Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Понедельник, 28.09.2020, 02:18
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Григорий Шелихов: биография (часть 2)


Крушения и надежды - 2
Позже мы вернемся к обстоятельствам гибели «Святи­телей», а пока отметим; после крушения галиота Григо­рий Иванович оказался перед необходимостью изыски­вать новые и экономить старые «фонды». Вероятно, более жестко был поставлен вопрос и о снабжении солдат, жи­тельствовавших рядом с верфью в Уракском устье. Это, а кроме того, и опасения чиновничьего произвола за­ставляют подчиненных Бентама все сильнее беспокоить­ся — где же командир? В ноябре 1791 года Гавриил Лилингрен, деятельный участник подготовки экспедиции, уже прямо заявляет в письме к Бентаму «...если Вы не изволите приехать к весне, то команда наша поворотитца к батальону, а Шелихов должен воспользоватца [постро­енным] судном и тем сей прожект кончитца..»
Вряд ли можно думать, что Григория Иванович был рад перспективе «пользоваться» кораблями — смысл «вос­точного проекта» не сводился к одному лишь расширению масштабов кораблестроения. Шелихову было крайне не­обходимо продолжение сотрудничества с военными. Так же как Джеймс Шилдз, Илья Звягинцев, Кирилл Казач-ковский, Ричард Апсал, Сэмуел Томас и другие «чины» Екатеринбургского и Третьего батальонов, Шелихов с нетерпением ожидал известий о возвращении Бентама. Вместо них буквально через две-три недели после того, как Лилингрен отправил свое письмо, пришло сообще­ние о смерти Потемкина.
Однако повергнуть Шелихова в полнейшее уныние это известие уже не смогло. Именно теперь «восточный про­ект», кажется начинал обретать неожиданную поддерж­ку, которая, с точки зрения Григория Ивановича, вполне могла бы компенсировать утрату содействия влиятельней­шего тезки — Григория Александровича Потемкина. Еще раз заглянем в копию ноябрьского письма Лилингрена Бентаму: «... к Шелихову из Петербурга пишут, что воля есть Его Высочества Наследника видеть его, к чему он (Шелихов) и збирается..».
Шелихов и будущий император, прославившийся сво­им сумасбродным антидемократизмом Павел I?
Поначалу кажется совершенно неожиданным, совер­шенно фантастическим это сочетание двух имен, тем бо­лее невозможное, что к делам Шелихова был причастен Потемкин, которого, по отзывам мемуаристов, Павел не­навидел. Известно, что, воцарившись, он приказал пере­захоронить Потемкина с обрядом ошельмования.
И все же Лилингрен не фантазировал. Наследник не только мог интересоваться Шелиховым, но просто-напро­сто не мог не проявить интереса к делам «Колумба росского», и не только потому, что им не заинтересовалась императрица, мать великого князя.
Павел, как и до него отец, император Петр III, а еще ранее Петр II, имел идеал, которому подражал и к кото­рому стремился. Это Петр I — Петр Великий, Преобразо­ватель России. Ему подражают в XVIII столетии мужчи­ны-императоры династии Романовых, подражают как в быту (табак, неумеренность в питье, окружение себя вы­ходцами из неродовитых дворян и пр.), так и в сферах несравнимо более серьезных, политических. Эта подра­жательность направлена на то, чтобы продолжить пет­ровские преобразования, сделать Россию еще более евро­пейским государством. (Увы, образец для дальнейшей «европеизации» выбирался далеко не самый удачный — провинциальная, во многом отстающая уже и от России Пруссия!) Преобразовательная деятельность наследников Петра порою принимала некие пародийные формы, и, как в случае с Павлом-императором, реакцией современни­ков были не уважение, а сложное чувство — смесь стра­ха, ненависти и... смеха.
Пародия возникала и вследствие безудержности,— на­следники Петра буквально ставили существовавший до них порядок с ног на голову. Объяснение этому отчасти в том, что преобразования их проходили в духе безжа­лостной ликвидации последствий «женского правления». Как и сам Петр, сменивший на престоле царицу Софию, Павел и его предшественники-императоры получали им­ператорский титул после женщин (Петр II — после вдовы Петра I, Екатерины; Петр III — после дочери Петра, Ели­заветы).
Многое в этих преобразованиях носило символиче­ский оттенок. Именно символом было позорящее Потем­кина перезахоронение, но сам Потемкин, по мысли Пав­ла, в данной церемонии символизировал екатерининское царствование — с коррупцией, падением нравов и паде­нием армейской дисциплины. При жизни же Потемкина и при жизни Екатерины взаимоотношения губернатора Новороссии и великого князя не были открыто враждеб­ными. В некоторой степени их скорее нужно считать обыденно-деловыми — оба они занимали государствен­ные должности одного ранга. Они были  президентами двух важнейших коллегий — Военной и Адмиралтейств-коллегий.
Еще в 1762 году Павел производится в чин генерал-ад­мирала и в этом чине номинально возглавляет Адмиралтейств-коллегию. Фактическим ее главою был вице-пре­зидент граф Иван Григорьевич Чернышев. Но постепен­но Павел все более вникает в проблемы морского ведом­ства, и хотя специалистом в морском деле он так и не стал, интерес к делам флота и морским путешествиям носил у него вполне осознанный характер.
Павел не скрывал, что считает свою мать виновницей того, что военная мощь России совершенно не соответ­ствует ни возможностям государства, ни нуждам внешней политики. Последняя же, согласно идеям Павла, должна продолжать линию Петра,— России нужны новые и но­вые «окна в Европу». В дальнейшем император Павел I попытается закрепиться в Средиземноморье, и... в тихо­океанском регионе.
Не вдаваясь в подробности того, как складывались и тем более реализовывались павловские внешнеполитиче­ские концепции, отметим главное: Павел подражал Пет­ру Первому, вполне «по-прадедовски» считая необходи­мым «фундаментом» внешней политики сильные армию и флот. Отсюда — новый вариант петровских потешных преображенцев: «потешные войска» великого князя в Гатчине, которые должны были впоследствии стать (и стали!) ядром новой, «европеизированной» русской армии. Отсюда и другое подражание прадеду — сегодня уже малоизвестные «потешные морские силы» в той же Гат­чине. С ними наследник проводил на гатчинских озерах учебные баталии и высадки десанта. Участники и коман­диры этих баталий — Сергей Плещеев и будущий вице-президент Адмиралтейств-коллегий — адмирал граф Гри­горий Григорьевич Кушелев.
Категория: Григорий Шелихов: биография (часть 2) | Добавил: anisim (12.03.2011)
Просмотров: 1612 | Рейтинг: 5.0/8 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>