Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Пятница, 18.01.2019, 03:06
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Сибирские мифы и археололгия


Сестричка, спрятанная под очагом - 2
Огонь у кетов был не только необходимой реалией повседневного быта, но и символом жизни всего коллек­тива. «Огня нет — корня нет, человек пропадет»,— гово­рили в народе. Поэтому огонь не гасили, поэтому трагич­ным выглядит образ кетского фольклора — разгромлен­ное врагами стойбище; уничтожен его символ,— очаг, потух Огонь. Кеты перевозили огонь на женской нарте. Человек чужого рода не смел вынести Огонь из жи­лища — за этим следили старые женщины. Когда кор­мили Огонь, говорили: «Бабушка, вот масло!».
Разгневанный на людей Огонь жег (подразумева­лось — «ел») людей и утварь. Только служители перво­бытных культов, жрецы бангос «понимали» язык Огня. Особым считался Огонь, полученный в результате тре­ния: он был «от самой Земли Огонь», то есть рожденный Землей-Матерью. Таким образом, у Земли, помимо космогонической (ее называли Матерью дней и ночей), была функция рождающего начала, а также «Матери» природных стихий и явлений (у кетов и нганасан).
У народов Дальнего Востока, Приамурья и Сахали­на отмечаются сходные представления об огне. В мифах айнов сохранился образ Бабушки-Огня. Нанайцы назы­вали огонь Матерью, представляя ее ветхой Старухой Фадзя. По представлениям нивхов, в очагах также «жи­ла» Старуха Ткурызь. Сахалинские нивхи считали, что Старуха очага Туурмам была с кудрявыми волосами-языками пламени, «лицом красная, волосы короткие, ростом с человека, одежда — рыбья кожа, живет в очаге».
Можно заметить, что всюду, и в Сибири и на Дальнем Востоке, эти Огненные Женщины отождествлялись с Матерями, причем иногда предполагался беспрерывный процесс деторождения — бесконечная череда искр и языков пламени. Структурно-генетически наиболее древним мифологическим образом следует считать Огонь-Мать у арктических народов.
«Несколько костров — это один Огонь, одна Хозяй­ка Огня»,— говорили ханты. Каждый конкретный огонь они считали производным от некоего всеобъемлющего Огня. Когда очаг в жилище неожиданно угасал, то Огонь мог возникнуть сам и «дать знать» об этом людям: «идти» к ним из леса как по земле, так и под землей.
Согласно древнейшим мифологическим представле­ниям угорских народов, Огонь — Дочь Солнца. По дру­гой, более поздней версии, Мать Огня — это Анки-Пуйос, сложный женский образ, сохранивший пережитки представлений о Матерях Природы. Ханты с реки Вах считали, что Анки-Пуйос обитает близ Восходящего Солнца, там она «выкачивает» детей и посылает их лю­дям. По общим воззрениям хантов с Ваха и Васюгана, этот женский дух, в прошлом — мифологическое сущест­во, находится в чреве каждой женщины и воспринима­ется настоящей Матерью ее детей. Здесь четко просмат­ривается параллель с нганасанскими представлениями о том, что Земля-Мать «достает» детей из некоей трещи­ны — пещеры, а Солнце растит их.
В образе духа и Матери Огня, связанной с Солнцем н Деторождением, проявился целый комплекс древней­ших восточно-угорских мифологических представлений о рождающих силах Матерей Природы. Огонь и Солн­це — связь этих двух, равно дарующих тепло и свет при­родных феноменов, земного и небесного, подчеркивает­ся и в архаических мифологиях бушменов и австралийцев. Очевидно, она вообще типична для примитивных мифологических ассоциаций.
Яркая культовая обрядность сопровождает почитание Анки-Пуйос — Матери всех Огней. Так, жители Ваха клали на костер кусок красной ткани с отверстием в середине, «чтобы у Анки-Пуйос дети были». Кроме того, костер накрывали красным платьем, и это означало, что она его «надевала». В других случаях такое платье выве­шивали на чердаке, приговаривая: «Мама, я сшила тебе красное платье, не сердись на меня!».
Как всякая древнейшая культовая стихия, которой придавалось особое значение, Огонь мыслился и кара­ющим существом (подобное известно по мифологии ке­тов). Возможно, такая трактовка мифологического пер­сонажа в плане культурной эволюции и хронологически сменила исконную, созидательную. Однако уже в глу­бокой древности, очевидно в эпоху становления самосоз­нания родственных и единых в хозяйственной деятельности коллективов охотников, появляется практика че­ловеческих жертвоприношений. Неизбежными жертва­ми, которых отдавали в виде «доли» природным стихиям и мифологическим персонажам, становились обычно женщины и дети.
Такой выбор объяснялся не физической слабостью, беззащитностью их, а тем, что они считались по своей природе наиболее тесно связанными с миром производящих сил Природы. Так, по древнейшим пред­ставлениям ненцев, если при перекочевке в тундре искра огня попадала в волосы женщины, она считалась «отме­ченной» Огнем, который хотел бы иметь ее как свою пи­щу. Такую женщину оставляли одну в ледяной пусты­не, отдавая Огню как его «долю». О такой человеческой жертве говорится и в мифологизированной сказке сель­купов «Огня Хозяйка».
Категория: Сибирские мифы и археололгия | Добавил: anisim (22.07.2011)
Просмотров: 1093 | Рейтинг: 5.0/3 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>