Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Понедельник, 20.11.2017, 09:52
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Открытие Сибири ч. 2


Одиссея землепроходца Пенды - 8
О том, что Пенда действительно побывал в центре Якутской земли, свидетельствует и якутский историче­ский фольклор. В некоторых вариантах преданий о зна­менитом кангаласском вожде Тыгыне говорится о том, что в последние годы его жизни во владениях Тыгына появились никому не ведомые пришельцы — первые рус­ские. Эти новые люди, поразившие бесхитростного якут­ского вождя своим искусством работать и мудростью, появились неожиданно и так же неожиданно исчезли.
Существенно и то обстоятельство, что в якутском предании ясно и определенно говорится о мирном ха­рактере первой встречи русских пришельцев с якутами Тыгына. В устной повести мангазейских казаков о при­ключениях Пенды очень подробно излагается борьба с тунгусами, но нет ни одного слова о каких-либо стыч­ках с якутами или бурятами. Такое полное совпадение вряд ли может быть случайным. Очевидно, оно соответ­ствует действительному ходу событий.
Точность устного рассказа мангазейцев о путеше­ствии Пенды и его 40 товарищей подтверждается тем, что здесь с полной определенностью указаны главные вехи длинного пути Пенды, особенно вверх по Нижней Тунгуске, в том числе оставленные им по дороге зимо­вья, в которых землепроходцы отсиживались от тун­гусов.
Особенно важно, что в совершенно новом свете изоб­ражены Гмелиным и внутренние мотивы, вызвавшие экспедицию Пенды на Лену. По мнению Фишера, един­ственной причиной, заставившей Ленду совершить такое путешествие, была жажда прибыли. Гмелин же прямо и определенно указывает, что совсем не это было главным и тем более единственным стимулом для подвигов Пен­ды и его 40 товарищей в Восточной Сибири.
Пенда, как рассказывали Гмелину мангазейские ка­заки, которым, несомненно, была ближе, чем кому-либо другому, психология храброго путешественника XVII столетия, так много слышал о больших делах рус­ских землепроходцев на Севере, что и сам захотел сде­лать свое имя таким же знаменитым. Жажда великих дел и славы у потомства, а не одно лишь только про­стое желание разбогатеть вооружило Пенду такой не­сгибаемой волей, таким упорством и смелостью.
Еще более важно то обстоятельство, что храбрый Пенда, по словам Гмелина, достаточно широко понимал свою роль пионера в этих новых и никому еще из рус­ских не известных странах. Дойдя до крайних пределов известной в то время русским Восточной Сибири — устья Нижней Тунгуски, — Пенда согласно прямому и точному выражению Гмелина «решается итти вверх по этой реке и всю эту страну исследовать».
Более того, вернувшись обратно, Пенда оставляет первое письменное известие о своих открытиях, которое и явилось, по указанию Гмелина, поводом к дальнейше­му исследованию и заселению новых областей Сибири. Нельзя не вспомнить в этой связи об известной доклад­ной записке мангазейского воеводы А. Палицына, где говорилось о намечавшемся присоединении Ленского края к русскому государству. Вполне вероятно, что, кро­ме различных сообщений тунгусских князцов, Палицын мог использовать при составлении этого интересного до­кумента и доставленные ему как мангазейскому воеводе письменные известия Пенды о путешествии по Нижней Тунгуске, Лене и Ангаре. В этом смысле и следует пони­мать слова Гмелина о том, что именно сообщения Пен­ды дали повод к заселению русскими Ленского края.
Изложенные факты убеждают нас в том, что земле­проходец XVII столетия Пенда, один из многих безвест­ных русских первооткрывателей новых земель, память о котором случайно сохранил Гмелин, вполне заслужива­ет внимания наших современных историков.



Категория: Открытие Сибири ч. 2 | Добавил: anisim (27.06.2011)
Просмотров: 1082 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>