Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Пятница, 25.09.2020, 08:40
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Байкальская сторона ч. 1


Чикой светлоструйный - 11
Вот дела-а! Я озираюсь и замечаю, что солнце стало рябить, брызгать косыми лучинками света. По­тускнела острая синева над головой. Время — пятый час, надо принимать какое-то решение. С Николаем мы договорились так: если запоздаю, по тайге не кружить, а возвращаться обратным ходом. На самый худший случай — палить костер и ночевать у огня, Николай тогда утром пойдет по следу, мне же надо ожидать его у костра. Я высчитываю: так, вышел в восемь, значит, отмерил семь с половиной часов хода. Н-да, если возвращаться, только к двенадцати ночи прибуришь. Невеселая арифметика.
Решил выбраться наверх, оглядеться, а там вид­но будет. Тороплюсь, почти бегом пробиваюсь на от­крытое место — там оказался язык старой гари с пологими промоинами. Чем выше поднимаюсь, тем больше каменных препятствий, выступов, оголенных плит, валунов. Началась россыпь с островками ка­менной рябины и гнилой ольхи. И здесь (что за мис­тика!)— натрапливаю на «моего соболя». След вы­ходит с вершины и наискось петляет по снежным плешинам, прячется в каменном океане и опять вы­водит на снежные островки. А-а, где наша не пропа­дала! Теперь все равно, пойду до упора.
Уже убедился, уже на собственном опыте постиг, что следить зверька по россыпи — гиблое дело, пус­тая, дуболомная затея, а все бегу, все прыгаю с кам­ня на камень, лезу на четвереньках, почти перепол­заю отвесные провалы. Сбил колено, ободрал прик­лад мелкашки, чуть не потерял рукавицу. Еще и еще! Уже ушли стороной собаки, уже горло болит от зал­пов ледяного воздуха, уже очки, обдуваемые паром, заледенели... В конце концов поскользнулся на кам­не, пытался прыгнуть, зацепился за что-то и траба-бахнулся, как бревно,— с маху пропахал снег до са­мой земли. Однако, паря, приехали...
И здесь в какой-то момент движения головой ме­ня как обваривает кипятком: что это чернеет на су­хостойной деревине в десяти метрах? Господи, не помутился ли разум? Это же соболь! Боясь пошевелить веками, окаменел на месте. Где мелкашка? Где со­баки? Не надо глядеть на дерево! Лучше следить боковым зрением. В мозгу затикали ледяные часики. Как бомба перед взрывом: скорей, скорей! Так, мел­кашка в руке. Заряжена ли? Кажется, да. Делаю шаг, два, три и срываюсь.
— Жиган, Гуляш! Тут! Иди! — и бросаюсь к су­хостоине, стараясь обойти ее слева.
Черный ком встрепенулся на ветке, изогнулся, стал больше и живее, весь заиграл: уши, лапки, гиб­кая спина, пушистый, барски выхоленный подгрудок. Как стрелять? Как не промазать, не испортить шкур­ку? Ка-а-ак? Не успеваю ахнуть — соболь длинным, ласково-ленивым прыжком летит в снег. Кажется — целую вечность продолжается полет, комочки снега, как в замедленном кино, долго рассыпаются под его лапами. И тут откуда-то сбоку две бури — черная и желтая — накатываются с гулко-отрывистым лаем. Кубарем завихряется снежно-шерстяной ком, летит вниз по россыпи. Я почему-то не отстаю от него, ло­сиными прыжками рву через камни, пни, валежины. И—стоп!!! Гуляш, как желтый клин, намертво вхо­дит в горелое дупло лежачей лиственницы. Жиган нюхтит и рычит, носится вдоль ствола. Я суматошно обшариваю дерево — нет ли второго выхода? Хоро­шо, что деревина не осела в снег, а лежит на нижних сучках-подпорках. Нет, второго выхода не видно.
— Врешь, не уйдешь! Врешь, не уйдешь! — и я ликую и чуть не пляшу у дупла. Вот это удача! Вот это, ага!
Когда сумасшедший восторг проходит, задумыва­юсь, а как добыть «черныша» из дупла? Как не упус­тить? Вдруг прогрызет дыру и уйдет? О-о, дурак, он же не бобр-грызун и не червяк-древоточец. Вытаски­ваю Гуляша и загоняю в дупло рукавицы, притрам­бовывая стволом мелкашки. Роюсь в снегу, нахожу камни, укладываю поверх рукавиц.
Ну, законопатил живую добычу. А дальше что? Поднимаю голову — солнце утонуло в мглистой дым­ке становика, спокойно и величественно загорелась заря. Воздух осел и оглох, великий табун тишины пошел по земле.
Разжигаю костер, подбрасываю дровин, отогреваю руки. Прикидываю диаметр дупла, вырубаю добрый клин и почти в полной темноте спускаюсь к дуплу, где ворчат собаки. С трудом расконопачиваю дыру, вытягиваю рукавицы и забиваю клин. Прикладываю ухо к стволу: что-то слышится внутри, не то цара­панье, не то шипенье. Ничего, голубчик, потерпишь до утра.
Ночь была тяжелой: раз пять кипятил чай, бегал вокруг огня, пытался вздремнуть, повернувшись спи­ной к костру, но мерзли нос и щеки, стальной холод пробивал куртку с боков. Лайки проглотили поджа­ренную тушку белки, кусочки свиного сала, полбул­ки хлеба. Конечно, этого недостаточно, и собаки, по­крутившись у огня, ушли к добыче и время от вре­мени оглашали тайгу недовольным лаем.
Категория: Байкальская сторона ч. 1 | Добавил: anisim (22.09.2011)
Просмотров: 1203 | Рейтинг: 5.0/10 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>