Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Пятница, 18.01.2019, 03:12
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Сибирские мифы и археололгия


Сестричка, спрятанная под очагом - 4
Оригинальные погребения людей из «сословия» отправ­ляющих культ с захоронениями женщин, возможно, са­ми по себе представляли своеобразные и особо почитае­мые культовые объекты. Характерна поза погребенных, известная по древним культовым захоронениям Евро­пейского Севера. Так лежали умершие в известном ранненеолитическом (мезолитическом?) комплексе из Кубенино (север европейской части СССР): мужчина-гигант (длина костяка 1,93 м!), женщина и вторая женщина или юноша. Двух первых погребенных сопровождал ориги­нальный культовый инвентарь. Ничком лежит и один из умерших в Бревенском могильнике, также открытом на Каргополье.
По этнографическим данным, захоронения ничком типичны для лиц культового статуса, в частности шама­нов. Такие погребения известны в Туве. Аналогичны к некоторые погребения старух-нганасанок XIX века, за­хороненных ничком на нартах с впряженным оленем, «ве­зущим» их в «страну мертвых». Примечательно, что при камлании нганасанские шаманы ложились именно нич­ком: шаман как бы умирал, а воскреснув, при содейст­вии духов-помощников начинал «видеть» иные миры.
В нерядовых погребениях умершие также находи­лись в сидячей позе. Так, из фольклорных источников из­вестно, что иногда кеты сажали усопших в земляной мо­гиле на место очага чума. У нганасан покойного помеща­ли на нарту в сидячем положении, он как бы сам правил погребальным аргишем (вожжу передового оленя наматы­вали ему на руку) и «сам себя» переправлял в «землю мер­твых».
«Сидячие» погребения широко известны археологам. Часто такие захоронения содержат свидетельства культа огня. В Костенках под Воронежем в погребении сохрани­лись следы ритуального огня: он был зажжен в эпоху верх­него палеолита на перекрытии своеобразной могильной камеры, обставленной костями мамонта, в которой погре­бен старик в сидячей позе. Можно назвать памятники, где этот культ был нормой ритуальной обрядности. На ост­ровках залива Морбиан близ атлантического побережья Франции (Бретань) супруги Пекар раскопали могильники Гевьек и Гоэдик, относящиеся к V тысячелетию до нашей эры. Малочисленное население островков, которое зани­малось охотой на кабанов, оленей и, возможно, тюленей, исполняло в ходе захоронений сложный погребальный ритуал. В Тевьеке все погребенные размещались в могиле 11 положении сидя. Женщины и мужчина-«колдун» «дер­жали» на руках детей а их одежда была украшена подвесками из зубов диких животных и ракушек моллюсков,, головы же венчали рога благородных оленей. На перекры­тиях каменных ящиков с захоронениями находились ри­туальные модели очагов с костями диких животных. В мо­гильнике Гоэдик найдено погребение младенца, перекры­тое очагом. Погребения детей под очагами жилищ харак­терны для неолитической эпохи Евразии. На территории нашей страны они обнаружены на поселении ранних зем­ледельцев трипольской культуры в Луке-Врублевецкой, на Украине. «Сидячие» погребения, сопровождающиеся моделью очага, известны также в Восточной Сибири (При­байкалье). Они датируются бронзовым веком. Именно такие комплексы обнаружены в пади Ленковка на Ангаре. В погребении № 2 вместе с «сидячим» костяком найдены кости диких животных и модель очага. В погребении № 1 находился «сидячий» костяк, а могильная кладка с трех сторон была окружена тремя ритуальными имитациями очагов.
Таким образом, истоки почитания огня и очага уходят в глубины каменного века. Примечательно, что культ огня превосходно просматривается в ритуалах камлания си­бирского шаманства. Так, шаманы некоторых сибирских народов при начале камлания надевали особую шапочку с бахромой. Огонь чума, в котором происходила эта цере­мония, считался настолько «чистым», что шаман не дол­жен был видеть его «обычными глазами». При начале кам­лания помощница нганасанского шамана, туоптуси, обра­щалась к огню очага, вызывая из него духов предков, чтобы накормить их. Северная за очагом сторона чума расположенная против входа, представлялась дорогой, ве­дущей в мир нго. Местом встречи духов предков с миром живых людей как раз и становился очаг. Камлание в по­исках «дыхания» (то есть жизни) или сердца больного че­ловека могло осуществляться только при горящем огне очага. Однако шаман никогда не пытался «вернуть»,, скажем, погибшего в огне человека. Как и в иных ситуа­циях, предполагалось, что его «взяла» соответствующая Мать Природы, в данном случае — Огонь.
Категория: Сибирские мифы и археололгия | Добавил: anisim (22.07.2011)
Просмотров: 1142 | Рейтинг: 5.0/3 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>