Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Среда, 06.07.2022, 09:26
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » По следам иркутской легенды (ч. 2)


Улица Сухэ-Батора - 2
Среди военных Сухэ-Батор стал признанным во­жаком. Но богдогегена и его клику не радовала по­беда Сухэ-Батора, полководца из народа. Их пуга­ла революция в России, и они пошли на сговор с китайскими захватчиками: почти во все монгольские города те ввели свои войска. Монгольская армия была распущена. Сухэ-Батор оказался не у дел. Он устроился наборщиком в типографию. Вот тогда и встретились Сухэ-Батор и Чойбалсан. Встретились как два единомышленника, оба понимали, что путь аратов к национальному освобождению будет не­легким. Но считали, что если монгольский народ станет бороться за независимость своей ораны в союзе с рабочими и крестьянами Советской Рос­сии, то он обязательно добьется успеха.
Они   объединили   свои   нелегальные   кружки   и решили перейти к агитации среди аратства. Это уже был зародыш революционной партии. В нала­живании ее работы помогали русские большевики, проживающие в Урге, врач Цибектаров, механик Кучеренко и служащий Гамбаржевский. Они посо­ветовали Сухэ-Батору связаться с Советской Рес­публикой. С письмом к русским большевикам доб­рался он до границы. Письмо Сухэ передал знако­мому арату, а сам вернулся в Ургу.
Прошло несколько месяцев. Однажды врач Ци­бектаров пригласил к себе Сухэ-Батора. Когда он пришел, навстречу поднялся невысокого роста блондин.
— Знакомьтесь, — сказал Цибектаров Сухэ-Бато­ру, — это особо-уполномоченный Дальневосточного Коминтерна Сороковиков.
Беседа затянулась на всю ночь. В конце ее Со­роковиков пригласил монгольскую делегацию в Москву, к Ленину.
Летом 1920 года в пастушьей юрте, на берегу Толы, состоялось собрание объединенного круж­ка. На нем была принята написанная Сухэ-Батором «Присяга партийцев». Это была первая програм­ма народной партии. В ней говорилось, что глав­ная задача всех революционеров — поднять аратство, очистить страну от врагов, вернуть ей неза­висимость, укрепить государство. Решено было по­слать делегацию к Ленину с письмом.
Под видом купца Тумура Сухэ-Батор перешел границу. Его жена Янжима с сыном Галсаном ос­тались в Урге. В Верхнеудинске Сухэ-Батора встре­тил Чойбалсан. Через день вся монгольская делега­ция собралась в Иркутске. Часть ее поехала в Моск­ву, к Ленину, Сухэ-Батор и Чойбалсан остались в на­шем городе.
— С завтрашнего дня, — сказал Сухэ-Батор, — бу­дем посещать школу красных командиров. Нужно учиться военному искусству. Близится день схват­ки с врагом.
Чойбалсана зачислили в младшую группу, Сухэ-Ботора поставили на командирскую должность. Проживали в гостинице «Амурское подворье», рус­скому языку Сухэ-Батор учился у  Чойбалсана.
На берегу Ангары на полигоне Сухэ обучал красноармейцев владеть шашкой, на полном ходу преодолевать барьеры, рассекать одним ударом глиняное чучело. На кавалерийских занятиях не бы­ло ему равных. Стрелял без промаха. Среди коман­диров и бойцов Сухэ пользовался уважением. А вечерами постигали теорию марксизма-ленинизма, принимали активное участие в общественной жиз­ни города.
В сентябре в первом Советском доме состоя­лась III губернская конференция большевиков. С приветствиями выступили представители коммунис­тических секций — венгерской, немецкой, чехосло­вацкой, польской, корейской. Слово предоставили и Сухэ-Батору.
— Наша революционная партия, — говорил он, — зародилась среди пастухов Монголии. От них я несу привет Иркутской конференции Российской Коммунистической партии большевиков, той партии, которая первой подняла знамя восстания против мирового капитала. Призыв вашей партии дошел до пастухов степей Монголии, закабаленных трижды: и своими феодалами — теократами, и китайскими милитаристами,  и  мировым капиталом.
В Иркутске Сухэ-Батор и Чойбалсан разработа­ли план вооруженного восстания в Монголии. 10 ноября 1920 года здесь вышел первый номер газе­ты   «Монголыл унэн»   («Монгольская правда»).
Вскоре из Урги Сухэ-Батор получил от своей жены Янжимы письмо, в котором она передавала печальные вести: революционные кружки разгром­лены, русские большевики Цибектаров, Кучеренко и Гембаржевский расстреляны, Максаржав аресто­ван. Белогвардейские отряды японского ставленни­ка барона Унгерна двигаются на Ургу.
Надо было спешить. 18 ноября монгольские ре­волюционеры выехали в приграничные районы Мон­голии.   1 марта 1921   года состоялся  I съезд Монгольской народной партии, а через несколько дней было создано Временное Народное правительство. Сухэ-Батор стал военным министром и главнокоман­дующим Народной Армии, Чойбалсан был назначен заместителем  главкома. В эти  же дни Сухэ-Батор разработал   оперативный   план  взятия   Маймачена. Сам он повел цириков на штурм.   После двух атак город был  взят.   Китайские   милитаристы  бежали. Временное Народное правительство обратилось за помощью к Советской стране. И помощь пришла. 35-я стрелковая дивизия, партизаны П. Е. Щетинкина, а также полки  Народно-революционной армии Дальневосточной республики помогли монгольской Народной Армии разбить многочисленные отряды русских белогвардейцев и 6 июля занять Ургу. Ун­герна пленили, отправили в Новосибирск, где суди­ли и расстреляли.
Категория: По следам иркутской легенды (ч. 2) | Добавил: anisim (10.07.2011)
Просмотров: 1797 | Рейтинг: 5.0/10 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>