Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Пятница, 18.01.2019, 03:02
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Сибирские мифы и археололгия


Мать дней и ночей - 3
Не мистический порыв, не схоластическое любова­ние потусторонними силами Природы или религиозный экстаз обусловили возникновение мифологии как арха­ической мировоззренческой системы первобытности. Ос­новой были вполне реальные, насущные потребности лю­дей древних эпох. Следовательно, факторы экономичес­кого порядка вызывали к жизни мифотворчество, а за­тем и религиозные системы. Они же на определенной фа­зе эволюции создали социальные и идеологические усло­вия возникновения мифофольклорного поэтического ком­плекса.
Луна-Мать — Кичеда-Нямы, подобно Земле и Солн­цу, относится к космогоническим, мифологическим по характеру персонажам. Однако она, по воззрениям нга­насан, не принимает участия в создании Мира, то есть не считается творцом-демиургом. После появления лю­дей Луна-Мать стала отмерять сроки рождения детей, что, заметим, связано с вполне реальной подосновой, весьма примечательной с точки зрения продолжитель­ности беременности,— длительностью лунных циклов. Луна-Мать — главная покровительница женщин, а по­тому она уважительно именуется Старшей Сестрой Ма­тери (Земли). Более ранняя функция Луны, по представ­лениям нганасан, заключалась в «держании нитей жиз­ни». Эти мифические нити якобы тянулись к нескольким народам: самим нганасанам (ня), русским (леса), ненцам (юрака), тундровым энцам (сомату), чукчам (сюпся). «Живые глаза без этой нити не родятся!», «Теленок даже у оленей без Луны не родится!»— говорили нганасаны, объединяя процесс воспроизводства как представителей животного мира, так и людей.
Диски и полумесяцы из белого и зеленого нефрита, которые в изобилии находят археологи в погребениях глазковской культуры Прибайкалья конца II тысяче­летия до нашей эры, представляют собой, вероятно, изо­бражения Луны. Археологические памятники позволя­ют установить время почитания этого древнего мифоло­гического персонажа, истоки возникновения которого теряются в глубинах тысячелетий.
В архаическом пантеоне Матерей Природы нганасан Вода-Мать — Быдэ-Нямы — занимала значительное мес­то. В числе других важнейших «рождающих начал», таких как Огонь-Мать и Дерево-Мать, она мыслилась производной от Земли: реки — вены Земли, по ним те­чет ее кровь; в воде — рыба, выпущенная туда Землей-Матерью и ставшая желанной пищей для обитателей Арктики. Вместе с тем Воде-Матери придавали настоль­ко большое значение, что ее наравне с Землей и Солнцем называли «сама себе хозяйка». К Быдэ-Нямы обращались преимущественно при поколке оленей: ее просили задер­жать плывущих животных, помочь добыть их копьем или луком. Связь культа Воды-Матери с добычей дикого се­верного оленя позволяет отнести возникновение этого образа к древнейшей эпохе истории народов Севера, ког­да формировалась культура пеших охотников каменно­го века. В те далекие времена считалось также, что Во­ла-Мать помогает при ловле рыбы. Земля-Мать, как уже говорилось, родила «глаза рыб» и вложила их в «тело» Воды-Матери. Поэтому Землю просили родить «поболь­ше рыбы», а Воду — поспособствовать ее ловле.
Вода-Мать — Быдэ-Нямы — в антропоморфном об­лике представлялась живущей далеко на Севере, «за мо­рем». «Там она восседает на возвышенности. Когда Бы­дэ-Нямы хлопает в ладоши — идет дождь, когда потря­хивает головой — идет снег, а от ее дыхания возникает туман. Гагара — ее сестра...» Такое родство понятно, в воззрениях нганасан именно Гагара, а также Утка не­посредственно участвовали в освобождении суши от бескрайней воды — Мирового Первоначального Океана. «Давно Земля была, Вода ее закрыла,— говорится в древнем космогоническом мифе.— Реки, озера были. Нгангодя Утка есть, товарищ Гагары Ноаны. Утка и гагара по воде ходят, не знают, где сесть. Земли нет. Ут­ка говорит Гагаре: „Гагара, Землю ищи под Водой, найди и принеси. Может, Вода кончится, Земля будет. Может, когда-нибудь впереди — человек будет». В другом нга­насанском мифе сказано: «Утка вниз пошла и земли при­несла. Утка черная и земля черная... сухо стало. Утка принесла мох, пустила его посреди воды — и так Земля стала».
По воззрениям древних, осень наступает тогда, ког­да Быдэ-Нямы закрывается одеялом (льдом) и ложится спать на всю зиму. «Когда она закроется с головой — лед замерзнет, реки встанут». Весной, когда вода стре­мится вниз по реке, нганасане говорят, что «Вода пошла к своей Матери в море». О Воде и с Водой-Матерью гово­рили как с живым существом. Иногда Вода-Мать «ела» людей, брала свою «долю» благ Природы. Поэтому, со­гласно широко распространенным в традиционных куль­турах представлениям, спасение погибающих в воде не одобрялось. Если же человека спасали, то за его жизнь, возвращенную Матерью Природы, Воде полагалось от­дать «пай» в виде собаки или домашнего оленя (дикий олень, как «сын Земли», не мог быть жертвой). Нгана­саны полагали, что Вода-Мать брала себе не только уто­нувшего, но и замерзшего человека. Его «делили» между собой сразу три Матери Природы — Вода, Пурга и зло­вещая Мать Подземного Льда — Сырада-Нямы.
Категория: Сибирские мифы и археололгия | Добавил: anisim (22.07.2011)
Просмотров: 1181 | Рейтинг: 5.0/3 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>