Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Четверг, 01.10.2020, 05:55
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Сибирь в описаниях европейцев XVIII в.


Известия иностранцев-дипломатов на русской службе (Перри, Белл, Унферцагт) - 7
Байкал богат разными породами рыб, в частности осетрами и рыбой, называемой омулем, по форме и вку­су похожей на сельдь, но шире и больше. Озеро дает также большое количество тюленей, шкуры которых предпочитают по качеству шкурам тюленей, пойманных в морской воде. Я считаю, что и тюлени и рыба в Байка­ле первоначально прибыли из Северного океана, когда было еще открыто сообщение между ними, хотя расстоя­ние и очень велико.
Тюленей ловят главным образом зимой большими сетями, спущенными под лед. Применяемый здесь метод состоит в том, что пробивают во льду лунки на опреде­ленном расстоянии друг от друга, так что рыбаки могут с помощью длинных шестов протянуть сеть от одной лунки к другой и так на всем расстоянии. Тюлени, не способные долго находиться подо льдом, в поисках возду­ха разыскивают эти лунки для своего опасения и запу­тываются в сетях. Люди в самом деле делают много лунок при наступлении морозов. Таким манером они ловят зимой не только тюленей, но и всякую рыбу».
25 мая посольство проехало Большую Заимку, и Белл записывает в своем путевом дневнике: «Климат по этой стороне Байкала более умеренный, чем на северной сто­роне. Земля дает богатые урожаи пшеницы, ржи, ячме­ня, овса, гречихи и гороха, кроме корнеплодов и других овощей. Жители, которые недавно начали разводить некоторые виды плодовых деревьев, убедились, что они успешно прививаются, поскольку зима коротка и снег лежит не более шести недель или двух месяцев. Берега выглядят очень приятно из-за разнообразного сочетания полей и лесов.
26-го мы достигли большого города Удинска, назван­ного так от реки Уды, впадающей в Селенгу, на восточ­ном берегу. Это место тоже находится в плодородной долине с высокими покрытыми лесами холмами на во­стоке.
В этих холмах находят различные богатые руды, в частности серебряные, в добыче которых сейчас занято много рабочих рук. Рудокопы говорят, что руда слишком тверда, но содержит, однако, значительное количество серебра. Меня информировали, что здесь находят жиль­ные месторождения серебряной руды.
Поскольку эти работы начаты лишь недавно, не ис­ключено, что они могут быть доведены до большего усовершенствования при хорошем попечении, с неболь­шими затратами, ибо металл находится там близко к поверхности. Образцы этих руд были посланы в Санкт-Петербург, и мне сообщили, что его величество наняло немецких рудокопов произвести опыты с ними.
Как здесь, так и на Ангаре находят в большом изо­билии железо на самой поверхности. Но поскольку рас­стояния слишком велики для вывоза, добыча его не сто­ит затрат труда. Для удовлетворения местных нужд кузнецы доставляют свои меха прямо к руднику и пла­вят столько железа, сколько им потребуется. Я видел это железо — оно превосходного качества, мягкое и хорошо поддается ковке.
Кроме названных, в местах этих имеются очень бога­тые медные рудники. Я видел кое-какие образцы руд с большим содержанием чистой меди в жилах. Я не сомне­ваюсь, что со временем и при новых открытиях эти рудники достигнут совершенства и составят большой; доход для русской империи».
Достигнув 28 мая реки Оронгон, Белл видел стано­вище бурят, стада которых паслись по соседству, и пи­шет: «Наши лошади переплыли реку и, пока они обсыха­ли, мы зашли в один из бурятских шалашей. Гостеприим­ная хозяйка немедленно поставила на огонь котелок, чтобы сварить нам чай: стряпня довольно необычная, так что я не могу не описать ее. Поставив большой же­лезный котел на огонь, она старательно вытерла его с помощью конского хвоста, висящего для этой надобно­сти в одном из углов шалаша, залила водой, и, немного погодя туда добавила немного дешевого байхового чая (bohea tea), получаемого из Китая, и немного соли.
Незадолго до того, как вода закипела, она взяла боль­шой латунный черпак и взболтнула чай, пока жидкость не стала совершенно бурой. Теперь сняла чай с огня и после того, как он немного остыл и стал прозрачным, перелила в другой котел. Котел, вытертый, как и рань­ше, конским хвостом, был снова поставлен на огонь. Хозяйка приготовила тесто из муки и свежего масла, висящего в мехе недалеко от конского хвоста, бросила в чайный котел и изжарила. На это тесто вылила чай, прибавила немного хороших густых сливок, взятых из чистого бараньего меха, висящего на колышке среди других вещей. Черпак снова минут на шесть пошел в дело, после чего чай был снят с огня, чтобы остыл. Хо­зяйка достала деревянные чашки, каждая в полпинты и предложила свой чай всей компании. Основным преиму­ществом этого чая является то, что он утоляет и голод и жажду».
Во втором томе своего сочинения Белл в основном останавливается на вопросах, непосредственного отно­шения к Сибири не имеющих (в частности о торговле России с Китаем), и подробно описывает различные пе­рипетии и дорожные приключения, случившиеся с по­сольством на обратном пути из Пекина в Москву (по­сольство покинуло столицу Китая 2 марта 1721 года, 8 апреля были в Селенгинске, а 19 прибыли в Иркутск, откуда выехали 7 июля). Значительную часть пути путе­шественники проделали по Ангаре. Белл пишет: «В сле­дующий день (т. е. 10июля1721 года) мы достигли большого порога, называемого Падуном из-за крутиз­ны падения воды. По этому порогу мы проплыли благо­получно, так как для наших судов уровень воды над ска­лами был достаточно высок. Следующий порог, по кото­рому мы проплыли, названный из-за большой длины Долгим, считается более опасным, ибо, несмотря на дли­ну и глубину прохода, он очень изогнут, извивается от одного берега к другому поворотами между скалами и большими камнями. Плывя по этому проходу, штурман сидит на носу судна, давая шапкой знаки своим людям у руля, каким путем плыть, ибо вода, мчась по скалам и большим камням, издает такой ужасный шум, что со­вершенно невозможно услышать малейший членораз­дельный звук. Кроме того, надо усиленно работать вес­лами, чтобы предохранить судно от поворотов в ту или иную сторону, ибо, если оно налетит на скалы, все това­ры и люди погибнут; о таких несчастных случаях имеет­ся множество примеров.
И мая проплыли мы по другому порогу, называемо­му Шаманским, который считается самым опасным из всех — проход здесь очень узок и извилист. Кое-кто из нашей компании предпочел пройти пешком по берегу, чтобы не подвергнуть себя риску поплыть по воде, но они пожалели о своем решении, ибо были вынуждены караб­каться по скалам и пробираться по зарослям, где виде­ли много змей и других ядовитых тварей. В нижнем кон­це порога мы причалили к берегу, чтобы взять их на борт, и подкрепили наших скитальцев.
Кроме этих трех больших порогов, там их еще много меньших размеров, называемых местным населением шиверами, но, поскольку мы проплыли по ним без ма­лейшего страха, я не упоминаю о них...».
В посольстве 1719 года совместно с Беллом принял участие и немец Георг Иоганн Унферцагт, который в сво­ем путевом дневнике записал сообщения, совпадающие в основном — за исключением некоторых дат и подроб­ностей — с известиями Белла. Рассказ Унферцагта о достопримечательностях Сибири отличается большей су­хостью и лаконичностью и изобилует статистическими данными, к которым Унферцагт испытывал определен­ную склонность.
Категория: Сибирь в описаниях европейцев XVIII в. | Добавил: anisim (29.11.2010)
Просмотров: 1758 | Рейтинг: 5.0/8 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>