Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Понедельник, 26.06.2017, 15:07
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Великий Сибирский путь


Пути сообщения в Сибири
 ПУТИ СООБЩЕНИЯ В СИБИРИ
 
Литературные источники XI века сообщают нам о похо­дах новгородских княжеских дружин за Урал. Более ранних письменных документов о подобных событиях, по-видимому, не сохранилось. Однако вполне естественно предположить, что походы в неведомые земли могли со­бирать только князья, хорошо знавшие, куда и зачем вес­ти свои дружины. Эти знания могли сложиться лишь из достоверных сообщений новгородцев и их соседей, давным-давно (и не раз) побывавших за Уралом. И не столько устные рассказы, сколько доказательства вещественные в виде драгоценностей и мехов могли убедить князя, что в продолжительный и тяжелый, полный опасностей поход нужно созывать дружину. Из летописей следует, что тор­говля с зауральскими народами велась регулярно. О похо­дах и торговле сообщается как о явлениях, обычных для жизни Великого Новгорода.
 
Но в те далекие времена продвигаться за Урал можно было лишь звериными тропами да попутными речными до­линами. Из более поздних источников мы узнаем о Сибир­ском тесе, когда первые тропы быстро превращались в караванные пути. Для перевозки грузов стали пользоваться вьючными лошадьми и даже верблюдами. Так за земле­проходцами двинулись в Сибирь вольные люди. Они об­живали новые места, собирали обильные урожаи, разводи­ли скот, налаживали промыслы. Приволье и богатства манили к себе все больше и больше переселенцев, не бояв­шихся великих трудностей и опасностей, повсеместно встречавшихся на длинном пути.
 
Попытки улучшить сухопутные дороги не приводили к успеху. Отдельные участки дорог, проходившие через болота, и наспех собранные мостики через ручьи и речки требовали постоянного наблюдения и ремонтов, но пересе­ленцам было не до заботы о дорогах.
 
Уже в XVI веке возникла необходимость обеспечить регулярное сообщение с Сибирью и Дальним Востоком. Но только в 1689 году была учреждена государственная почта от Москвы через Тобольск до Нерчинска, а через Якутск — на Камчатку. Три раза в год увозили почту из Москвы на далекую северо-восточную окраину Российской империи. Пользовались гужевыми дорогами, вьючными тропами, а в период короткого северного лета плыли по рекам. В первой четверти XVIII столетия почта в Сибирь отправлялась уже каждый месяц. Это было большим co­бытием, ибо даже из Санкт-Петербурга в Москву почта уходила лишь два раза в неделю. Почтовые караваны в Сибирской степи, в горах Забайкалья, на Охотском по­бережье, на Камчатке, Чукотке, Аляске ожидались с не­терпением. Быстрые тройки, запряженные в возки, вере­ницами бежали по ледяным просторам. Далеко разноси­лись голоса ямщиков и жандармов; перезвон колокольчи­ков возвещал редких поселенцев о приближении государ­ственной почты.
 
Одновременно строили Московский (Большой Сибир­ский) тракт. В 1735 году тракт достиг города Нерчинска в Забайкалье. В пределах Сибири Московский тракт про­ходил от Тюмени через Тобольск, Тару, Каинск, Колывань, Томск, Енисейск, Иркутск. От Култука отклонялся кара­ванный путь на юг. Он пересекал высокие горы, а затем выходил к озеру Хубсугул в Монголию. Главный ход трак­та вел к Верхне-Удинску (Улан-Удэ), где дорога снова разветвлялась. Одна ее ветвь убегала на юг, к Кяхте, уходила в Монголию и заканчивалась в Китае, а другая приводила через Нерчинск, к Сретенску, на берега полно­водной   реки   Шилки.   Станица Сретенская — восточная оконечность тракта—-к XIX веку стала самым крупным торговым пунктом на всем участке от Верхне-Удинска до Охотского моря. Ее торговый оборот превышал миллион триста тысяч рублей в год. От Сретенска до Хабаровки (с 1880 года—Хабаровск), до Николаевска-на-Амуре и до Владивостока ездили зимой по льду рек, летом — па­роходами.   От   Томска   начиналось ответвление на Куз­нецк; Чуйским старинным трактом от города Бийска под­держивали торговые связи с Монголией и Китаем. Этим же целям служили Бухтарминский ход, начинавшийся от Семипалатинска, и Тункинский — от Иркутска. От Иркут­ска шли также верховые тропы на Братск и Якутск.
 
Все сухопутные дороги начинались от великих сибир­ских рек и их притоков — Тобола, Томи, Иртыша, Бии, Ангары, а главная почтовая артерия Сибири заканчива­лась у судоходной Шилки. Грузы на караванные пути в Китай, Монголию, Якутию поступали как с главного Московского маршрута, так и с речных пристаней. Учас­ток дороги от Тюмени до Тобольска обслуживался и ре­гулярно ремонтировался уже к 1601 году, а к 40-м годам XVIII века вся трасса Московского тракта была вымерена, поставлены были верстовые полосатые столбы, открыты ямщицкие станции.
 
Сибирские губернаторы селили вдоль тракта на постоянное жительство ссыльных, здесь же оставались окончившие срок службы солдаты, находили приют беглецы из центральных областей России и особенно «пострадавшие за веру в истинного бога» — раскольники, выделялись в этих местах наделы и для переселенцев. По мере освоения пахотных земель, развития скотоводства государственная дорога покидала долины рек, по которым пролегла перво­начально, и смещалась к югу. Почту стали возить от Тю­мени через Ялуторовск, Ишим, Тюкалинск, Каинск, Колывань, Томск, Мариинск, Ачинск, Красноярск, Иркутск. Остались в стороне от столбовой дороги Тобольск, Нарым, Енисейск.
 
На долгое время был покинут Северный морской путь. Зарастали тропы землепроходцев. Быстро хирели некогда могучие и славные города Сибири Мангазея, Березов, Сургут. Зато возникали и быстро развивались ранее ни­кому не известные Челябинск, Курган, Петропавловск, Омск, Татарск, Ново-Николаевск (Новосибирск), Красно­ярск. В конкуренции между речными и сухопутными доро­гами в Сибири первое место осталось за хозяевами ям­щицких станций. Еще в XVIII веке тобольский служивый человек, известный географ Сибири Семен Ульянович Ре­мезов в «Чертеже сибирских градов и земель» подсчитал продолжительность путешествия по сухопутным дорогам от Тобольска до Нерчинска. Путь этот, по расчетам Ремезова, занимал три месяца и шесть дней, тогда как по север­ным речным дорогам путешествие длилось полных десять месяцев. Даже царский посланник Николай Спафарий провел в пути по рекам между этими городами восемь ме­сяцев и один день. Обычные смертные находились в доро­ге на Дальний Восток по году и больше.
 
В первой половине XIX века по всему Великому Си­бирскому пути раскинулись поселки и большие села, на­селение которых наряду с хлебопашеством и скотоводст­вом занималось извозом и несло государственную ямщиц­кую службу. Многие ссыльные после окончания срока на­казания получали разрешение вернуться на родину. Уез­жали в Польшу, на Украину, на Кавказ. Но привычки к сибирскому раздолью, к суровой и опасной жизни манили и звали назад, и значительная часть из числа недавно, казалось бы, навсегда покинувших Сибирь, возвращалась обратно. Приезжали снова и нашли здесь свою судьбу киевляне, полтавчане, грозненцы, варшавяне, тифлисцы.
 
Бурная жизнь текла по большому Московскому тракту. На участке от Томска до Иркутска, например, ежегодно отправлялось в путь до 20 тысяч извозчиков и до ста ты­сяч конных подвод. А Джордж Кеннан только за один день встретил в пути к Тюмени 1445 подвод. Сотни постоялых дворов, фуражных складов, тележных, санных, сбруйных мастерских едва успевали обслуживать проезжавших по тракту ямщиков и извозчиков. Хомуты, дуги, шлеи, черес­седельники, седла и уздечки; рогожные кули, короба, пле­тенные из ивняка; дощатые ящики часто были самым дефи­цитным товаром. Десятки тысяч людей и сотни тысяч ло­шадей не всегда могли справиться с перевозками грузов и пассажиров. На постоялых дворах, в кабаках и обжорках горячие — с пылу, с жару да с пару — сибирские пель­мени, чарка водки, а потом крепкий, обжигающий чай из пузатых ведерных тульских самоваров согревали и путе­шественников, и возниц, промокших летом под проливным дождем во время длинного пути или замерзших было на лютом сибирском морозе из-за того, что потеряли дорогу в непроглядной сиежшй пурге, а то и вовсе переночевав­ших где-то в бескрайней степи. По общему признанию пу­тешественников, чай на сибирских трактах всегда, а на ночь — чай с брусникой был наслаждением и необходи­мостью, и пили чай с пирогами, блинами, оладьями, ка­лачами или просто с вкуснейшим и ароматным сибирским хлебом, по утверждению А. П. Чехова, «с остервенением». Чаем лечились от простуды и от утомления, предваритель­но напарившись в потогонных сибирских банях.
 
В больших городах богатые путешественники останав­ливались на более длительное время и находили отдых в сибирском, иркутском, даурском и других «подворьях», и где за большие деньги были открыты двери и ресторанов, и «нумеров».
 
Простой люд — обозники — летом ночевали под откры­тым небом. Проезжающим по тракту то и дело встречались поодаль от дороги таборы из груженых телег с поднятыми в небо оглоблями, виднелись силуэты десятков пасущихся коней, а у костров — бородатые мужики и трепещущие в отблесках пламени листья берез.
 
Весь тракт был разделен столбиками с прибитыми к ним дощечками на участки разной длины. За содержание участка тракта между столбиками отвечало общество крестьян одного из притрактовых сел. Только растает на дороге снег, как тысячи крестьянских подвод тянулись из деревень на тракт. Ехали целыми семьями. Спешили до начала пахоты сделать необходимый ремонт тракта. Ран­ней весной исправляли гати на болотах, ремонтировали или строили новые мосты, копали и подвозили грунт для засыпки колдобин. Заболоченные участки укладывали хворостом, на хворост кидали землю и, как слоеный пирог в несколько пластов, поднимали низкие места дороги.
 
Всем хватало работы: и мужчинам, и детям, и женщи­нам. Вставали до утренней зари и ложились спать затем­но: торопились выполнить ненавистный урок и вернуться на свои пашни и огороды. Труда крестьянского расходова­лось непомерно много, а качество ремонтов было плохим, потому что руководили работами сельские старосты или приезжие заседатели, сами зачастую не знавшие, что и как нужно делать. Навещал заседатель и ворчливо тре­бовал срезать бугры, засыпать ямы. Но хитрюги-старосты отлично понимали, зачем пожаловал уездный чиновник. Собирали «мир», подносили взятку, и уезжал довольный заседатель, одобряя сделанную работу и не замечая боль­ше ни ям, ни бугров... Наконец все работы закончены, и ждут мужики исправника, гадают, какой он заломит вы­куп за тракт. Тут уж не поторгуешься — уедет полицей­ский начальник, и будешь ждать всю весну, когда он по­желает в другой раз явиться. Щемит мужичье сердце: и денег жалко, и сеять давно нужно, а еще пашни не паха­ны,. Но вот появляется высокое начальство. Староста заискивающе спрашивает: «Ваше высокоблагородие, мож­но нам по домам ехать?» — «Нет, нельзя! За выкуп трак­та — 300 рублей, тогда поедете». Староста высчитывает, сколько с кого собрать денег. Крестьяне ропщут и, про­клиная свою жизнь, соглашаются. Взятка принята, все рады, тракт пустеет, труженики разъезжаются по домам.
 
В Восточной Сибири и Забайкалье самые тяжелые и необжитые участки дорог, заболоченные и глинистые, за­крепляли за бурятами, селения и улусы которых были удалены от тракта не на одну сотню верст. И не удиви­тельно, что здесь дорога всегда была в плохом состоянии, а в ненастные дни становилась совсем непроезжею. Поэто­му несколько позднее ввели повозный денежный сбор. Участки тракта, на которых общество крестьян было бес­сильно что-либо сделать, да и не знало, как вести ремонт, чтобы исправить дорогу, стали ремонтировать специаль­ные бригады, во главе которых стояли дорожные подряд­чики.
 
Узкая полоска столбовой дороги с ее ответвлениями уже в то время не могла обеспечить экономического разви­тия и освоения Сибири. В «Спутниках для проезжающих» по дорогам и трактам Зауралья подробно описывались си­бирские пути сообщения. Представляли они на значитель­ном протяжении вьючные тропы. Во многих местах во вре­мя весенних и осенних распутиц и летних проливных дож­дей всякое сообщение по дорогам приостанавливалось на недели, а иногда и на месяцы. Многодневные стоянки у речных переправ изматывали путешественников. «Спут­ник» сообщал, например, что езда по тракту от Иркутска до Якутска возможна на значительном протяжении летом на лодках и пароходах только по реке Лене, а зимой — по льду реки. Такое путешествие до Якутска ярко описал В. Г. Короленко, проехавший в ссылку из Иркутска до Амги на вьючных лошадях и на волах, на лодке по реке Лене, а затем возвратившийся из ссылки обратно по льду на тройках, запряженных в сани лошадей. В периоды ле­дохода и ледостава проехать по Якутскому тракту было невозможно. И не случайно в государственной переписке узаконилось выражение «период почтостояния». Длился этот период, когда невозможно было добраться от То­больска до устья Оби, от Иркутска до Якутска, от Байка­ла до восточного побережья, по три-четыре месяца в году.
 
В 1898 году началось строительство «колесухи»— гу­жевой дороги от Благовещенска-на-Амуре через Хаба­ровск до Николаевска-на-Амуре. За одиннадцать лет си­лами каторжан и ссыльных было построено около двух тысяч верст полупроезжей дороги. Своей неблагоустроен­ностью «колесуха» представляла точную копию любых других сибирских шоссе и трактов. А. П. Чехов, проезжая на Сахалин, назвал весь Московский тракт «самой боль­шой и самой безобразной дорогой на всем свете», по кото­рой с большим трудом можно было добраться до Томска, а от Томска до Иркутска. «Почтовые телеги,— писал А, П. Чехов,— по 10—20 часов просиживают в грязи око­ло разных Козулек и Чернореченских, которым нет числа». «В продолжение всего года дорога остается невозможной: весной — грязь, летом — кочки, ямы и ремонт, зимой— ухабы...»
 
Кроме всех прочих невзгод случались на тракте разбои, грабежи и убийства. Возвращавшийся из Китая в период строительства Транссибирской магистрали русский дипло­мат Ю. Я. Соловьев оставил такие невеселые воспомина­ния: «Пришлось триста верст ехать в тарантасе днем и ночью, но по ночам не спать и держать в руках заряжен­ные револьверы. Отлогие, но продолжительные подъемы были опасны с точки зрения ночного нападения. По сторо­нам дороги сплошь и рядом попадались кресты — память об убитых путешественниках».

 

 

 

 

 

Категория: Великий Сибирский путь | Добавил: anisim (24.10.2010)
Просмотров: 3468 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>