Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Пятница, 18.01.2019, 03:42
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Сибирские мифы и археололгия


Черепа в альпийской пещере - 1
ЧЕРЕПА В АЛЬПИЙСКОЙ ПЕЩЕРЕ
Кости тысячи медведей — в пещере Вильдкирхли, восьмисот — в пещере Гайленрейт, «медвежьи пещеры» Драхенлох, Петерсгёлле и другие, обнаруженные в аль­пийской зоне Центральной Европы еще в начале XX ве­ка, — загадка культуры неандертальцев, эпохи мустье, заключительной фазы нижнего палеолита (120—40 ты­сячелетий до нашей эры). Особенно впечатляют каменные ящики Драхенлоха и ниши Петерсгёлле, в которых чере­па и кости конечностей были уложены в строгом порядке, с определенной ориентировкой. В «медвежьих пещерах», как правило, находят черепа медведей, которые, судя по сохранившимся позвонкам, закладывались в эти своеоб­разные первобытные храмы отдельно от туловищ. Очевид­но, это были не естественные кладбища пещерных мед­ведей, не остатки пищи первобытных жителей пещер, а со­знательно созданные неандертальцами сооружения для отправления культа медведя. Охота на этого крупного хищника в период мустье играла исключительную роль. Поэтому-то в труднодоступных скальных урочищах, на высоте 1500—2500 м над уровнем моря, среди снежной высокогорной пустыни, далекой от мест постоянного оби­тания неандертальских охотничьих общин, и устраивались подобные культовые комплексы почитания медведя.
Существование у неандертальцев культа медведя подтверждается особенностями некоторых захоронений. Во французской пещере Регурду рядом с погребением мужчи­ны-неандертальца, перекрытым камнями, в яме под пли­той размером 2x2 м и весом в 400 кг находились череп и кости медведя. Вполне возможно, что медведь «сопро­вождал» человека. Допустима и другая версия: человек — это жертва при главной фигуре погребального комплек­са, медведе.
Медведь, очевидно, был основным среди почитавшихся неандертальцами животных. Известно также о поклоне­нии оленю и горному козлу, чьи кости, уложенные в оп­ределенном порядке, встречаются в некоторых погребе­ниях. Особо впечатляют сведения о культе волка. В шести­десятых годах нашего века экспедиция французских ар­хеологов и антропологов на Лазурном берегу близ Ниццы при входе в хижины на пещерных площадках грота Лазаре обнаружила тщательно трепанированные головы вол­ков, своего рода предвратные стражи.
В древних памятниках на территории нашей страны также найдены убедительные свидетельства почитания медведя и других наиболее значимых для человека ниж­него палеолита диких животных. В кавказской пещере Кударо был найден крупный череп пещерного медведя. Повернутый лицевой частью ко входу, медведь как бы обе­регал его. В другой пещере Кударо перед входом в цент­ральную, обжитую часть один против другого стояли два черепа — пещерного медведя и оленя. Известны также памятники, во многом аналогичные знаменитым альпий­ским. Это пещеры Навалишенская и Ахштырская на Кав­казском побережье, а также Ильинка под Одессой. В по­следней обнаружены остатки сооружений из каменных плит, очевидно подобных каменным ящикам альпийского Драхенлоха, а также медвежьи череп и челюсть. Череп был обложен камнями, а челюсть поставлена на четыре известняковые плитки. Кости принадлежали не менее чем  пятистам  особям  медведей!
Культ медведя уходит своими корнями в глубины стотысячелетней давности. Почитание медвежьих голов не­андертальцами можно сопоставить с обрядами так назы­ваемых медвежьих праздников, известных на евразий­ском Севере, в частности в Сибири, а также в Северной Америке. Это сходство — одно из немногих связующих звеньев в процессе культурного развития первобытного общества Евразии: от эпохи неандертальцев — к кро­маньонцам, людям современного физического типа, дале­ким зачинателям современной цивилизации. В памятни­ках, оставленных кроманьонцами верхнего палеолита, нет «медвежьих пещер», но можно найти свидетельства существования культа медведя как тотемного предка и существа, причастного к культам плодородия. Это отражено в сценах на гравированных плитках из француз­ских гротов Пешиале, Мае д'Азиль, Коломбьер.
«Дедушка-медведь», «Бабушка-медведица» — так ува­жительно-ласково именовали сибирские пароды, жившие на пространствах от Оби до Амура, могучего хозяина тай­ги. Они видели в нем первопредка, культурного героя, шаманского духа-помощника. С особой выразительностью отношение к медведю как герою древнейшей эпохи тотем­ных представлений проявилось у «вечных скитальцев тайги» эвенков (тунгусов). Древнейшей территорией, на которой формировались «медвежьи мифы» и сопутствовав­шие им ритуалы, была, очевидно, горная тайга, примы­кающая с запада и востока к озеру Байкал. Здесь обитали пратунгусские племена. В ходе расселения по всей Сибири эвенки пронесли красочные медвежьи мифы и ритуалы по всей огромной территории своего обитания. Начало про­цесса распространения культа медведя относится еще к дооленеводческому периоду, уходит корнями в архаику каменного века.
В мифах, мифологизированных сказках, эпических пре­даниях и ритуалах охоты на медведя сохранились древ­нейшие представления о медведе как одном из основных персонажей сибирского фольклора. Мифологизированное сказание о девочке Хеладан создано поэтическим вообра­жением западных эвенков, расселившихся к западу от Енисея и к северу от Ангары, до самых приполярных тундр.
Категория: Сибирские мифы и археололгия | Добавил: anisim (22.07.2011)
Просмотров: 1493 | Рейтинг: 5.0/3 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>