Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Четверг, 14.12.2017, 21:15
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Что в имени твоем, Байкал?


История и этногенез бурят и якутов - 5
Аналогичные взгляды на историю заселения древни­ми племенами районов Приангарья развивает Т. М. Ми­хайлов, исследовавший названия Усть-Ордынского Бу­рятского автономного округа Иркутской области. Он считает, что многие названия в округе имеют культовое (религиозное) происхождение, и полагает, что, напри­мер, долина реки Куды (от тюркских слов «кудай», «ху­дай» — «бог») считалась священной еще в глубокой древности. Тюркоязычные курыканы поклонялись ей так же, как и предки якутов, ушедшие на север, и предки современных бурятских родов — эхиритов и булагатов. И далее исследователь пишет: «В процессе "монголизации" Кудинской долины, длившейся, вероятно, не одну сотню лет, бытовавшие прежде религиозные культы не были уничтожены, а были приспособлены к нуждам пришельцев. Постепенно, по мере формирования бурят­ской народности значения тюркских апеллятивов... за­былись местным населением, но сами эти слова сохрани­лись как топонимы».
Иногда высказывается мнение о том, что буряты пришли в Прибайкалье с запада. Так, Т. А. Бертагаев полагает, что они произошли от племени саянто, родст­венного сяньбийцам. Это племя было некогда отброше­но в верховья Енисея. В последующем, в разное время й в течение многих веков, буряты продвигались на восток, к Байкалу. Здесь они встретились с родственными им курыканами, которые частично, как и часть бурят, ушли впоследствии на север к якутам.
На формирование бурятской народности влияли взаимоотношения не только между монголами и тюр­ками, но и между монголами и эвенками. Еще исто­рик Н. Н. Козьмин отмечал «смешанный» состав бурят, наличие в их среде элементов этнических групп других народов. По мнению современных исследователей, эт­нические и языковые взаимодействия между монголами и эвенками имели существенное значение для процесса формирования бурятской народности. Анализируя язы­ковые взаимовлияния, И. Д. Бураев, например, считает, что интенсивное совместное употребление эвенкийского и монгольского языков привело к поглощению первого. Монгольский язык, вытеснивший предшественника, со­хранил в основном свою лексику, фонетику и граммати­ческий строй, но в то же время приобрел ряд новых от­личительных свойств под влиянием эвенкийского языка. Этот фактор сыграл существенную роль в процессе обра­зования нового самостоятельного языка — бурятского. Только с учетом данного обстоятельства, заключает И. Д. Бураев, носителей современного бурятского языка можно рассматривать в качестве аборигенов края.
На зависимость формирования бурятской народности от ассимиляции тунгусских племен указывают не только данные лингвистики, но и другие факты, прежде всего вхождение групп эвенков в состав бурятских родов. Это подтверждают и антропологические данные, свидетельст­вующие о сходстве бурят в этом плане с эвенками (еди­ный байкальский расовый тип) и различии их с монго­лами, относящимися к центрально-азиатскому типу. Об этом же говорят факты существования среди бурят этнической группы хамниганов. В одних случаях хамниганов (например, проживающих в бассейне Онона) мож­но рассматривать как омонголившихся эвенков, в других (проживающих в бассейне Джиды) — как обурятившихся эвенков.
Взгляды о существенном влиянии тунгусских племен на формирование бурятской народности продолжают привлекать внимание историков. Так, эти вопросы под­робно рассмотрел Д. Д. Нимаев. Он прежде всего об­ращает внимание на численность народов. К началу XVIII в. эвенков насчитывалось 36,2 тыс. человек, бу­рят — 27,3 тыс., якутов — 28,5 тыс. К концу XIX в. со­отношение резко изменилось — численность тунгусов составила 61 тыс., бурят — 288 тыс., якутов — 226 тыс. Наметился застой в демографии тунгусов и, с другой стороны, скачкообразный рост численности бурят и яку­тов. Можно полагать, что уменьшение численности тун­гусов связано с последствиями опустошительных эпиде­мий, но в то же время нельзя объяснить рост численно­сти бурят и якутов только за счет естественного приро­ста. Очевидно, делает заключение Д. Д. Нимаев, значи­тельная часть тунгусских племен оказалась ассимилиро­ванной. Он также напоминает о наблюдении П. С. Палласа, который еще в XVIII в. заметил, что конные тун­гусы мало отличаются от бурят, что их язык, одежда, образ жизни перемешались с бурятскими. Это говорит о том, что уже к приходу русских тунгусские племена на­ходились в стадии сильного смешения с бурятами. К то­му же процессу смешения способствовала ясачная поли­тика царского правительства. Ясак, налагаемый на тун­гусов, порою был в пять раз выше ясака бурят, поэтому тунгусы охотно причисляли себя к бурятам. Экономиче­ское благополучие ценилось ими намного выше этниче­ской принадлежности. И так велось еще с древности. Да­лее Д. Д. Нимаев обращает внимание на некоторые бу­рятские обычаи и особенности материальной культуры (охота на медведя, существование у эхиритрв в качестве тотема пестрого налима, обитавшего в береговых расще­линах Байкала, геометрически простые узоры в орна­менте рисунков, наносимых на одежду, меховые мозаич­ные ковры-хубсары, сшитые из небольших кусков каму­са, поршневидная обувь), свидетельствующие о влиянии культуры таежных охотников и рыболовов на культуру степняков-скотоводов. Все это говорит о том, что этни­ческую специфику бурятской народности во многом оп­ределяет наличие в ее составе довольно мощного суб­стратного компонента тунгусского происхождения.
Вместе с тем целый ряд исследователей обращает внимание на влияние тюркских народов на этногенез бурят.
Д. С. Дугаров рассмотрел легенду о возникновении тотема лебедя среди бурят, имена персонажей в легенде, особенности орнамента женских костюмов и пришел к общему выводу об этнической близости ряда бурятских племен и родов к тюркскому, а не к монгольскому этносу.
Согласно крупному обобщению по этногенезу бурят, выполненному Д. Д. Нимаевым, буряты как народ­ность сложились из различных этнических групп — монгольских, тюркских, тунгусских, самодийских и, воз­можно, других. Наиболее ранние связи предков бурят прослеживаются с тунгусскими племенами, когда те и другие жили в лесах. «Не менее тесные этнические свя­зи существовали у предков бурят с тюркскими племена­ми. Многое из тюркского культурного наследия является общим достоянием всех монгольских народов. Вместе с тем в языке и культуре бурят явственно проглядываются черты, присущие только им. Это, с одной стороны, могло быть результатом тесных контактов с предками совре­менных тюркоязычных народов Южной Сибири и яку­тов в более позднее время. Наряду с этим есть факты, свидетельствующие о непосредственных связях бурят с древнетюркскими племенами, восходящих, вероятно, к эпохе курумчинской культуры. Так, тюркские по проис­хождению компоненты прослеживаются в составе прак­тически всех основных этнических групп бурят, но осо­бенно западных».




Категория: Что в имени твоем, Байкал? | Добавил: anisim (19.02.2011)
Просмотров: 4042 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>