которой богомольцы сжигали листы цветной бумаги с иероглифами; это были молитвы, которые таким образом возносились к небу. Некоторые поклонники приносили пачку ракеток, и в то время, когда они совершали преклонение перед божеством, падая ниц, кто-нибудь на дворе кумирни устраивал ракетную пальбу.
В начале ноября происходило чествование Эрли-хана. В этот день его статую торжественно переносили в другую кумирню. Утром, на рассвете, путешественники были разбужены грохотом больших медных тарелок, возвещавшим о начале торжества. В 10 часов утра от восточной кумирни появилась процессия; впереди бежали мальчики в шутовских длинных не по возрасту кафтанах; они несли знамена с изображениями драконов. Забегая вперед, они садились на корточки среди улицы, поджидая профессию. Во главе ее шли китайцы и монголы с большими деревянными колодками на шее; такие колодки надевали в виде наказания преступникам, но в данном случае это был добровольный подвиг мученичества. За ними шли два китайца в маскарадных зеленых костюмах с ажурными металлическими шлемами на головах. Они вели двух коней с красными седлами, обитыми атласом. За ними шли музыканты, и, наконец, окруженные толпой, двигались красные носилки со статуей Эрли-хана. Сбоку, поддерживая их одной рукой, шел дряхлый кривой старик в чиновничьей шапке это был городской палач, главный служитель кровавого божества.
Процессия обошла улицы Кобдо и подошла к южной кумирне; перед входом статую сняли с носилок и поместили в одной из ниш кумирни. Какой-то человек с лицом, покрытым бронзовой краской, в необыкновенном костюме, палач что-то провозгласили, и затем началось поклонение.
Сначала подошел чиновник в шапке с шариком и пером — представитель власти. Он стал на колени перед жертвенным столом, приложил сложенные ладони боком ко лбу и поклонился до земли. За ним проделал то же весь народ, входя по одному в кумирню. С четырех часов началось оживление на улицах; у лавок и ворот развешивали цветные фонари; народ шел в кумирню, где перед статуей горели свечи и курились палочки, а какой-то старик время от времени ударял в медную чашу. Эти звуки, вероятно, должны были настроить к набожности, что не мешало тому же звонарю отпускать шутки, вызывавшие хохот публики. Вообще, поклонение божеству странным образом соединялось с неуважением к святыне: все курили трубки и даже раскуривали их от свечей у алтаря.
В сумерки опять появились носилки; мальчики надели костюмы, взяли знамена, фонари, зонты; палач, став сбоку у статуи, произнес речь или молитву, которая вызвала смех. Опять явился чиновник, совершил поклон, его повторили другие, статую вынесли, поставили на носилки, музыка заиграла, и процессия тронулась обратно, освещаемая разноцветными фонарями. В улицу она вошла при оглушительном треске ракеток. В окнах лавок и в воротах зажиточных домов стояли столики с чашечками еды, печеньями, горящими свечами, палочками и фонарями. При приближении процессии особенно набожные люди становились на колени и бросали в сторону божества зерна и капли воды. У каждого богатого дома был приготовлен заряд ракеток, и при приближении статуи раздавались взрывы и пальба; толпа бросалась в сторону, а мальчишки спешили подобрать уцелевшие ракетки, чтобы потом устроить свой фейерверк. Шум и смех сопровождал божество казней и смерти. Ракетная пальба и музыка слышались до позднего вечера, который закончился парадным ужином у губернатора.
В этот день и накануне в городе, на открытой сцене, с утра до вечера шли бесплатные театральные представления. Путешественники позднее видели их в лучшей обстановке в Китае, и мы опишем их дальше. Но в Кобдо они отличались большой пестротой зрителей. На улице, у стены, рядом стояли нарядные китайцы — купцы и чиновники, оборванные курильщики опиума, опрятные узбеки и таджики в пестрых шубах и ярких тюбетейках, киргизы, монголы в нагольных шубах, русские торговцы. Эта смесь племен показывала близость города к границам народностей и его торговое значение. Особенно отличались своими нарядами монголки: халаты самых ярких цветов — красные, синие, лиловые — были отделаны по подолу цветными лентами. Голова и грудь были обильно увешаны серебряными украшениями; на груди висело нечто вроде образа в серебряной раме на массивной серебряной цепи, надетой в виде помочей и укрепленной сзади у пояса целой кистью подвесок. Десяток монголок, стоявших рядом, походили на иконостас буддийского монастыря. Красавицы весело болтали, покуривая трубочки; кончив курить, они выколачивали пепел о каблук, а трубочку засовывали за голенище сапога.



Категория: Потанин Н.Г. ч. 1 | Добавил: anisim (25.10.2012)
Просмотров: 1016 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>