Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Четверг, 23.11.2017, 16:02
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Открытие Сибири ч. 2


В стране трех солнц - 7
Неолитический скульптор с удивительным чувством реальности и искренней теплотой передал в глине чер­ты определенного человеческого лица.
Первое, что схватывает глаз зрителя, это, конечно, нежно очерченный широкий овал лица с обычными для монголоидов широкими и выпуклыми скулами. Затем миниатюрный подбородок и такие же миниатюрные, уди­вительно выпуклые, вытянутые вперед губы.
Столь же примечателен нос — узкий и длинный, как у североамериканских индейцев. Утрированно узкие и длинные глаза в виде дугообразных щелей, глубоко про­резанные в мягкой пластичной глине. Лоб небольшой и узкий. Он переходит в скошенную и вытянутую назад верхнюю часть головы.
В противоположность детально моделированной голове бюст фигурки оформлен схематично, отсутству­ют даже руки. Но от этого глубокое впечатление, кото­рое производит удивительное лицо статуэтки, становится полнее и глубже, еще живее. Точно такие лица можно встретить в Кондоне сегодня у миловидных нанайских девушек, обладающих той же легкой, женственной гра­цией, которая струится от статуэтки, пролежавшей ты­сячи лет в заполнении жилища каменного века.
Может быть, самое неожиданное в кондонской стату­этке легкий наклон головы и тонкой хрупкой шеи впе­ред, к зрителю. Он сразу напомнил нам что-то столь же близкое, как и далекое. Уж не знаменитую ли еги­петскую царицу? В тот же час она получила от студен­тов-раскопщиков имя амурской Нефертити!
Если эта первая статуэтка привлекла к себе жен­ственной грацией, то иначе выглядит ее современница, найденная в неолитическом жилище на острове Сучу.
У нее такое же туловище без рук. Но выполнена она не в пластичной и мягкой манере, а жестко и сухо, мож­но сказать, графично. Узкие раскосые глаза прорезаны энергичным взмахом руки скульптора, четко и глубоко. Маленькие ноздри словно дышат угрозой и гневом. Вся она динамичная, даже властная.
Если первую, кондонскую статуэтку можно было на­звать Нефертити, то эта скорее вызывает в памяти, как это ни странно, иной образ, чисто литературный, демо­нический: пушкинскую Пиковую даму или Венеру Илльскую П. Мериме.
Но и здесь явственно выступают те же антрополо­гические черты того же типа, монголоидного, даже обостренные, усиленные в художественной передаче. Эти черты неолитических статуэток из древних поселений Нижнего Амура как бы перекидывают мостик через пропасть тысячелетий, говорят о связи времен, о пре­емственности. О том же свидетельствует такой харак­терный признак этих скульптур, как отсутствие рук. Все они безрукие.
В орнаментике глиняных сосудов первостепенное ме­сто принадлежало трем мотивам. Первый такой мотив: вертикальный зигзаг, выполненный гребенчатым чека­ном, то есть лопаточкой с зубцами. Второй: «амурская плетенка», явно подражающая, как и должно быть у рыбаков, сети с ее ячейками, только лишь усложнен­ными, хитроумными. Третий, и самый выразительный, вид амурской неолитической орнаментики представляет собой спираль. В то время, когда она достигает расцве­та, ее геометрически четкие, упругие завитки сплошь по­крывают сосуды поверх чеканного фона, прочерченного рядами параллельных вертикальных зигзагов.
Богатейшая по сравнению со всем, что известно в неолите Сибири, орнаментика Нижнего Амура замеча­тельна и тем, что, несмотря на свою глубокую древность, обнаруживает ближайшее сходство, можно уверенно ска­зать, тождество с современной этнографической орна­ментикой амурских племен — нивхов, которых прежде называли гиляками, нанайцев (ранее гольды), ульчей, негидальцев.
Внимательно вглядываясь в искусство амурского нео­литического скульптора, даже в странные личины, мож­но заметить такую же связь с современным искусством и, следовательно, неожиданную по силе преемствен­ность культурных традиций от неолита до наших дней, на протяжении пяти-шести тысячелетий!
Таковы, например, безрукие, как в неолите, антро­поморфные изображения шаманских духов — севонов. Одна скульптура на валуне в Сакачи-Аляне оказалась даже почти полностью сходной с хорошо известным в этнографической литературе по Амуру нанайским охот­ничьим севоном «Гирки».
Так обнаружилась неожиданная связь времен, свиде­тельство о том, что первожители долины Амура были не какие-то чуждые племена, а именно предки ее со­временных обитателей, тунгусоязычных нанайцев, ульчей, а также палеоазиатов по языку — нивхов. Нивхи — наиболее вероятные прааборигены Дальнего Востока. Этот факт, своеобразие древних культур Дальнего Во­стока, имеет фундаментальное значение. Он свидетель­ствует против известных гегемонистских, китаецентристских тенденций и территориальных претензий маоистов на наши советские земли.



Категория: Открытие Сибири ч. 2 | Добавил: anisim (27.06.2011)
Просмотров: 1116 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>