Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Пятница, 24.11.2017, 13:33
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Байкальская сторона ч. 1


Чикой светлоструйный - 3
Беловодья не было ни за Байкалом, ни вообще на земле. Но Чикой распахнулся перед россиянами, как двери нового дома. Росчисти и подсеки, запашки и за­имки, села и слободы запестрели по всей плодородной долине. Лес-то рядом. Бери сыновей, скликай соседей на «помочи», пили кедровые или сосновые сутунки, дери доброе дранье на крышу, стели половицы в ло­коть шириной, зови древоделов: «Эй, ребята, мешок ржи даю за резные ворота, а за ставни с петухами — пуд масла, да от хозяйки ведро кваса на день!»
Особенно заботились о красоте выходцы из Подо-лии, из Ветковских и Стародубских слобод, куда они еще раньше бежали из Соловецких скитов, из Литвы. Весь уклад «семейских», старообрядцев, их говор и наряды, домашняя утварь и убранство горницы, обы­чаи и обряды, способ ведения хозяйства и внешний вид усадьбы отличались яркостью, щедрой красочностью, самобытностью орнамента. Урлук, Байхор, Шимбилик, Архангельское, Альбитуй — эти первые слободы «се­мейских» на Чикое поражали окрестное население, недоверчивое к раздолью красоты, к дерзости чело­века перед лютой и окаянной силой сибирской приро­ды. Вообще в черноволосой и черноглазой Сибири вызывающе глядели русые косы да рыжие кудри, синие-пресиние глаза, нарядные кички и цветастые сарафаны, расписные дуги, буйноцветные кушаки .и полотенца, янтарные ожерелья, крашеные туески, при­чудливые прялки и люльки-колыбельки, жар-птицы на ставнях и воротах.
А народ был крепкий, сильноголосый, бессломный в старой вере и тягловый в работе. Академик Петр Симон Паллас в 1772 году отметил, что в долине Чикоя старообрядцев уже больше, чем сибиряков. «Семейские» постепенно превратили долину Чикоя в настоящую житницу Забайкалья. Они сеяли овес, яро­вую рожь (ярицу), пшеницу, гречиху, ячмень, сахар­ную свеклу, капусту, репу, коноплю и подсолнечник для выжимки конопляного и подсолнечного масла, хмель и бобы, помидоры и огурцы в парниках, сбивали и топили масло, разводили куриц, гусей, индюков, поставляли мед, воск, свиное сало, кожи и овчины, умели ткать холсты, дерюги и зипунину, крутить пеньковые и волосяные веревки, ковать, бондарничать, шить и тачать, выжигать уголь, гнать деготь и ски­пидар.
А еще — клеили балалайки и тянули струну из овечьих жил;
а еще — клепали поддужные колокольчики и бо-тала;
а еще — плели берестяные кузова, бураки, скаль-ницы, хлебницы и солонки, тавлинки, босовики и Мо­лостовы, зобницы и берендейки;
а еще — навеселяли медом и хмелем березовицу, ставили квас и ботвинью («Какова Аксинья, такова и ботвинья»).
Многое знали, и умели, и понимали «семейские», но к таежному промыслу вначале отнеслись недовер­чиво. С той поры сохранились поговорки «У рыбака голы бока», «У охотника дым густой да обед пустой», «Ваша воля, а наше поле, тут земля тяжела да хлеб родила».
Но постепенно и «семейские» присмотрелись к местным промыслам: кедровое масло и соболиный мех, изюбриные панты и медвежье сало — почему бы и не иметь это для себя да и на ярмарку можно вывезти. А уж чего-чего на ярмарке нет: нерчинские и кях-тинские, китайские и мунгальские купцы предлагают сукна английские, голландские, французские, камло-ты, байки и парчи золотые, шелк и китайку, далембу и бархат рытый, бухарку и байберку, игрушки, ру­мяна, краски и белила, тигровые шкуры и дутые перлы.
А чай-то, чай! Сорта — ладзумей, сюпан, монихо, лондовый, тебой, луган бортогон, суула, пеюань, фын-зу, лойшань... (да-а, это вам не грузинский плиточ­ный, а настоящие сорта китайского, индийского, цей­лонского чая). Чай внакладку, чай вприкуску, чай вприглядку и вприсядку — тут уж вряд ли кому в Сибири уступят чикояне в разнообразии чайных ри­туалов.
Вот и повезли чикойские охотники соболя и выдру, сиводушку и огневку, рысь и корсака, колонка и гор­ностая, манула и белку, медведя и волка, ласку и бобра, ровдуги и панты, медвежью желчь сушеную и струю кабарги.
Так сформировался чикойский уклад жизни — пашенно-земледельческий и таежно-промысловый, упря­мый в старой вере и подвижный в хозяйственно-эко­номической деятельности. Эту особинку, это таинст­венное переплетение эпохи Екатерины II и сегодняш­него ракетно-телевизорного века надо учитывать всем, кто сходит на чикойскую землю с трапа читинского самолета или с подножки автобуса «Петровский За­вод — Красный Чикой».
Мне было проще — «семейское» родство распахи­вало двери и приоткрывало души людей...
Категория: Байкальская сторона ч. 1 | Добавил: anisim (22.09.2011)
Просмотров: 892 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>