Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Среда, 14.04.2021, 09:11
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Заповедник на Байкале


Жизнь заповедного леса 2
В лесах пояса таежных предгорий много черной смородины, голубики и другой ягоды. Смородина рас­тет на берегах бурных таежных ключиков. С вечным говорком или громким шумом бегут они со склонов, местами буквально продираясь сквозь заслоны мощ­ных каменных россыпей, и иногда надолго теряются в них. Тогда откуда-то из глубины земли лишь мягко доносится голосок бегущего потока. В огромных «мно­гоэтажных» россыпях тонут целые речки, как, напри­мер, Давше.
Верхняя граница пояса таежных предгорий упира­ется в пвдгольцовье. Это следующий пояс вертикаль­ной зональности.
Подгольцовый пояс. Он занимает пространство обычно между 1100 и 1600 м абс. высоты, 500 м по вертикали.
Пятьсот метров, кажется, не много. Но сколь же необычно все, что окружает нас теперь, в сравнении с тем, что мы видели на пути в подгольцовый пояс.
Лес значительно поредел. Стоят вокруг нас могу­чие кедры и пихты, не плотной стеной, как в поясе та­ежных предгорий, но поодаль друг от друга. Старожи­лы, ветераны, каждое дерево достойно отдельного опи­сания! Они помнят очень далекие времена. Сколько пролетело над ними бурь и ветров, сколько гроз и гор­ных обвалов они слышали, сколько снегов повидали на своем веку!
Кроны их шумят ровно, спокойно, умиротворенно.
Злой ветер не пригнет их стволы. Ничем не удивишь этих великанов, не запугаешь — они знают, что ника­кой ураган не живет дольше теплых и ласковых вет­ров, никакие тучи не закроют навек глубокое горное небо. Прозрачные ледниковые зеркала — озера, что лежат у их ног, не закроют навечно суровые льды и снега. В них всегда они будут любоваться отражени­ем своего величия.
Кое-где к кедрово-пихтовым паркового типа лесам примешивается в подгольцовье береза, реже тополь. По закрытым от Байкала склонам к верхней границе леса пробираются и ели, но обычно там господствуют пихта, береза и кедр.
Если смотреть с какой-либо вершины на противо­положный склон в пределах подгольцовья, видно, с каким трудом взбираются пихты к верхней границе леса. Темной сплошной стеной стоит лес в поясе та­ежных предгорий. В нижних частях подгольцовья он почти такой же, но появились просветы — лес редеет. Еще выше различаются группы деревьев, и очертания их все более принимают форму клина, направленного острием вверх, к вершине. Выше и выше поднимает­ся склон, острее и острее становится клин. И, нако­нец, самую вершину, самое острие клина составляют два-три дерева. Они стоят на пределе возможного, вы­ше подняться нельзя, там нет для дерева жизни. И эти, последние, пробравшиеся под самую шапку голь­ца, кажутся разведчиками, посланными вверх теми, что плотной стеной молчаливо стоят внизу и напря­женно следят за ними.
В подгольцовье уверенно чувствует себя береза. Но стволы деревьев там сильно искривлены и скру­чены, крона их начинается почти от самой земли. Ра­стут березы и в одиночку, и группами. Сильно развит здесь полиморфизм, много гибридных форм, разли­чить которые может лишь специалист-ботаник. Там, где березы произрастают на почвах, сильно увлажнен­ных проточной водой, под их кронами буйно разрас­тается разнотравье. Травы здесь достигают высоты полутора метров.
Под пологом леса, а также и на открытых местах хорошо чувствуют себя кустарниковые формы берез, стелющиеся ивы и, конечно, кедровый стланик. Этот последний и сам способен создать почти непроходи­мые джунгли, но во многих местах подгольцового по­яса присоединяются к нему заросли кустарниковых берез. И тогда — если и есть в горах, по уверениям туристов, непроходимая тайга, то вот она! Кедровый стланик зачастую разрастается столь плотно и так пе­реплетаются его толстые ветви, что за час не про­дерешься и 200 м. Там и лезть-то приходится по этим ветвям, долго не опускаясь на «землю», которую за­частую представляют россыпи валунов, далеко не об­катанного вида, с острыми гранями, ноги о них по­ранить ничего не стоит. Полумрак стоит на дне этих джунглей.
Тяжелый ход по зарослям кустарников в подгольцовье! Такие трудные участки приходится обходить стороной, где можешь.
При урожае орешков кедрового стланика жизнь ключом бьет в этих темницах: птицы, бурундуки и прочая мелочь, соболи и, конечно, медведи пируют там. Даже поселившиеся где-нибудь по соседству черношапочные сурки — тарбаганы —лакомятся орешка­ми, которые достаются им с большим трудом. Тело сурка в августе похоже на мешочек, налитый жиром. Лапы не приспособлены лазать по ветвям: толстые, короткие. Уморительно смотреть, как неуклюже ба­лансирует сурок на ветви, пытаясь лезть по ней к ви­сящим шишечкам. Дело, после лихорадочных попы­ток выправиться на ветви, бывает, заканчивается па­дением с нее. Но зверь, оглядевшись и прослушав, пронюхав окружающее пространство, снова лезет на куст-. Затраты стоят результата — орешки очень ка­лорийный, ценный продукт.
Столь буйно стланик разрастается на горных скло­нах при относительно слабом иссушающем действии ветров и существовании зимой мощного снегового покрова.
В заповеднике есть заросли стланика высотою до трех метров; на почве там почти никаких трав нет, лишь ютятся мхи да лишайники на ветвях кус­тарника.
Но кедровый стланик далеко не повсюду обра­зует столь густые заросли. На таких участках кусты его стоят отдельно друг от друга, напоминая огром­ные темно-зеленые чаши. Кажется, пространство меж­ду кустами чьей-то аккуратной рукой засеяно ровны­ми кустиками ягеля, который реденько присыпан по­желтевшей хвоей. Здесь же растет березка Мидден-дорфа.
Удовольствие шагать по таким зарослям! Не надо продираться сквозь кусты, перелезать через валеж­ник, прыгать по камням.
Кедровый стланик в заповеднике поднимается до 2200 м над уровнем моря. Как и деревья, верхнего предела достигают лишь отдельные кусты или кур­тины их. Вид они имеют угнетенный и низкорослый.
Под пологом древесно-кустарниковой раститель­ности в подгольцовье обычен баданово-черничный по­кров. Трав почти нет, зато они господствуют на высо­когорных лугах.
Луга эти по характеру травостоя делятся бота­никами на альпийские, субальпийские и нивальные луговины. Располагаясь в верховьях рек заповедника, луга занимают важное место в образовании подголь­цового ландшафта. На сером фоне каменных гор они выделяются сочной густой зеленью и многочисленными цветами: белыми ветреницы, оранжевыми купаль­ницы, фиолетовыми генцианы, сиреневыми герани. Около 50 видов растений цветет на высокогорных лугах. Л всего в высокогорье Бар­гузинского хребта ботаник В. Н. Сипливинский на­считал 466 видов растений.
До чего красив такой луг в конце июля! Все цвета радуги собраны им, раскинулся он где-нибудь на бе­регу ледникового озера, полного темно-синей воды. И все это на фоне густой зелени трав и кедрового стла­ника.
В горах стоит тишина, лишь изредка свистнет черношапочный сурок, упадет со скалы камень, да мягко журчит в россыпях ручеек. Горы берегут тишину яр­ко цветущего луга.
Гольцовый пояс. Пройдя всю долину горной реки и поднявшись на перевал, мы оказываемся в преде­лах последнего пояса Баргузинского хребта — голь­цового.
Нижняя его граница лежит в пределах 1400— 1700 м. абс. высоты. Вокруг громоздятся серые гор­ные вершины главного водораздельного гребня. Кое-где видны медленно тающие снежники, за некоторые вершины зацепились облака. Здесь прохладно и по­чти всегда ветер. Тундра, царство мхов и лишайников.
На местах сильного увлажнения где-нибудь около снежника или ключика толщина мохово-лишайникового ковра достигает 25 см. Этот ковер никогда не просыхает, под ним всегда сыро. В нем прячутся кус­тики стелющихся ив и кашкары-черногрива, выстав­ляя на поверхность лишь кончики ветвей с соцветия­ми. В период цветения кажется, будто бледно-желтые цветочки кашкары лежат прямо на мхах и лишайни­ках.
Все здесь носит отпечаток суровости климата. Высшие растения чрезвычайно бедны; та травка, что все же выстояла здесь, вид имеет самый жалкий: реденькая, чахлая, она прячется от холода и жгучих ветров где только возможно — среди лишайников, мхов, за камнями. Ее секут переносимые ветром ча­стицы субстрата и снега.
Ботаники в гольцовом поясе заповедника выде­лили 14 формаций растительности: ивовые кустар­ники, фрагменты стлаников, альпийские луга, нивальные луговины, черничные, разнотравные пусто­ши, осоковые, гипновые, сфагновые болота, рододен­дроновые, кустарниковые, типчаковые, щебенистые и каменистые тундры. Кроме того, на высотах более 2100 м абс. высоты выделяются: флора мезофильных и ксерофильных растений высокогорных скал, нивальные луговины и кобрезиевые пустоши.
Среди многих уродливых образований и просто паразитов леса на березах, очень редко на ольхе, иногда встречается любопытнейший организм. В Си­бири называют его чагой. Чагу знают все местные жители, в заповеднике она кое-где встречается, и я решил немного рассказать о ней.
В народной медицине Востока, Прибалтики, Польши и других областей северного полушария чага исстари считалась целебным средством. Ее и сей­час применяют в народной медицине.
До недавнего времени чагу использовали охот­ники на промысле вместо чая. Народное представле­ние о чаге как о наплыве весенних березовых соков, засыхающих на солнце, неверно, чага возникает в результате деятельности грибка, разлагающего дре­весину. Поселяется гриб в местах механического пов­реждения коры и древесины березы.
Работая в Баргузинском заповеднике, на мно­гих своих маршрутах попутно я старался найти ча­гу и провести некоторые доступные мне исследо­вания. Наблюдения проведены на западном склоне Баргузинского хребта в полосе шириною до 32 км от Байкала в глубину гор и длиною в 130 км по побе­режью, т.е. обследована площадь около 42 км2.
Маршруты были проложены по долинам рек, водоразделам, склонам гор. Были пройдены долины 13 рек, обследован также берег Черского.
Обнаруженной чаге давалась характеристика: размеры, предпосылка к возникновению, высота расположения на стволе, форма, масса (было взве­шено лишь несколько чаг, в остальном масса опре­делялась приблизительно, чтобы не срубать чагу).
В результате получены следующие данные. Чага возникает на месте механического повреждения ко­ры и древесины дерева. Из 73 обнаруженных чаг образовалось: на морозобойных трещинах 36 (49%), на месте выпавшего сучка 28 (38%), от случайных повреждений дерева 8 (11%), от неустановленных причин 1 чага.
Наилучшие условия для возникновения и раз­вития чаги в Подлеморье —на высоте до 600 м над уровнем моря. Это пояс прибрежных низменнос­тей.
Средняя высота расположения чаги на стволе — 1 м 96 см (амплитуда 12 см — 6 м). Чага возника­ет на деревьях, диаметр которых на высоте 150 см от корней не менее 7 см.
По морозобойным трещинам, как правило, раз­вивается серия отдельных чаг различных размеров и массы, которые иногда срастаются в одну чагу, указывающую своей формой ход занятой трещины. Такую огромную чагу массой около 24 кг обнаружил я в долине реки Таркулика.
Чага разрушает древесину, в месте ее возник­новения в толще ствола образуется гниль темно-коричневого цвета, которая распространяется в дре­весине и задерживает развитие дерева. На 1 га та­ежных угодий Подлеморья приходится в среднем около 600 г чаги.
Вероятность возникновения чаги обусловлена комплексом предпосылок, в частности возрастом ле­са, его густотой, обдуваемостью ветрами, экспози­цией склона, солнечным освещением и другими осо­бенностями микроклимата, прямо или косвенно оп­ределяющими возможности повреждения коры и дре­весины.
Наиболее удачное сочетание благоприятных для возникновения чаги факторов обнаружено в низовье реки Таркулика в южной части заповедника. Непо­далеку от берега Байкала там начинается подъем на гору высотой около 700 м абс. высоты. От по­дошвы до верхней трети гора покрыта кедрово-пихтовой тайгой с примесью лиственницы и редких мо­гучих берез больших возрастов и высоких бонитетов. Диаметр стволов берез на высоте в полтора метра от земли достигает 50 см. Лес старый, густой, высо­кий. Под его пологом растут редкие кусты ольхи. Склон южный, до 20°, обращен к Байкалу. С севера участок закрыт мысом Зырянским, но его свободно обдувают ветры южного направле­ния.
Здесь было обнаружено настоящее «коренное месторождение» чаги, она встречается на каждой 10—15-й березе. На 0,35 га учетной площади я на­считал 11 чаг общей массой около 29 кг. Было это в 1959 году, теперь чаги стали еще крупнее, но неко­торые уже, конечно, погибли.
Тихо, молчаливо под пологом старого леса на стволах берез зловеще растет этот странный, ни на что не похожий гриб. И дерево, на котором он по­селится, обречено, рано или поздно гниль разъест ствол и береза погибнет. Вместе с ней погибнет и чага — на мертвых стволах она не живет.
Категория: Заповедник на Байкале | Добавил: anisim (23.10.2010)
Просмотров: 1869 | Рейтинг: 5.0/8 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>