Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Пятница, 02.10.2020, 05:37
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Сибирь в описаниях европейцев XVIII в.


Известия иностранцев-дипломатов на русской службе (Перри, Белл, Унферцагт) - 2
Если бы английские моряки, ранее отправленные на поиски прохода в Китай и захваченные морозами, вы­нужденные перезимовать на Новой Земле и умершие на следующий год на своих кораблях с меланхолическим посланием, написанном в каюте и найденном там, об их гибели в ужасной стуже и испытанных ими страданиях, если бы, говорю я, они, как только убедились, что за­стряли во льдах, имея затем достаточно времени и видя, что жестокость зимы не убавляется, немедленно послали бы людей к суше, какую только удалось бы обнаружить, и в случае, если бы не нашли дорог и признаков присут­ствия туземцев, которые могли бы им оказать помощь (которых они, действительно, на той отдаленной север­ной земле могли и не встретить), если бы они построили себе такие хижины в земле, они легко могли доставить свою провизию с кораблей и укрыться в хижинах, и во время умеренных морозов и при свете луны (играющей там при отсутствии солнца немалую роль), имели бы возможность охотиться со своими ружьями, убили оленей и прожили зиму в сохранности и с удовольствием, а весной, когда появилось солнце и лед начал бы таять, могли снова вернуться к своим кораблям.
Некоторые люди, с которыми я толковал по этому во­просу, возражали мне, говоря, что было бы страшно для людей оставлять свои корабли и вверять свою жизнь на всю зиму земле, где они подвергаются постоянной опас­ности быть растерзанными медведями и волками. Мне­ния и рассказы такого толка, распространяемые по это­му поводу, целиком легкомысленны, и на них не следу­ет, обращать внимания, ибо бог распорядился, чтобы та­кие хищники всегда боялись и убегали от человека, яв­ляющегося повелителем всех живых существ, и, несомненно, они никогда не восстают против человека, если только на них не нападешь первым и они не могут спас­тись бегством, или в весеннее время года, когда у них детеныши и они добывают им пищу; Но, кроме этого, из­вестно, что медведи зимой спокойно лежат и сосут свои лапы, и никто не может чувствовать себя в опасности, находясь в вышеупомянутых пещерах. Русские, хотя эти места полны волков и медведей, проезжают без страха по лесам именно в зимнее время, когда можно путеше­ствовать днем и ночью на санях; редко, а то и никогда не слышно о случаях, чтобы на человека напали и рас­терзали его дикие звери...». Джон Перри приводит и некоторые сообщения исторического характера — о завоевании Сибири, — содер­жащие отдельные небезынтересные детали. Заслужива­ют внимания и те места сочинения, где говорится о при­родных богатствах страны, ее промышленности, торго­вых путях и т.п.
«Страна Сибирь является местом, куда царь ссылает навечно главных преступников и правонарушителей. Она была завоевана русскими во времена Ивана Васильеви­ча (Evan Bassilavitz), простирается по ширине в некото­рых местах на 4 или 5 градусов широты и 50 градусов широты на юг, с Троицкого монастыря, лежащего на ре­ке Тунгуске на 66 градусов северной широты, а в долго­ту от берегов реки Оби до истоков реки Аргуни, отстоя­щей на несколько дней пути от знаменитой китайской стены, которая, согласно отцу Лекомпту, была построе­на 1800 лет тому назад для защиты от нападений погра­ничных татар, которые, несмотря на это, все же 70 лет спустя стали хозяевами страны, ханами Великой Тата­рии, являющиеся и ныне императорами Китая.
Завоевание Сибири было совершено под руководст­вом некоего Строганова (Strugenoff), русского купца, который владел обширным флотом глубокосидящих су­дов (каковые русские употребляют до сего времени), некоторые грузоподъемностью до 1000 больших тонн. Их постоянно используют на реке Волге, транспортируя зер­но, соль, рыбу и некоторые другие товары разного рода. Купец имел не только свои фактории во всех больших городах по самой Волге, но также в разных местах, рас­положенных на восточных реках, впадающих в Волгу, распространил свои деловые связи вплоть до жителей пограничных с Обью областей, обменивая свои товары на богатую пушнину Сибири, черных лисиц, соболей, тиг­ров, куниц, бобров и т. п. Он поощрял туземцев, и его. интересы и умение хорошо обращаться с людьми в этих местах заставили его составить план завоевания Сиби­ри. Строганов добыл у царя войска, среди них несколько донских казаков, и меньше чем за два года полностью завоевал страну. Король был убит в этом деле, а сы­новья со многими пленниками были доставлены в Моск­ву. Потомок этой фамилии (известный под титулом си­бирского царевича или принца) теперь живет в Москве, где он владеет поместьем, содержащим четыре или пять деревень, пожалованных ему для доставления средств" к существованию в соответствии его персоне, и живет он в хорошем уважении со стороны царя и знати.
Царство Сибирь и относящиеся к ней провинции счи­таются восьмой частью владений царя (разделенных на провинции шесть лёт тому назад) и приносит значитель­ный доход в царскую казну, сверх того поддерживает гарнизоны в стране и постоянно посылает рекрутов в царскую армию, в частности, Сибирский Тобольский полк, как из пехоты, так и из драгун состоящий, счита­ющийся не хуже других имеющихся у царя полков, за исключением гвардии, куда люди набираются из всех полков.
Кроме этих преимуществ и дальнейшей перспективы расширения царских завоеваний до самого Татарского моря, где везде имеется богатейшая пушнина, по пути в эту страну русские ныне путешествуют по отличной до­роге до самого Китая. Они ежегодно отправляют боль­шие купеческие караваны, которые возят туда главным образом богатую сибирскую пушнину, черных лисиц, со­болей, тигров, горностаев и т. п., и разные мелкие това­ры, привозимые из Архангельска, и доставляют из Ки­тая чай в больших банках, камку, а также вид полотна, смешанный с хлопчатником, называемый русскими ки­тайкой, окрашенный иногда в красный, иногда в синий и другие цвета, каковую охотно носят русские женщи­ны. Привозят также из Китая жемчуг и золото в слит­ках. Кроме того, русские добывают жемчуг в некоторых восточных реках, граничащих с китайскими владениями; между ними п Тобольском на пути в Китай они построи­ли много городов и местечек, где содержат гарнизоны. Недавно сообщил мне господин Салтыков, здешний цар­ский резидент, что в то время, когда я' приехал из Рос­сии, от губернатора Сибири поступило сообщение на имя царя, что русские нашли в реке, текущей из юго-восточ­ной части этой провинции и впадающей в Каспийское море, значительное количество золотого песку, который, как полагают, даст хорошую прибыль. Имеются также различные железоделательные заводы в Сибири, и же­лезо, которое, оттуда доставляют, такого отличного ка­чества, что продают его на одну треть дороже другого железа в России. Есть также и род слоновой кости, до­ставляемый оттуда — бивни земноводного существа, на­зываемого бегемотом, каковую обычно находят на реке Ламе и около озер в этих местах. И русские обитатели, и туземцы Сибири поддерживают постоянное общение и доброе согласие с монголами, братскими, тунгусами, богдоями и узбекскими татарами, населяющими юг Си­бири до самых границ Китая».
Тематически разнообразнее, чем записки Джона Пер­ри, дневники англичанина Джона Белла Антермонского, располагавшего более богатыми источниками и, глав­ное, большим запасом непосредственных наблюдений.
В предисловии к книге Белл рассказывает, что с ма­лолетства имел чрезвычайную охоту к путешествиям и, получив рекомендательные письма к доктору Орешкину (Ares'kine) — первому врачу и тайному советнику Пет­ра I — в июде 1714 года из Лондона на корабле «Благополучный» под начальством капитана Эмерсона от­плыл в Россию. По ходатайству Орешкина он стал членом посольства Артемия Петровича Волынского к персидскому софи, позже был принят на службу в кол­легию иностранных дел и в 1718 году принял участие в посольстве капитана лейбгвардии Льва Васильевича Измайлова в Китай, куда выехал в июле 1719 года.
Если Перри интересовался главным образом этно­графией и он, как и многие его предшественники в XVII веке, еще находился в плену «экзотических» представ­лений о Сибири как о стране необычной и несравнимой с другими странами, то Белл пытается осмыслить обиль­но поступившие в его распоряжение сведения в духе просветительской философии XVIII века, обращая глав­ное внимание не на отдельные «экзотические» детали, а на иные, предметы: развитие сибирских городов, состоя­ние промышленности, природные богатства страны и перспективы их разработки. В этом отношении книга Белла в некоторой степени предваряет научные отчеты участников академических экспедиций Гмелина, Милле­ра, Мессершмидта, положившие наряду с русскими от­четами начало научному изучению Сибири.
О Соликамске Белл пишет: «Город Соль-Камская, главный в Великой Перми, при реке Усолке, которая впадает в Каму в полмили от города, собою очень велик и многолюден и главный в провинции сего имени, которая причислена ныне к Сибирской губернии. Он весьма приятно расположен по восточному берегу реки Камы. Сия река очень знаменита в сей стране света. Истоком своим она исходит из севера и принимает в себя реку Парму, Сылпу, Колпу и множество других речек, кото­рые совокупно составляют большую реку, величиной почти равную Волге, в которую впадает она около ше­стидесяти верст ниже Казани и теряет там свое имя.
Соль-Камская славится своими варницами. Они при­надлежат барону Строганову и были пожалованы его предкам в 1558 году царем Иоаном Васильевичем. Он их привел в столь хороший порядок, что может снабжать солью не только всю Россию, но даже отправлять ее в чужестранные государства. Соль эта черновата, но все же в своем роде изрядна.
Категория: Сибирь в описаниях европейцев XVIII в. | Добавил: anisim (29.11.2010)
Просмотров: 1735 | Рейтинг: 5.0/8 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>