Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Среда, 20.09.2017, 17:28
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Байкальская сторона ч. 1


Чикой светлоструйный - 2
Величественная тайга с кедровыми гривами, рас­падками и кряжами, ключами и речками, увалами и долинами, пойменными и альпийскими лугами — та­кая земля никогда не была безлюдной: волны племен, начиная от легендарных хунну, уходя по азиатскому коридору в Европу, оставили свои названия рек и хреб­тов, отрогов и долин. Попробуй бесспорно переведи экзотические имена чикойских притоков: Югал, Урлук, Буркал, Улилей, Хилкочен, Дербул, Кирхирот, Этытей... Иранский историк и государственный дея­тель Рашид-ад-дин, упоминая реку Чуку, соотносил это слово с эвенкийским корнем Чокондо (современное Сохондо).
Русские землепроходцы никогда не замахивались на память древней земли — нет в Сибири нью-Москвы или нью-Рязани. Миллионы речек и хребтов, гор и озер, как и сам великий Байкал, хранят глас и звук родовой истории. Может быть, с этого и начиналось приятие новой земли в лоно российского Оте­чества...
Долго не открывалась русским дозорным дорога в глубь Забайкалья. Уже стояли рубленые остроги в Братске и Якутске, казачьи струги пенили верховья Амура, уже Василий Поярков со товарищи зимовал на Зее, а Чикой-река — рукой подать от Байкала — оставалась неведомой соболиной тропкой, запутанной в крутобережье юго-восточного разлома. Наконец, ени­сейские служилые люди Якунко Софонов, Ивашко Ге­расимов, Чебычаков, Максимко Уразов, Кирилко Емельянов, Матюшка Сауров «в съезжей избе сказали: из Баргузинского-де острожку летнею скорой ездой на лошадях на Иргень-озеро поспеть можно дней в 6». Это означало, что расспросчики и дозорцы догадались пойти от Байкала на юго-восток, вверх по Селенге, и отыскали правые притоки Чикой и Хилок, которые как раз и вели в глубь огромного края.
«Хождение за Байкал» было суровым и век суро­вый. Даже неистовый протопоп Аввакум, прошедший по Хилку, писал в знаменитом «Житии»: «...плоты тяжелые, приставы немилостивые, палки большие, ба­тоги суковатые, пытки жестокие—огонь да встряска».
Но люди шли и шли «встречь солнца».
В царском наказе Афанасию Пашкову на воевод­ство в Даурскую землю особо предписывалось распоз­навать, есть ли там «медь, и железо, и олово, и сви­нец, и золото, и серебро, и каменье дорогое, и жем­чуг, и  бархаты, и отласы,  и камки, и тафты, и зендени, и кумачи, и кость рыбная добрая черная, и иные какие узорчатые товары».
Жемчуг и узорчатые товары на Чикое не встреча­лись, но край открылся удивительный: на березовых увалах, в распадках и долинах, по мягким плодород­ным террасам отдыхала пышная, подымчивая, как хлебная опара, живая земля. Молодое солнце играло маковками диковинных лилий, дымились тяжелые росы, трещали корни от избытка земных сил.
Казачий отряд Петра Бекетова, «пробивший окно» в Забайкалье, можно назвать серебряным копьем, ибо летел он в поисках князя Лавкая, владевшего, по слу­хам, серебряной горой. Слухи подтвердились: казак Филипп Свешников, а позже рудознатец Григорий Лоншаков отыскали нерчинское серебро, первое в России.
Сереброплавильные заводы надо было снабжать хлебом, кормить добытчиков и стражников, горных служителей и мастеровых людей. Доставка продоволь­ствия из-за Урала — дело немыслимое.
И появился документ, который можно прочесть в «Полном собрании законов Российской империи». Он датирован 1722 годом. «Его императорское вели­чество, генваря 11 дня, в Преображенску на генераль­ном дворе, по предложению Берг-Коллегии Президента Генерала и Кавалера Брюса, указал: которые ныне освобождены от каторжной работы и определены по­слать в Сибирь в дальние города, оных послать и впредь таковых посылать с женами и с детьми в Дау-ры на серебряные заводы... Да сибирскому губерна­тору выбрать из тамошних пашенных слобод 300 се­мей и перевести туда же с женами и с детьми и посе­лить на пашне же».
С этого документа и начинается история «семейских» в Сибири и на Чикое.
С плачем уходил крестьянин-старовер из России, но уже за Уралом утирал слезу — просторы открыва­лись великие, земля начиналась свободная, а где-то там, за темными лесами, синел Байкал, а еще дальше — то ли снилось, то ли сказывалось древними старцами — лежало легендарное Беловодье — райская земля без богатых и бедных, без царских стражников, без гони­телей и хулителей «древлего благочестия».
Категория: Байкальская сторона ч. 1 | Добавил: anisim (22.09.2011)
Просмотров: 747 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>