Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Воскресенье, 20.09.2020, 12:05
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » По следам иркутской легенды (ч. 2)


Улица Ивана Новокшонова - 3
Утром 11 января к начальнику чешского гарни­зона на станции Зима полковнику Ваня явилась группа партизан. Вид у них был воинственный и грозный. Все в полушубках, обвешанные ремнями с саблями и пистолетами, на папахах красные лен­ты. В это время другие партизаны отцепили паро­возы от литерных поездов. Полковник не на шутку испугался. Новокшонов изложил ему свои требо­вания. Партизан Сливко перевел их с русского на чешский. Полковник кому-то позвонил по телефо­ну, а потом отказался выполнить требования пар­тизан, сославшись на соглашение, которое было заключено в Тулуне между партизанами Н. Бурло­ва и чешским командованием. По нему чехословаки гарантировали невмешательство в боевые опе­рации партизан, а те — пропуск чешских эшелонов на Восток. Это было вынужденное, компромиссное соглашение для партизан: они не имели сил для борьбы на два фронта, а Красная Армия была еще далеко.
И Новокшонов сказал полковнику:
— Это соглашение на русские эшелоны с Кол­чаком и золотом не распространяется.
Однако белочехи были непреклонны. Теперь они сослались на распоряжение высшего союзного командования. Партизаны не могли вступать в во­енный конфликт с белочехами. И все же прежде чем вернуть паровозы, Новокшонов, угрожая нас­туплением  партизан   на   линию  железной  дороги, добился согласия посадить в вагон с Колчаком представителя партизан. (Выбор пал на храброго разведчика Соседко.) Партизанский командир на­стоял также на том, чтобы ему разрешили посмот­реть на адмирала, удостовериться в том, что он находится в поезде, а также дать телеграмму в сторону Иркутска.
Новокшонов с сопровождающим офицером во­шел в вагон, миновал конвой, чех открыл купе ад­мирала. Внушительный и грозный вид партизана как ледяная вода подействовала на Колчака. Он вско­чил, его испуганные глаза забегали по сторонам, на пожелтевшем лице выступили капельки пота. Новокшонов бросил презрительный взгляд на кро­вавого адмирала, хлопнул дверью и быстро вышел из вагона.
Вскоре поезда тронулись. Всем командирам партизанских отрядов и рабочих дружин по линии Зима — Иркутск от Новокшонова полетела теле­грамма о том, чтобы принять все меры к задер­жанию поезда с Колчаком и золотым запасом. Эшелоны как бы по эстафете передавались рево­люционным частям...
Пятый зиминский партизанский кавалерийский полк, как отдельная боевая единица, принял учас­тие в разгроме семеновцев и японцев в Забайкалье.
После гражданской войны в Сибири Иван Но­вокшонов работал в транспортной чрезвычайной комиссии в Верхнеудинске, Иркутске, Омске. С 1921 года он жил в Москве.
И. Новокшонов, пройдя через горнила револю­ции и гражданской войны, решил рассказать лю­дям, как был низвергнут старый мир эксплуатато­ров, как рождался в боях новый мир. Его очерки, рассказы, созданные по личным впечатлениям, бы­ли хорошо приняты читателями. Можно сказать, вместе с Д. Фурмановым и А. Серафимовичем он стоял у истоков советской литературы о граждан­ской войне.
В 1925 году Новокшонов был принят в члены Всероссийского общества крестьянских писателей и был ответственным секретарем Московской орга­низации общества. Он много работал. Написал белым стихом поэму о Ленине «Великий Аным», сов­местно со Скрипником создал сборник «Памяти павших за Октябрь», напечатал большую повесть «Таежная жуть»—о партизанском движении в Ир­кутской губернии. Имя популярного партизанского писателя стало известно и за пределами нашей страны. Летом 1927 года в гостях у И. Новокшонова побывал мексиканский журналист М. Гарсиа. Они долго и задушевно беседовали. Гость был восхищен героической биографией «сибирского партизана», его литературным творчеством. У себя на родине журналист опубликовал большой очерк о И. Новокшонове под названием «Представитель русской ли­тературы. По его повести «Потомок Чингис­хана» режиссер Пудовкин поставил фильм, который вошел в золотой фонд советской кинематографии и обошел все экраны мира. Повесть и фильм рас­сказывали о том, как просыпается сознание кочев­ников-монголов, как под влиянием Великой Ок­тябрьской социалистической революции формиро­вался их протест. Не случайно «Потомок Чингисха­на» десятилетиями не сходил с экрана, был осо­бенно популярен в странах, освобождающихся от колониальной зависимости.
Последние годы Иван Михайлович жил в Сверд­ловске. Там он издал сборник рассказов «Партизан­ские были», внимательно следил за жизнью Сиби­ри, часто бывал здесь; навестил и свою родную Зи­му.
Писатель пробовал свои силы и в драматургии. Его пьесы «Мастер Зайцев», а также «Ненависть», «Веселый портняжка», написанные в соавторстве, шли во многих театрах страны. Романтикой подви­га во имя новой жизни проникнуто все литератур­ное творчество Новокшонова.



Категория: По следам иркутской легенды (ч. 2) | Добавил: anisim (10.07.2011)
Просмотров: 1667 | Рейтинг: 5.0/12 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>