Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Пятница, 18.01.2019, 03:05
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Сибирские мифы и археололгия


Вожди и шаманы - 5
Другой путь Альбэ лежит через Подкаменную Тунгус­ку. Поднимаясь вверх по этой реке, герой попадает на край Неба. Но Альбэ следует и далее: Млечный путь кеты называют дорогой Альбэ, а созвездие Орион — го­ловой его оленя, на котором он въехал на Небо вслед за своими собаками.
Другой знаменитый культурный герой кетов — Дох. Его образ от своего тотемного воплощения, Гагары, что доставила тину со дна Мирового Океана и создала сушу — островок, эволюционировал до статуса Великого Первого Шамана. Как древнейший тотемический культурный ге­рой, созданный, возможно, еще на стадии господства мно­жественных тотемных образов, Дох ассоциируется с лебе­дями. Он ежегодно совершает свой перелетный путь на Юг, к Матери Жара Томам, живущей «под Солнцем, где людям слишком жарко». Кеты сохранили миф о браке Доха и Солнца. В нем Млечный путь именуют не только дорогой Альбэ, но и следом Доха. Дох, подобно Альбэ, постоянный противник Матери Севера Хоседам, пытающейся завладеть его душой и убившей его сына Гагару. Главный атрибут Доха, по поздним версиям, шаманский бубен, а его глав­ные действия — камлания. Образ культурного героя До­ха со временем трансформируется из древнейшего, орнитоморфного и тотемического, в традиционный, шаманский.
В развитой мифологии кетов встречаются и эсхатологи­ческие мотивы, раскрывающие сюжет «конца света». В та­ких мифах вновь появляется пара культурных героев. В подобных сказаниях говорится, что после возникнове­ния Земли было несколько потопов, когда «Землю спо­ласкивало». Люди и животные спасались на торфяных ост­ровах. Однако в будущем предстоит еще один потоп, после которого всплывут торфяные кочки и оживут несколько человек. Вновь возродятся и мифологические герои Альбэ и Дох.
Образ кетского Каскета-Лисенка тоже обладает рядом черт, присущих культурным героям мировых мифологий. Так, Каскет отправляется в путешествие с целью получе­ния огнива у Орлицы. Он приобретает способность пере­воплощаться в свою животную ипостась — Лисенка или Оленя. Встречи героя в период его странствий с сущест­вами зооморфной, в том числе ирреальной, природы сви­детельствуют о развитии сюжета в целом (кроме позднего мотива встречи с пьянствующими чертями на морском бе­регу) в мифическую эпоху правремени. Основа мифов и сказок про Каскета содержит архаическое ядро, в чем, в частности, убеждают сюжеты о добыче огнива. Такой сюжет созвучен мифам о Разорителе орлиных гнезд, наи­более архаичным, по мнению крупного французского ми­фолога Клода Леви-Стросса, индейским сказаниям. В своем первоначальном виде этот миф записан на западе Канады, в США, а также в труднодоступных районах Бра­зилии. На Американский континент миф о Разорителе ор­линых гнезд был занесен из Сибири с одной из наиболее ранних миграционных волн охотников эпохи верхнего палеолита. Этот факт свидетельствует об архаичности ос­нов кетской мифологии, а также представляет большой интерес в плане изучения этногенеза народов Северной Азии и их древних контактов с обитателями соседних тер­риторий.
Вот как звучат отрывки из мифа о Каскете, Разорителе орлиных гнезд. «Старик Эрохот жил на берегу галечной протоки. Он Лисичку воспитывает... Каскет слушает: шаманское дерево поет, к нему люлька привязана. Он ка­чался, качался — вверх приподняло его, и он вверх ушел в личине оленя. Там наверху орлиное гнездо висит. Он ма­леньких орлят трясти стал. Орлица прилетела к своим птенцам. Каскет сказал Орлице: „Даймешочек для Огни­ва!". Орлица ответила: „Ты сходи к морю, от Ерша мой коготь принеси, тогда дам". Каскет-Лисичка идет, идет... к берегу моря пришел. Немного погодя акула ли, кит ли свой нос из моря вверх высунула... „Бабушка, послала меня Орлица за когтем". ,.Внучек, внучек, мои головные рога зимой ко льду наверху примерзли. Если ты мои рога мне принесешь, тогда я отдам". Акула отдала коготь Ор­лицы, а он отдал ей рога. Каскет Орлице сказал: „Вот твой коготь!". Орлица его взяла, на палец надела, отдала огниво. „Теперь,— говорит,— спустись вниз к старику Эрохоту"». В исходном тексте вместо акулы или кита был мамонт-щука, что передает широко распространенное мифилогизированное представление о мамонте как существе двойной природы — Рыбе-Животном подводного или под­земного мира.
Категория: Сибирские мифы и археололгия | Добавил: anisim (22.07.2011)
Просмотров: 1247 | Рейтинг: 5.0/3 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>