Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Пятница, 18.01.2019, 03:05
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Сибирские мифы и археололгия


Вожди и шаманы - 3
В пересказанном выше мифе Ворон действует один. Но известны также мифы, в которых этот культурный ге­рой народов Крайнего Севера участвует в событиях вместе с другими птицами, причем часто последние наиболее активны. Изначально такие персонажи могли быть куль­турными героями, которые мыслились как братья. Спе­циально изучавший проблему тотемизма В. Г. Тан-Богораз справедливо предполагал, что периоду выделения особо почитаемого зверя пли птицы предшествовало время «мас­совой зоолатрии». На древнейшем этапе мифотворчества предки-тотемы в зоо- или орнитоморфном облике действуют сообща. Позднее из этой группы творцов человеческой культуры и выделился собственно культурный герой.
Дяйбанго — Сирота-бог, культурный герой нганасан, в многочисленных произведениях мифологии и фольклора предстает в роли предка и покровителя своего народа. Этот персонаж древнейшего происхождения фигурирует в мифологической архаике вместе с другими основными персонажами нганасанских мифов. Дяйбанго выступает как брат, сын или муж Земли-Матери, а также и других Матерей Природы, что отражает древнейшие формы груп­пового брака. Функцию мужей Матерей Природы испол­няют и Девять Парней Сырада — сыновья зловещей Ниж­ней Матери, Сырада Нямы. В этом факте можно просле­дить отголосок первоначальной множественности образов культурных героев. В мировой мифологической системе есть примеры, в которых уже антропоморфизнрованные культурные герои представлены целой группой братьев. Так, в мифах жителей островов Тихого океана называют­ся Кат и его одиннадцать братьев, Тагаро-Мбити и его де­вять братьев, Тагароа и его братья. Как видим, здесь уже выделился главный герой — обычно младший брат.
Показателен внешний облик нганасанского Дяйбанго: он предстает в виде Дикого Оленя или Человека с рога­ми Оленя, что следует рассматривать как более позднюю модификацию. По мере мифологической эволю­ции Дяйбанго превращается в плута и весельчака Дяйку молодого насмешника и забияку. Не таков однако его исходный образ, упомянутый вместе с Моу-Нямы в древней­ших мифах времен Творения наряду с зоо- и орнитоморфными мифическими персонажами. Там Дяйбанго — пер­вый Человек и истинный культурный герой, добывающий блага для своего народа.
Представления о Дяйбанго разнообразны, но в целом достаточно архаичны. Так, по одной мифологической вер­сии, Дяйбанго вышел из-подо льда. Возможно, это намек на то что героя родила Луна-Мать от старшего из девя­ти парней Сырада. Многочисленные братья Сырада суще­ствовали изначально относительно главного героя — Дяй­банго. По другой версии, он сын дочери Моу-Нямы, то есть внук Земли-Матери. В поэтичном повествовании о воспи­тании культурного героя говорится, что он рос в колыбе­ли Солнца-Матери, хотел выпрыгнуть в пургу, но Лебедь подхватил его и унес к Дялы-Нямы, Свету-, или Дню-Матери. Дялы-Нямы, как и Дяйбанго, была рождена от одного из парней Сырада, поэтому они мыслятся ближай­шими родственниками.
Дяйбанго имеет двух жен: старшую — Кичеда-Нямы, Луну (по иной версии, она его мать), и младшую — Дялы-Нямы, Свет, или День. Вместе со своими женами, архаи­ческими Матерями Природы, Дяйбанго держит «нити жиз­ни» каждого человека в отдельности и всех народов. Про­быв три дня с Днем-Матерью, он отправляется к Луне-Матери. «И каждый день родит Дялы-Нямы»: в солнеч­ную погоду она идет дорогой своей матери, Солнца, а в холодную, ненастную — дорогой отца, мрачного Сырада... «До весны Солнце-Мать — Коу-Нямы — спит с Сырада-парнями. Весною теплое время настает... потом она родит, и вода везде пойдет... Но если один из Сырада спит ночью с Коу-Нямы, то диких оленей не будет. Коу-Нямы не мо­жет его прогнать. Друг ее — Дяйбанго. Сырада же силой входит к Солнцу-Матери...»— повествует древний нгана­санский миф. Парни Сырада, состоящие с Солнцем-Ма­терью в групповом браке, ходят к ней поодиночке, по стар­шинству, отсюда хорошие дни (похожие на мать) и пло­хие (на отца). Обращает на себя внимание положитель­ная оценка женского начала и отрицательная — муж­ского, которая могла возникнуть лишь в эпоху идеологи­ческой и культурной доминации женского образа. Пред­ставления традиционной культуры настолько глубоко про­никали в сознание ее носителей, что они пользовались ее категориями при обозначении обычных жизненных явле­ний. Неудивительно поэтому, что о погожем дне июля нганасаны говорили: «Сейчас у Коу-Нямы находится Дяй-банго, добывает тепло».
Представления о древнем культурном герое проникли и в позднейшие проявления шаманства. Считалось, что духи-помощники шаманов (гуси, лебеди, орлы и другие) рождены Светом-Матерью именно от Дяйбанго, он — их отец. В то же время Дяйбанго — персонаж архаических мифов правремени, начала становления Земли, появления людей и диких оленей. «Сперва кругом была вода. Только вершины камней было немного видно. Потом стало немно­го земли. Появилась лайда (равнинное место). На лайде — маленький тальник и два человека, мужчина и женщина. Сперва они траву ели, потом выросли, нашли двух телят маленьких... потом родились и делились. Отец с матерью у Пясины остались, дети — на Таймыру-реку ушли. Первого мужчину звали Дяйба (Сирота). Он был нго (бог)»,— повествуется в мифе о происхождении нганасан от Дяйбанго.
Категория: Сибирские мифы и археололгия | Добавил: anisim (22.07.2011)
Просмотров: 1157 | Рейтинг: 5.0/3 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>