Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Суббота, 18.11.2017, 05:25
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Открытие Сибири ч. 2


Одиссея землепроходца Пенды - 7
Миллер писал о Пенде: «Пенда, или Поянда, про­мышленный человек из России, отправился в старые времена из Туруханска водою вверх по Нижней Тунгу­ске с собранными из разных мест 40 человеками, же­лая открыть новые землицы. В первое лето он дошел до речки Нижней Кочомы, где тунгусы загородили реку, навалив в нее множество деревьев. Так как он не мог пройти дальше на своих судах, он построил там зимо­вье, которое до сих пор известно еще под названием Нижне-Пендинского зимовья. Зиму он провел за со­болиной охотой, а когда тунгусы делали попытки на­пасть на него, он без труда прогонял их огненным бо­ем. Следующей весною, когда полая вода снесла сде­ланную тунгусами преграду, он снова двинулся в путь на своих судах, но встретил такое сильное сопротивле­ние, что это лето и всю зиму ему пришлось провести в тамошних местах. Свидетельством этому якобы служит построенное им в расстоянии всего ста верст от преды­дущего, недалеко от устья речки Средней Кочомы, Верхне-Пендинское зимовье.
Наконец, третий год был для него настолько благо­приятным, что он достиг той части реки Тунгуски, где от нее шел небольшой волок на реку Лену, который на­зывался Чечуйским волоком, по реке Чечую, впадаю­щей в Лену. Несмотря на это, Пенда не решался сразу же перейти волок, так как думал, что на Лене его ка­раулят тунгусы, собравшиеся в большом числе. Дей­ствительно, он имел с ними несколько   столкновений.
Возможно, однако, что третье зимовье он построил на этом волоке для соболиного промысла и прожил в нем до открытия водного пути. В четвертый год он проехал по Лене до тех мест, где после был построен Якутск. Тою же осенью или же следующей весною он возвра­тился обратно и пошел затем вверх по Лене до реки Куленги, откуда степью перешел на реку Ангару и далее через Енисейск снова вернулся в Туруханск».
Из рассказов Гмелина и Миллера следует, во-пер­вых, что источником сведений о походе Пенды явились рассказы мангазейских казаков, передававшиеся из уст в уста, от отца к сыну на протяжении целого столетия, с начала XVII века и до 30-х годов XVIII столетия, когда их и записал Гмелин.
Этот факт замечателен сам по себе. Перед нами единственный в своем роде образец исторического фольклора русского старожилого населения Сибири — прямых потомков первых землепроходцев. Он засвиде­тельствован в записи XVIII века и притом в записи ученого-наблюдателя.
Старая русская Сибирь, несомненно, располагала об­ширным и своеобразным по характеру запасом соб­ственных исторических преданий, в которых по-своему преломлялось прошлое русских пришельцев и ее корен­ного населения.
Это был, с одной стороны, казацкий исторический фольклор, являвшийся своего рода устной летописью первых походов и завоеваний. С другой стороны, кре­стьянский фольклор, повествовавший о ходе земледель­ческой колонизации, возникновении новых деревень и сел, о жизни крестьян в старину. Существовал, несом­ненно, и городской, купеческий и мещанский, истори­ческий фольклор.
Первым исчез, по-видимому, ранний казачий фольк­лор, распавшийся вместе с разложением прежнего каза­чьего уклада жизни и утратой казаками их прежнего значения в новых условиях. Тем ценнее опубликованный Гмелиным рассказ о походе Пенды.
Из повествования Гмелина следует также, что дли­тельное сохранение рассказа о Пенде объясняется осо­бым отношением к нему земляков-мангазейцев. Мангазейские казаки восхищались и гордились своим героем. Подвиг Пенды поражал их воображение на протяжении многих десятилетий. Он удивил даже всегда сдержанно­го в своих суждениях Гмелина.




Категория: Открытие Сибири ч. 2 | Добавил: anisim (27.06.2011)
Просмотров: 1024 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>