Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Вторник, 29.09.2020, 21:31
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Очерки истории Иркутска


Иркутск в период первой русской революции 3

Иркутской организацией РСДРП была развита широкая «листковая агитация», т. е. распространение агитационных листовок. Стачкой руководил стачечный комитет, в состав которого входили представители Иркутского комитета РСДРП. Она продолжалась с 9 по 16 августа.

Стачки, происходившие в Чите, Хилке, Красноярске, Боготоле, Иркутске, имели определенно выраженный политический характер. Оценивая стачечное движение в августе 1905 г., Иркутский коми­тет РСДРП отмечал, что «рабочие требуют улучшения своей доли, народной свободы и народного правления». Всеобщая политическая стачка рассматривалась как средство, подготовляющее к вооружен­ному восстанию. «Сибирские рабочие всеобщей стачкой готовятся к этому восстанию, — говорилось в обращении Иркутского комите­та РСДРП. — Всеобщая стачка учит их смело и дружно нападать на царское правительство, бороться за мир и свободу. Всеобщая стач­ка ведет к восстанию!»

Опыт стачечного движения в августе 1905 г. был использован при проведении Всероссийской всеобщей политической стачки.

«Октябрь и декабрь 1905 года знаменуют высшую точку восхо­дящей линии российской революции. Все источники революционной силы народа открылись еще гораздо шире, чем раньше», — писал В. И. Ленин. Этот период был моментом наивысшего подъема ре­волюционного движения и для Иркутска.

13—14(26—27) октября 1905 года Всероссийская политическая стачка охватывает и Сибирь. Началась всеобщая железнодорожная забастовка по всей Сибири.

13 октября Иркутский комитет РСДРП выпустил обращения «Бросайте работу, товарищи! (Ко всем рабочим города Иркутска)» и «К железнодорожникам» по поводу Всероссийской политической стачки. Иркутские рабочие дружно примкнули к всероссийскому ста­чечному движению. Забастовка началась 14 октября после митинга в железнодорожном депо. Деповские рабочие двинулись в город, чтобы призвать к стачке рабочих других предприятий. В тот же день произошла забастовка на телеграфе и почте и по всем служ­бам управления Забайкальской и Кругобайкальской железной до­рог. С воодушевлением проходили собрания рабочих и служащих. Настроение было приподнятое.

1.5 октября вышел первый номер «Стачечного листка», издавае­мого Иркутским комитетом РСДРП. «В «Листке», выходившем по 18 октября, освещался ход всеобщей политической стачки, сообща­лось о народных собраниях в Иркутске; участники стачечного дви­жения призывались к стойкости, к усилению революционной борь­бы. К 16—17 октября стачечное движение охватило весь Иркутск. В городе бастовали все рабочие и служащие железнодорожных управлений, вокзала, депо, машинисты, рабочие и служащие по ли­нии железной дороги, рабочие типографий и других городских предприятий, почта и телеграф, служащие банков, городского управ­ления, контрольной и казенной палат, учителя начальных школ и учащиеся средних учебных заведений, артисты драматической труп­пы Иркутского городского театра.

В «Стачечном листке» Иркутского объединенного рабочего ста­чечного комитета политические требования забастовавших были сформулированы так:

1. Созыв Учредительного собрания на основе всеобщего, рав­ного, прямого и тайного голосования.

2. Демократическая республика.

3. Свобода слова, печати, собраний, союзов и стачек.

4. Восьмичасовой рабочий день.

5. Прогрессивный подоходный налог.

6. Всеобщее вооружение народа.

Приводя все эти требования, Иркутский комитет РСДРП в об­ращении «Ко всем забастовавшим» призывал  их  не  складывать оружия и крепко стоять на страже интересов рабочего класса. Об ращение заканчивалось призывом:

«Товарищи забастовавшие!

Да здравствует народное восстание!

Да здравствует всеобщая политическая забастовка!»

По инициативе Иркутского комитета РСДРП в Иркутске был организован объединенный рабочий стачечный комитет. Его орга­низация была вызвана тем, что буржуазная часть существовавшего тогда общего стачечного комитета «явно проявила стремление обеспечить стачечному комитету буржуазное большинство и обна­ружила резко враждебное отношение к рабочим». Рабочие решили образовать свой стачечный комитет, считая, что пребывание их в одном комитете с представителями буржуазии не только бесполез­но, но и вредно как для интересов рабочих, так и для успехов борь­бы с самодержавием.

Объединенный рабочий стачечный комитет имел большое орга­низующее значение во время стачечного движения в Иркутске.

Уже в октябрьские дни стачечные комитеты фактически испол­няли некоторые функции государственной власти. Они устанавли­вали распорядок на железной дороге, от них зависела отправка поездов с продовольствием и воинскими частями. Стачечные комитеты распоряжались открытием и закрытием магазинов, запрещали городской управе выдавать фураж и деньги полиции, принимали меры к понижению цен на продукты и т. д.

В период всеобщей стачки в Иркутске происходили многолюд­ные митинги. 16 октября 1905 г. состоялась сходка рабочих желез­нодорожного депо, принявшая резолюцию, предложенную предста­вителем Комитета РСДРП, о всеобщей стачке и подготовке к вооруженному восстанию. В тот же день происходил в зале общест­венного собрания митинг, на котором присутствовало свыше 5000 человек, выступило 30 ораторов.

В большом количестве распространялись социал-демократиче­ские листки.

17 октября состоялось многолюдное собрание в Иркутском го­родском театре, проходившее под охраной рабочей дружины само­обороны при Иркутском комитете РСДРП. Собирались средства на вооружение рабочих.

Уже в октябрьские дни рабочие, действовавшие под руковод­ством большевиков, стремились запастись оружием. С одной сто­роны, это вызывалось необходимостью самообороны против черной сотни, полиции и жандармерии, с другой — что было особенно важ­но, формирование боевых дружин вызывалось задачами подго­товки к вооруженному восстанию.

В октябре-ноябре 1905 г. рабочие дружины охраняли народ­ные собрания и демонстрации в Иркутске, защищали их участников от черносотенцев и полицейских. 17 октября черносотенные хулиганы и переодетые городовые совершили несколько нападений на заба­стовщиков и пытались устроить в городе погром. Энергичный отпор боевых дружин заставил черносотенцев разбежаться. Черно­сотенные хулиганы ранили и убили нескольких человек, но попытки погрома были пресечены дружинниками. По городу ходили их па­трули.

Широкий размах стачечного движения привел в замешательство царских управителей. Иркутский генерал-губернатор граф Кутайсов отправил 19 октября 1905 г. телеграмму Николаю II. Царский са­трап сообщал: «Положение отчаянное. Войск почти нет. Бунт пол­ный, всеобщий. Сообщений ни с кем. Опасаюсь подкрепления бун­товщиков прибывающими железнодорожными рабочими. На усми­рение надежд пока мало. Прошу разрешения объявить военное положение, дав мне лично самые обширные права телеграфом».

В момент получения этой телеграммы царь был напуган не мень­ше графа Кутайсоза. Николай II был вынужден издать манифест 17 октября, в котором обещал «даровать» неприкосновенность лич­ности, свободу совести, слова, собраний, союзов и созвать Государ­ственную думу. Несмотря на вынужденные уступки, царский мани­фест был обманом, уловкой для того, чтобы выиграть время, собрать реакционные силы и ударить по революции. Царь, подпи­савший манифест «о незыблемых основах гражданской свободы», от­давал вместе с тем приказы о расправах с борцами за свободу, цар­ское правительство устраивало кровавые погромы.

Большевики разъясняли массам лживость царских обещаний, призывали рабочих к оружию, к подготовке вооруженного вос­стания.

Сибирская либеральная буржуазия расценивала манифест 17 ок­тября как «новую эру» и в своих приветственных телеграммах раб­ски выражала своп «верноподданнические чувства» царизму «за да­рованную милость».

Рабочие не возлагали надежд на манифест 17 октября. Расте­рянность же напуганного революционным подъемом царского пра­вительства и его местной администрации была использована сибир­скими организациями РСДРП для еще большего развертывания революционной пропаганды и агитации.

20 октября Иркутский объединенный рабочий стачечный коми­тет выпустил воззвание к солдатам, призывая их переходить на сто­рону народа и вместе с ним бороться за свободу.

Когда 22 октября 1905 г. был получен в Иркутске царский ма­нифест, в городском общественном собрании состоялся митинг, устроенный Иркутским комитетом РСДРП. Участники митинга (3000 человек) приняли резолюцию, в которой манифест 17 октяб­ря рассматривался как «уступка, вырванная у самодержавия в бою всероссийской политической стачкой». Далее говорилось, что пра­вительство, давая народу бумажки, оставило за собою штыки: «...обещая народу свободу па бумаге, оно продолжает проливать на­родную кровь. Призывая к успокоению, оно мобилизует тем вре­менем повсюду черные сотни и организует самые возмутительные, самые ужасные зверства и погромы».

Участники митинга призывали к продолжению и усилению ре­волюционной борьбы:

«Задача рабочего класса и всех, кто стремится к истинной на­родной свободе, должна заключаться в том, чтобы, не давая улечь­ся революционному движению, направить его, к окончательному уничтожению царской власти, к достижению полного самодержавия народа».

На втором собрании, происходившем 30 октября, было принято решение «бороться с оружием в руках до тех пор, пока не будет сломлена вконец сила царского правительства, пока не сделается полным господином в России сам народ». Против такого решения выступили буржуазные либералы, собравшие свой митинг. Они бы­ли против вооруженного восстания и высказывались за создание графом Витте министерства из либералов, разделяющих платфор­му земских съездов. Революционной борьбе буржуазные либералы противопоставляли путь реформ и шли на сделку с царским пра­вительством.

По поводу их выступлений Иркутским комитетом РСДРП была издана листовка «Два пути и две цели», направленная против бур­жуазных либералов и эсеров. В листовке говорилось о руководя­щей роли рабочего класса в революционном движении:

«В России душой освободительного движения сделался рабо­чий класс, в его руках находится рычаг народного восстания, под его руководством весь народ пройдет политическую школу по со­кращенному, революционному методу и благополучно сдаст экзамен на гражданина республики».

В 1905 г. возникли новые революционные организации, имею­щие огромное всемирно-историческое значение, — Советы рабочих депутатов. Они являлись тогда органами восстания и первыми за­чатками революционной власти. Так рассматривали Советы большевики. Меньшевики же смотрели на Советы как на органы местно­го самоуправления, не считая их ни органами восстания, ни зачатками революционной власти. .

В Иркутске 30 ноября (13 декабря) 1905 г. на собраниях ра­бочих и служащих управления Забайкальской железной дороги, депо и станции Иркутск был организован Совет депутатов служа­щих и рабочих Забайкальской железной дороги. Избрав исполни­тельное бюро, Совет поручил ему немедленно провести в жизнь мероприятия по усилению перевозки войск и доставки продовольст­венных грузов, установить строгий контроль над действиями ад­министрации, не допускать никаких мер против революционного народа, принимать в случае необходимости экстренные меры до полного захвата дороги в свои руки включительно, установить тес­ную связь с соседними дорогами.

Большевики, работавшие в Иркутске, Чите, Слюдянке, Мысовой, Верхнеудинске, Петровском заводе и других пунктах по линии Забайкальской железной дороги, стремились расширить состав и сферу деятельности Советов депутатов, чтобы в них участвовали не только железнодорожники, но и рабочие других предприятии. Боль­шевики добивались захвата Советами железной дороги, чтобы ис­пользовать ее в интересах революции, усиления вооружения рабо­чих, подготовки вооруженного восстания.

В Иркутском Совете депутатов служащих и рабочих большеви­ки встретили противодействие со стороны меньшевиков, имевших влияние среди служащих управления Забайкальской железной до­роги (оно находилось тогда в Иркутске). Под влиянием меньшеви­ков «управленцы», входившие в состав Совета, ограничивали его деятельность контролем над администрацией, оказанием содействия в ускорении перевозки воинских частей из Маньчжурии и продо­вольственных грузов, ходатайствами об удовлетворении повседнев­ных профессиональных нужд. Иркутский Совет, в котором преобла­дали не рабочие, а служащие управления Забайкальской железной дороги, превратился лишь в контрольный орган над действиями же­лезнодорожной администрации. Такая позиция подверглась резкой критике со стороны Читинского железнодорожного комитета и дру­гих комитетов но линии железной дороги, добивавшихся полной пе­редачи управления в руки выборных от рабочих и служащих.

Позицией Совета при управлении железной дороги были недо­вольны также рабочие комитеты на станциях Иркутск и Иннокентьевская. В двадцатых числах ноября на Сибирской и Забай­кальской железной дорогах был явочным порядком введен восьми­часовой рабочий день. Рабочие комитеты захватили железнодорож­ный телеграф и установили свой контроль над работой железнодо­рожных мастерских и депо.

В Чите и Красноярске Советы, действовавшие под руководст­вом большевиков, стали органами вооруженного восстания и зачат­ками революционной власти.

Революционная борьба рабочего класса всколыхнула и сибир­скую деревню. Большевики призывали крестьян к борьбе против самодержавия и разъясняли бедноте непримиримость ее интере­сов с интересами деревенских богатеев. В деревнях распространя­лись брошюра В. И. Ленина «К деревенской бедноте» и воззвание Центрального Комитета РСДРП «Крестьяне, к вам наше слово». Оно было переиздано Иркутским комитетом РСДРП. 3 этом об­ращении Центральный Комитет партии призывал крестьян к союзу с рабочим классом для совместной борьбы против самодержавия и эксплуататорских классов.

«Подымайтесь, крестьяне, присоединяйтесь к рабочим!» — этот призыв несколько раз повторяется в воззвании.

В декабре 1905 г., январе 1906 г. происходили крестьянские волнения в селениях Верхоленского, Киренского, Балаганского и Нижнеудинского уездов Иркутской губернии.

Крестьяне отказывались платить подати и отбывать натураль­ные повинности в пользу царского правительства, вносить сборы духовенству, изгоняли ИЗ сел полицейских и крестьянских началь­ников. В деревнях также происходили революционные демонстрации, принимались постановления об изменении существующего режима, т. е. о свержении царизма. На Ленском тракте крестьяне объявили почтовую забастовку, отказываясь перевозить казенные грузы и чиновников. Забастовкой руководил стачечный комитет. Этот факт показывает, что крестьяне восприняли одну из главных форм пролетарской борьбы — стачку.

Всеобщая политическая стачка в России являлась подготови­тельной ступенью к вооруженным восстаниям, вспыхнувшим в раз­ных местах обширной страны. Наиболее крупным было Московское восстание, происходившее в декабре 1905 г. В Сибири красноярское и читинское восстания привели к захвату власти, хотя ч на корот­кий срок, местными Советами рабочих и солдатских депутатов. В Иркутске также подготовлялось вооруженное восстание, но оно не осуществилось.

В конце октября 1905 г. в состав иркутской организации РСДРП влились новые силы. Это были освобожденные под напором народных масс политические заключенные и ссыльные-большевики. Из далекого Верхоянска, Якутской области, прибыл в Иркутск крупный партийный работник, ученик В. И. Ленина — И. В. Бабушкин. Из Александровского централа был освобожден А. И. По­пов ^Коновалов). Из иркутской тюрьмы освободился И. С. Яку­тов—рабочий, один из организаторов и руководителей стачечного движения в Иркутске в августе 1905 г.

Большевики вели революционную агитацию и подготовляли вооруженное восстание. Энергичную деятельность в этом направ­лении развивал И. В. Бабушкин. О его работе в Иркутске писал В. И. Ленин:

«В 1905 г. подоспела амнистия, и Бабушкин двинулся в Россию. Но и в Сибири в это время кипела борьба, и там нужны были такие люди, как Бабушкин. Он вступил в Иркутский комитет и с голо­вой ринулся в работу. Приходилось выступать на собраниях, вести социал-демократическую агитацию и организовывать восстание».

Подготовка к восстанию выражалась в формировании рабочих дружин, сборе средств и оружия, агитации среди рабочих и солдат. Для пропаганды в армии в Иркутске образовалась военная группа РСДРП, распространявшая прокламации, призывавшие солдат присоединиться к революционному народу.

21 ноября (4 декабря) состоялся митинг, организованный Ир­кутским комитетом РСДРП. Первым вопросом был поставлен до­клад «Армия и революция» — ввиду волнении, происходивших среди войск. Митинг принял обращение, призывавшее солдат примкнуть к рабочим и вместе с ними бороться против самодер­жавия.

В ноябре 1905 г. Сибирь, в том числе Иркутск, была охвачена Всероссийской почтово-телеграфной забастовкой.

Началось брожение среди солдат и казаков иркутского гарнизона. Происходили переговоры между представителями пехотных частей и казаками Иркутского дивизиона о предъявлении началь­нику гарнизона требований о замене плохой пищи доброкачествен­ной, об увольнении в запас, выдаче обмундирования и т. д. Затем стали выдвигаться и политические требования. На трех тайных сол­датских собраниях выступали ораторы, говорившие о «значении армии в борьбе народа с правительством». На последнем собрании было решено устроить открытый митинг всего гарнизона.

28 ноября (11 декабря) в городском театре происходило мно­голюдное собрание солдат и казаков, обсуждались и были приняты экономические и политические «требования воинских чинов Иркут­ского гарнизона». Собрание постановило предъявить эти требова­ния начальнику гарнизона и в случае их отклонения устроить забастовку. Солдаты и казаки требовали обеспечения семейств уби­тых и раненых на войне, вежливого обращения, улучшения матери­ального положения военнослужащих, полного освобождения всех политических заключенных, введения всеобщего избирательного права, свободы слова, печати, собраний и союзов, отмены военного положения, созыва Учредительного собрания, передачи земли на­роду.

На другой день после собрания эти требования были предъяв­лены начальнику гарнизона, но он отклонил их. Тогда началась за­бастовка солдат и казаков. Были избраны военно-стачечный коми­тет, новый начальник гарнизона, комендант города и командиры отдельных воинских частей.

К требованиям иркутского гарнизона присоединились солдаты читинского и красноярского гарнизонов. Приветствуя своих иркут­ских и читинских товарищей, красноярцы заявляли: «...только еди­нение солдат с рабочим классом, только дружная и совместная борьба может улучшить наше положение, может вывести нас из того бесправного положения, в котором мы находимся».

Забастовавшие в Иркутске солдаты и казаки приняли обяза­тельство охранять во время забастовки личную неприкосновенность граждан города от черносотенцев, жандармов и полицейских. Сол­даты и казаки добились с оружием в руках освобождения своих товарищей, арестованных начальником гарнизона, и свободно по­сещали митинги.

30 ноября (13 декабря) в Иркутске происходила многолюдная вооруженная демонстрация.

Демонстранты с красными знаменами прошли по улицам горо­да. Впереди ехала сотня казаков, за ней шли вооруженные солда­ты, народ, затем вторая сотня казаков и, наконец, масса радостно взволнованного народа. По обеим сторонам улицы шли рабочие дружины, охранявшие демонстрацию. Народ все прибывал и при­бывал.

Пройдя по Большой улице (теперь улица К. Маркса), демон­страция разделилась на два потока. Одни пошли к городской упра­ве на Тихвинскую площадь, где устроили митинг. Другие демон­странты двинулись к правительственному телеграфу. Их приветст­вовали бастовавшие тогда телеграфисты. Войдя в здание телеграфа, участники демонстрации сняли с работы солдат телеграфной роты, которыми начальство заменило бастовавших телеграфистов. Теле­граф оказался в руках народа. Демонстрация продолжалась до позднего вечера.

События, происходившие 30 ноября, представляли собой куль­минационный пункт военной забастовки. В первых числах декабря она прекратилась.

В конце ноября 1905 г. в Иркутске складывались условия, срав­нительно благоприятные для вооруженного восстания и захвата власти в городе.

С развитием военной забастовки местная царская администра­ция теряла вооруженную опору. Солдаты и казаки отказывались повиноваться старому начальству и демонстрировали свою соли­дарность с народом. Начальник гарнизона со своей свитой едва из­бежал ареста со стороны казаков и солдат. Иркутский военный ге­нерал-губернатор граф Кутайсов спешно выехал из города. Его заместители и помощники внезапно «заболели». Среди офицеров наблюдались растерянность и разброд. Черная сотня, жандармы и полицейские, опасаясь боевых рабочих дружин, солдат и казаков, боялись показаться на улицах.

В городе и на станции Иннокентьевской формировались под ру­ководством большевиков и обучались владеть оружием боевые дру­жины. Большевики призывали к восстанию и готовились к нему, но ко времени военной забастовки силы их значительно уменьшились. Одни из них были арестованы, другие выехали из Иркутска. И. В Бабушкин выбыл в Читу, где готовилось вооруженное вос­стание. Попытка Бабушкина и его товарищей доставить оружие из Читы в Иркутск потерпела неудачу. Вагоны с оружием были за­хвачены карателями. И. В. Бабушкин погиб от рук ^царских пала­чей. А И Попов-Коновалов по предложению партийной организа­ции направился в Читу для работы разъездным агитаторски на ли­нии железной дороги. И. С. Якутов выехал для партийной работы на Урал. М. К. Ветошкин был командирован Сибирским союзом РСДРП в Читу, работал в качестве разъездного члена Комитета на линии Забайкальской железной дороги, а затем выехал в Маньчжурию для пропаганды в войсках.

Читать дальше

Категория: Очерки истории Иркутска | Добавил: anisim (24.08.2010)
Просмотров: 2755 | Рейтинг: 5.0/8 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>