Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Пятница, 18.01.2019, 03:07
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Сибирские мифы и археололгия


Сестричка, спрятанная под очагом - 3
Селькупская сказка напоминает приведенную выше кетскую, но она структурно древнее: в ней фигурируют женские персонажи. «Давным-давно это было. Шили люди на стойбище. Однажды все мужчи­ны пошли в лес на промысел — в чумах только женщи­ны да дети остались... Огонь весело горит, мать и сына греет. Вдруг искорка обожгла ребенка, мать топор взя­ла, Огонь рубить стала. Огонь вовсе потух... Во всем стойбище нет Огня... Никто разжечь Огонь не мо­жет. В очаге сидит едва заметная Старуха, кожа ее, как Огонь, горит. Говорит бабушке: „Что это ты разжечь меня пытается? Невестка твоя меня обидела! Огонь я тогда дам, когда она сына мне отдаст — из сердца его Огонь вам дам!". Бабушка [обращаясь к снохе] говорит: „Все семь родов людей из-за тебя без Огня остались! Сына своего отдай!". И Хозяйка Огня в огненном вихре с сы­ном той женщины скрылась... Бабушка сказала: „Отсю­да сказка-предание пойдет, что кровью сердца сына свое­го Огонь ты зажгла"». Примечательно, что именно ста­руха бабушка, как старшая из женщин, выступает в без­жалостной, с нашей точки зрения, роли защитницы ин­тересов всего коллектива людей. Вспомним, что у кетов, и у нганасан, и у других народов Сибири именно старые женщины выступали хранительницами огня и очага.
Стихия огня часто рассматривается в первобытных и традиционных культурах как причастная к «миру мерт­вых»: В оригинальной по сюжетным коллизиям мифоло­гизированной сказке дальневосточных орочей говорит­ся о Сестре и Семи Братьях. Спасаясь от враждебного нашествия «народа Белок», заполонивших их жилище, братья прячут девочку под очагом. Это замечательная по выразительности мифологическая аналогия ритуала подочажных захоронений, а также кремации в первобыт­ных и традиционных культурах мира. Действительно, ритуал кремации чрезвычайно древний. Он фиксирует­ся в каменном веке Австралии и Тасмании, которая бы­ла соединена тогда с континентом земным мостом. В шта­те Новый Южный Уэльс археологи нашли погребение молодой женщины, совершенное по обряду кремации и датированное 25—32 тысячами лет назад, а на Тасмании аналогичное погребение относилось ко времени около 1,5 тысячи лет назад. Если согласно тасманийским ри­туалам умерших кремировали вне связи с полом и воз­растом, то австралийцы использовали множество вариа­ций в погребальных обычаях и все зависело от племен­ной принадлежности и уровня развития культуры кол­лектива. В Южной Австралии кремировали детей, в Во­сточной — мумифицировали вождей, высушивая их тру­пы над огнем. Был широко распространен обычай носить на шее мешочки с пеплом кремированных родственни­ков. Женщины-нганасанки носили на шее сими — мешо­чек с золой и блестящим предметом, который назывался Солнце-глаз. Все приведенные примеры свидетельствуют о проявлении культа Огня, у нганасан он ослож­нен культом Солнца, а у австралийцев — культом предков.
В ритуале погребения нганасан обращают на себя внимание черты, связанные с мифологическим восприя­тием акта захоронения. В прошлом веке старую нгана­санку могли похоронить в земляной яме естественного происхождения, прикрыв ее надочажным устройством чума. В этом четко просматривается смешение культов Огня и Земли-Матери (она принимала обратно некогда созданную ею жизнь). В устной традиции северных си­бирских народов сохранилось поверье о том что нельзя вытаскивать упавшего в глубокую яму человека, по­скольку его призвала к себе сама Земля. Аналогичное убеждение было распространено среди ненцев и хантов Нижней Оби.
К эпохе мезолита, следующей за верхним палеоли­том, а также к неолиту и бронзовому веку относятся сим­волические погребальные модели очагов, сопутствующие захоронениям людей, преимущественно женщин. Они раскопаны на огромном пространстве от Восточной Ев­ропы до Байкала. В могильнике Черная Гора на Рязанщине, оставленном племенами охотников и рыболовов IV — III тысячелетий до нашей эры, обнаружен комп­лекс из трех погребений. Здесь захоронены женщина 20—25 лет и еще двое. Последние были положены нич­ком, без инвентаря. Женщину погребли также ничком, ее рука поднята к голове, что, возможно, отражает ри­туальный жест. С умершей положили подвески-амуле­ты, изготовленные из зубов и костей диких животных. Около ее головы находилась модель очага в виде округ­лого, с обожженными камнями кострища. Женщина, очевидно, при жизни была причастна к отправлению ка­кого-то первобытного культа. Можно предположить, что в могиле лежала жрица Огня. В могильнике Караваиха на севере европейской части страны обнаружено погре­бение, относящееся к эпохе раннего неолита. В захоро­нении, перекрытом валунами, ничком лежала женщина в возрасте около 20 лет. Среди валунов удалось выявить модель очага в виде кострища. В нем были обнаружены кости, каждая из которых принадлежала животному иного вида (медведю, лосю и бобру). Этот погребальный комплекс не может считаться рядовым, ибо он причастен к культу огня.
Категория: Сибирские мифы и археололгия | Добавил: anisim (22.07.2011)
Просмотров: 1079 | Рейтинг: 5.0/3 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>