Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Пятница, 18.01.2019, 03:05
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Сибирские мифы и археололгия


Вожди и шаманы - 4
В других мифах образ Дяйбанго сочетается с орнитоморфными персонажами, структурно-генетически более ранними, чем в предшествующем мифе. «Утка вниз пошла и маленько земли принесла. Утка черная и земля черная... Землю положили на сопку. Царапали землю, и сопка ста­ла, на ее вершине Солнце-Мать родила — теплый день дала. Трава вышла, сухо стало. От Солнца, Коу-Нямы, потом земля кругом стала, эта Уткой принесенная земля... Гагара к Дяйбанго полетела и сказала, что земля сде­лалась».
Дяйбанго, по представлениям нганасан, находится на­верху, «недалеко от Солнца, но ближе к Земле». Дяйбанго «лучше всех, совсем хороший, жалеет людей, помогает в промысле, в жизни. Мы — дети Дяйбанго»,— говорили нганасаны о своем любимом мифическом герое и первопредке. Именно Дяйбанго добыл людям домашних оле­ней, жилища-чумы, огонь; он был весь изранен, борясь с силами зла. Древние боги говорят ему: «Все просишь — как давать столько? Так он все просит, потому что народ земли его просит, жить просит». Так представляют люди традиционной культуры образ своего древнего героя, при­внося в свое понимание мотивы лирики и даже своеобраз­ной сентиментальности.
Образ Дяйбанго проник и в исторические предания, примечательные наличием архаических персонажей. Так в рассказе о набеге ненцев на энцев наиболее активным персонажем выступает Дянгу (Дяйбанго). «Дянгу — не человек. Это — Дяйбанго. Он с виду всегда разный. Иногда он в виде человека с острым носом, узким лицом, век один живет... В то же время, когда Земля родилась, был один человек. Имя его — Дянгурака — Тундровый. Век живет. Диких век убивает, гусей бьет. Люди к нему придут — он убегает... В жаркое время бегает лучше оле­ня. Беда охотник! Все люди аргишили в лес, а он в тундре на берегу моря остается, в лес не хочет идти... тоненький человек, белое лицо, пестрая парка». В мире не так много традиционных культур охотников и рыболовов, предста­вители которых сохранили столь четкий образ своего ми­фологического предка, лиричные мифы о котором зароди­лись в глубинах тысячелетий.
Альбэ и Дох — два выдающихся культурных героя кетов. Мифологические характеристики их образов, струк­турно близкие, дополняют друг друга. Альбэ — типичный культурный герой, действующий в древнейшую эпоху на благо своего народа. Он — первый человек мифического правремени, создатель и преобразователь ряда природных структур «страны кетов». Особо почитаемы в ней реки. В то же время вместе с Дохом Альбэ считали и первым ша­маном. Его образ, претерпевший долгий путь мифологи­ческой эволюции, вобрал в себя черты как архаического культурного героя, так и персонажа эпоса и сказки. «Лоси поплыли и захлебнулись. Через реку не дошли они, а пре­вратились там в камни. Альбэ сидит на той стороне, ша­маном он был. Говорит: „Столба пристрелю!". Выстрелил он... Стрела Альбэ упала — и там образовалась курья (залив), оттуда вышла речка... по ней люди соболя промыш­лять стали... Лоси окаменели, и Альбэ окаменел»,— повествует небольшое сказание, объединившее в себе чер­ты мифа, сказки, а также эпоса, поскольку в нем фигури­рует эпический герой Столба. По другой версии, Альбэ простреливает ухо великану Столба, который своей игрой на музыкальных инструментах мешал ему откапывать чум Хоседам. Музыка, как видим, сопровождает деяния мифо­логических героев и в енисейской тайге, и в цветущих ви­ноградниках Греции, и в австралийских пустынях. Все­цело подверженные ее эмоциональному воздействию, люди первобытной и традиционной культур приписывали «ча­ры музыки» и героям мифов.
Однако вернемся к рассказу об Альбэ: он увлекся му­зыкой, и это мешало ему «откапывать чум Хоседам» — его врагини. Этот мотив очень древний. Он связан с сюжетом странствия культурного героя и его смерти после успеш­ного завершения основного деяния. Так, Альбэ, найдя но­ру шести детей Хоседам, маленьких налимчиков, разру­бает их на куски. Этот мотив — составная часть рассказа о преследовании Альбэ этой Нижней Матери, бывшей жены верховного бога Еся. По древнейшей версии, Альбэ следует за Хоседам вниз по Енисею, на котором в местах, где ныряла спасающаяся от погони Хоседам, возникло семь островов. Итак, одна из «дорог Альбэ» ведет вниз по им же созданному Енисею, в устье, которое стало «стра­ной мертвых», к месту изгнания Хоседам. Здесь на скале или в море, иногда в земле она теперь обитала, как и нга­насанская Нижняя Мать — Сырада-Нямы.
По мифам известно, что Альбэ пребывал на Асиновских порогах Енисея. В изложенной версии есть много черт, роднящих героя кетов и культурных героев мировой ми­фологии. Это созидательная миссия, направленная на бла­го конкретного этноса; преследование; победа; наконец, уход и образование «тотемического центра», места почита­ния персонажа, который мыслился реально существовав­шим в эпоху правремени. Матери Природы творят Мир, как правило, не встречая противодействия. И это понят­но — ведь они — первотворцы и первосоздатели. Куль­турный же герой призван навести окончательный поря­док в природе на благо своего народа. Идентификация ко­нечного пункта пути странствия культурного героя с опре­деленным, обычно весьма живописным местом — архаи­ческая черта предания. Для Альбэ таким местом стали Асиновские пороги. Это — его «пульвайя», как сказали бы австралийцы племени мункан.
Категория: Сибирские мифы и археололгия | Добавил: anisim (22.07.2011)
Просмотров: 1088 | Рейтинг: 5.0/3 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>