Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Воскресенье, 27.09.2020, 11:51
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Заповедник на Байкале


Росомаха и выдра
Росомаха. Изредка в Подлеморье, в заповеднике же несколько чаще, можно увидеть след этого неуто­мимого бродяги. Благодаря своим широченным лапам росомаха свободнее других зверей передвигается по высокому снегу, добывая все, что ей под силу.
Звери эти совсем не безобидны, хотя и приносят некоторую пользу как «могильщики», уничтожая падаль — возможный источник эпидемических бо­лезней.
В некоторых книгах зоологи писали, что росома­хи нападают даже на молодых лосей, изюбров, север­ных оленей. На самом деле эти сравнительно неболь­шие хищники успешно нападают даже на взрослых лосей. Однажды я наткнулся на только что загрызен­ного росомахами взрослого марала. Слыша мое при­ближение, хитрые добытчики изо всех сил торопи­лись, чтобы забросать снегом, спрятать от посторон­него свою добычу, еще теплую.
С осени, пока мало снега, росомахи широко бро­дят по тайге. Время от времени, по мере выпадения снегов, они проходят по своим старым тропам, под­новляя их. Эти тропы всю зиму служат зверю хо­рошую службу.
Тихо бредет по тропе росомаха, не затрачивая энергии на преодоление снегов, как это приходится делать некоторым другим хищникам, не говоря уже о копытных зверях. Бредет и слушает — не кормится ли где лось, марал или другой зверь. Заслышав шо­рох, росомаха покидает тропу и со свежими силами быстро догоняет жертву. Снег — великий помощник росомахе в охоте, поэтому она предпочитает промыш­лять не там, где много зверя и малые снега, но там, где ввиду высокоснежья копытные, хотя их и мало, находятся в трудном положении.
Росомахи — отчаянные бродяги, но это вовсе не значит, что они всегда держат путь только в новые края. Совсем нет, просто у них огромный, по сравне­нию с другими животными, район охоты, и звери бродят в его пределах. Что заставляет росомах так много бродить? Конечно, не склонность познать мир или полюбоваться красотами тайги. Звери, как пра­вило, бродят ровно столько, сколько необходимо, что­бы найти пищу и насытиться. Росомахи зимой в зна­чительной мере питаются также падалью и остат­ками от чужого стола, а такой еды в тайге не так уж много, кроме того, на нее есть и другие охотники, скажем, вороны. Вот и бродят по тайге росомахи десятки километров за сутки.
Охотники не любят росомах. Мех этих зверей це­нится не дорого, кроме того, это на редкость ворова­тый зверь. Она, случается, ходит по следам охотни­ков, расставивших ловушки на соболя и других цен­ных зверей, и пойманную капканом добычу съедает. Забравшись в зимовье, правда, бывает это редко, грабит все запасы: и добытые шкурки пушных зве­рей, и продукты. Как-то в зимовье за северной гра­ницей заповедника росомаха пыталась прогрызть пя­тисантиметровой толщины лиственничные доски ящи­ка, в которых лежали капканы. Они были в заводс­кой смазке, которая и привлекла росомаху. Она на­верняка добралась бы до них, если бы не наш приход.
Росомахи — близкие родственники царя лесной пушнины соболя, хотя сами в наказание за лютый нрав и вороватость носят невзрачную бурую шубенку.
Питание, а также вред, приносимый росомахой пого­ловью животных заповедника, можно оценить, ана­лизируя содержимое экскрементов этого зверя: шерсть и остатки костей таежного северного оленя — 30%, остатки кабарги—10%, скорлупа кедровых орехов — 30%, шерсть мышевидных грызунов 20%, перья птиц—10% и кости рыбы — налима. Несом­ненно, набор кормов росомахи гораздо шире, просто у нас было мало материала о более полном суждении.
Росомаха так же, как и многие другие виды зве­рей в заповеднике, специально не изучалась, но из других районов известно, что масса животных колеб­лется в пределах 12 — 32 кг, длина тела 80 — 90 см. Период размножения у них сильно растянут, и быва­ет, что мать ходит с прибылыми около года.
О встречаемости следов росомахи в заповеднике могут кое-что сказать мои наблюдения. За ноябрь, декабрь и февраль было пройдено по тайге около 500 км и встречено всего шесть следов росомахи. При .высоте снега около 50 см зверь погружался в него лишь на 6 — 8 см. Всего в заповеднике живет, веро­ятно, около 10—15 росомах.
Выдра. Благодаря особой прочности и незауряд­ной красоте меха, выдру всюду интенсивно добыва­ли, и зверь до сих пор нигде не достиг высокой чис­ленности. Кроме того, особенность биологии выдры, а именно жизнь на реках, также ограничивает чис­ленность этого зверя, ведь не везде есть полыньи и рыба зимой. Короче говоря, выдра — зверь довольно требовательный к своим местообитаниям. И питает­ся он в основном рыбой.
В сравнении с другими районами выдру в заповед­нике можно назвать обычным зверем. Следы ее при­сутствия здесь обнаруживаются на берегах всех бо­лее или менее заметных речек, но наиболее часто они встречаются по Сосновке, Таркулику, Большой и Керме.
В заповеднике, как, вероятно, и во всем Подлеморье, заметна характерная закономерность в эко­логии выдры, на которую впервые обратил внима­ние О. К. Гусев. В мае на икрометание в реки запо­ведника поднимается из Байкала очень много хариуса. Он пробирается во многие, даже и маленькие — та­кие, как Дугульдзеры, —речонки и лето проводит в них. Туда же проникают выдры. Но к сентябрю большая часть рыбы скатывается в приустьевые участки рек и в Байкал. Здесь появляются и выдры. Звери живут в прибрежной части озера, в низовьях рек. Так продолжается до ледостава на Байкале. И тогда выдры вновь поднимаются по рекам, по реке Большой они поднимаются до 35 км и выше от устья. Здесь они находят порожистые участки с незамерза­ющими полыньями и всю зиму кочуют от полыньи к полынье, добывая бычков и остающихся на зиму хариусов. Следует заметить, что некоторые звери зимуют в полыньях у Байкала, они иногда встреча­ются и на льду его берега. На реке Большой около Горячих Ключей и Керминских порогов между по­лыньями у выдр встречаются целые «волоки». Выдра делает несколько прыжков по снегу, затем, сколько может, скользит на брюхе. Быстрая и ловкая в во­де, на суше выдра производит впечатление зверя мед­лительного, во всяком случае даже по целине на камасных лыжах ее вполне можно догнать.
Случается, что все полыньи на родной речке за­мерзают, и выдры предпринимают довольно значи­тельные переходы. И вот тогда-то особенно помогает выдре умение не только с малейшего уклона, а и на ровном месте экономить силы, скользя на брюхе до 7 м после трех-четырех прыжков.
Выдра — великий умелец добывать рыбу, она хватает стремительных хариусов даже в бурливом гор­ном потоке. Как-то, пробираясь по тайге, мы подо­шли к горной речке, на которой прямо перед нами была видна узенькая полынья. Быстрое течение вы­брасывало на края воду, и она тут же замерзала, на глазах затягивая узенькую трепещущую полоску. Вдруг, протиснувшись сквозь эту щелку, на лед, как привидение, вылезла выдра. Посидев некоторое вре­мя, она мягко скользнула обратно, но не успели мы сделать и пару шагов, снова появилась. На этот раз зверь держал в зубах бьющегося хариуса. Выдра, прокусив рыбе голову, приготовилась к трапезе, но гулкий в таежной тишине щелчок затвора фотоап­парата будто смахнул ее под лед вместе с добычей.
Сильные ледяные заторы в период ледохода или ледостава на реках иногда губят выдр, не успевших выбраться на берег. Вообще такую угрозу звери хо­рошо чувствуют и в это время почти не спускаются под лед. Гибнут, по-видимому, только молодые, не­опытные еще звери. Во всяком случае, обнаружен­ный мною однажды в устье реки Сосновки труп такой выдры — раздавленный, растертый льдами — принад­лежал молодому зверю.
О плотности населения выдры в заповеднике мож­но судить по материалам с рек Большой и Кермы — на 35 км течения этих рек обитает 7 — 9 зверей. Тако­ва же плотность населения выдр по рекам Сосновке и Таркулику. Всего же в заповеднике, по самым при­близительным данным, обитает около 30—50 выдр.
Одна семья — мать и два выдренка — жила од­нажды в Тайменьем улове на реке Большой, и мне довелось наблюдать за ними. Выдрята резво играли в воде; гоняясь друг за другом, они вылезали и на бе­рег, но дальше 10 м от реки не убегали. Мать сле­дила за ними и за окружающим пространством. Она, «причалив» к берегу, высунула голову и несколько минут озиралась, затем выбралась и замерла среди деревьев у самой воды. Выдрята были длиной около метра, мать около 1,3 м и значительно мощнее мо­лодых.
Мой резкий свист мгновенно насторожил выдру, она посмотрела в мою сторону, через речку, и, види­мо, сразу увидала меня. Мать и один выдренок «слетели» в воду и быстро уплыли вниз по течению, а. один, замешкавшись и потеряв своих, сидел в во­де и, выставив морду, жалобно свистел. Свист резкий с металлическим оттенком «сцвиить — сцвиить» до­несся с дальнего поворота, и выдренок уверенно ри­нулся туда.
О размножении выдры в Восточной Сибири почти ничего не известно, также мало изучены и другие стороны биологии этого зверя. По аналогии с мате­риалами из Забайкалья и с реки Пепжины можно считать, что приплод появляется в апреле — мае, но известно появление молодняка вплоть до декабря. Число щенков в помете бывает два-три, до пяти, но редко.
Выдру, застигнув вдали от спасительной полыньи, могут загрызть росомаха, рысь, волк. Но волк в за­поведнике очень редок, а рысь появилась там лишь в 1972 году и также в очень малом количестве. Оста­ется единственный реальный враг —росомаха, хотя взрослая выдра может оказать этому хищнику серь­езное сопротивление.
Категория: Заповедник на Байкале | Добавил: anisim (23.10.2010)
Просмотров: 2588 | Рейтинг: 5.0/9 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>