Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Суббота, 13.07.2024, 01:59
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Григорий Шелихов: биография (часть 1)


Над картой Измайлова - 3
Петровский указ 1719 года об организации Берг-кол­легии, побуждавший к частному поиску полезных иско­паемых, укрепил сибирские традиции «рудознатства», и вполне естественно, что промысловые экспедиции сиби­ряков занимаются на тихоокеанских островах, кроме охо­ты, еще и разысканиями «потребных земель и каменьев». История Басова заслуживает специального рассказа. За­метим лишь, что многолетние хлопоты по организации разведки найденного, как он считал, месторождения ме­ди его в конце концов разорили. Залежей медной руды на острове выявить так и не удалось, меди оказалось достаточно лишь для его названия.
Скалистый Медный остров по размерам значительно уступает Берингову. Когда-то здесь был богатейший про­мысел, но охотничьи угодья были опустошены в 40—50-х годах, когда промысловые суда почти каждый год подхо­дили к Командорам, хотя в «Записке странствованию» ска­зано, что с острова отправились, «взяв мяса котов мор­ских», вряд ли добыча была сколь-нибудь значительной. Кроме мяса, промышленники могли пополнить запасы яиц на многочисленных птичьих базарах.
23 июня с сильным попутным ветром корабль ото­шел от Медного острова, с 25-го ветер несколько раз ме­нял направление, но начиная с 3 июля он вновь стано­вится благоприятным и сильным, галиот быстро продви­гается к цели — к острову Кадьяк.
Далее произошел случай, о котором в «Записке» не упоминается совершенно. Отметки на карте показывают, что 7 июля галиот находился рядом с островом Амля. «Книге выдачи» отмечено, что «около 10 числа июл Иван Васильев Щтенников остался за туманом или умыш­ленно» на острове (названия нет), куда были отправле­ны четыре байдарки «за травой», «...около котораго острова... лавировали двое сутки, палили с пушек, но не смогли вызвать».
Случаи исчезновения людей во время высадки на oci ровах бывали. Самый из них загадочный, и тоже сопряженный с туманами,— пропажа двух ботов и 15 человек во главе со штурманом Дементьевым во время второй Камчатской экспедиции.
Впрочем, исчезновение одного из шелиховских промышленников можно предположительно объяснить помеченной современными исследователями особенность Алеутских островов, обязанных происхождением вулканической деятельности. Описывая свои экскурсии, амери­канский археолог Тед Бенк замечает, что «в некоторых местах нам следовало опасаться карстовых воронок и фумарол — отверстий, через которые выделяются вулка­нические газы. Часто они зарастают пышной растительностью. Никогда нельзя доверять и крутым алеутским скалам, обычно рыхлым и скользким из-за покрывающе­го их лишайника». Скорее всего Штенников и мог стать жертвой замаскированной растениями западни.
Так, все более и более драматично, протекает путе­шествие. О судьбе «Михаила» по-прежнему ничего не­известно, «Симеон» исчез, продолжаются людские поте­ри в экипаже «Трех Святителей».
Но удача не покинула Шелихова. Галиот, двинувший­ся дальше к Кадьяку, тут же встретился с «Симеоном».
Путь «Трех Святителей», отмеченный на карте, про­ходит северней Алеутской островной гряды, полукружь­ем отделяющей Берингово море от остальной части Ти­хого океана. Прокладывавший курс галиота Измайлов вел корабль от одного острова к другому, стараясь не те­рять из виду берегов. Такой способ плавания, получив­ший меткое название «пробираться по-за-огороду», го­ворит и о недостаточной штурманской подготовке, и о излишней боязни открытого океанского пространства, и о малоизученности навигационных условий северных ти­хоокеанских вод. Но это самый обычный, принятый сре­ди судоводителей промысловых кораблей способ путе­шествия. В любой момент можно пристать, пополнить за­пасы воды и — охотой и рыбной ловлей — запасы про­визии, сэкономить провиант, захваченный из Охотска. В случае необходимости можно немедленно заняться те­кущим ремонтом.
Спустя месяц после выхода с острова Беринга кораб­ли подошли к острову Уналашка. Здесь, в обширном Ка­питанском заливе, хорошо знакомом Измайлову, в севе­ро-восточной оконечности острова имелось несколько Удобных бухт. В одной из них и были брошены якоря.
В «Путешествии» капитана Г. Сарычева, посетившего Уналашку через несколько лет после прихода к острову «Трех Святителей», мы читаем: «...в длину простирается... на 74 мили (около 150 км), ширина его самая большая посредине — 20 миль. Множество заливов вдались со всех сторон вовнутрь его. Весь остров состоит из высоких, кверху скалами оканчивающихся каменных гор, между коими есть огнедышащая, оная лежит к северной сторо­не. Вся южная сторона острова кончается высокими ка­менными утесами, северная не так утесиста и имеет ме­стами отлогий берег. Верхи гор состоят из голого камня, а от половины вниз покрыты мохом и травой». Этот остров, суровый и негостеприимный, как и Командоры, к 80-м годам XVIII века «обжит» русскими. Корабли про­мышленников заходили сюда, начиная с 60-х годов, а в 1778 году фрегаты капитана Кука застали здесь посто­янное русское селение (тут англичане и познако­мились с Г. Измайловым). В селении жили как русские, так и алеуты. Скорее всего, возле этого обжитого места и стали корабли Шелихова.
В «Записке странствованию» указано, что стоянка здесь продолжалась более недели. Корабли были «разформованы», что, очевидно, означает какую-то небольшую по­чинку рангоута — мачт, рей и т. п., снастей и корпуса. Производилось пополнение запасов.
Чем запасались промысловики на Уналашке? Питье­вой водой, дровами, может быть, мясом и рыбой — «ры­ба в реках ловится красная, кижуч, гольцы и горбуша, а в море палтусина, треска, калага или наша навага, и род окуней, имеющих белое мясо, а красную чешую (окунь-терпуг)... из морских животных киты разных ро­дов с усами и без усов, сивучи, нерпы и котики...» Кук отмечал, что русские на Уналашке употребляют вместо хлеба «икру, сбитую вроде сухого пудинга...» и, кроме того, коренья и ягоды, «много сосут разных ягод».
С Командорских островов Шелихов уходил, когда ягода еще не поспела, вероятно, какие-то ягодные заго­товки производились теперь, на Уналашке. В описании острова, сделанном через несколько лет, говорится: «Яго­ды растут здесь малина, черника, шикша и  толокнян­ка».
Вероятно, пока шел ремонт и пополнялись припасы, Григорий Иванович собирал образцы минералов (в даль­нейшем мы увидим, что это предположение небеспочвен­но). Уналашка явно представляла геологический интерес. Мы знаем, что еще при жизни Шелихова на острове бы­ло найдено: «подле речек, из гор упадающих... железо, содержащее охряные глины и пески железистые. По бе­регам морским находятся несколько прозрачных камень­ев: голышевый, агатовый, сердоликовый... так же яшмы..., около дымящейся огнедышащей горы... обсидиан, и тут же вблизи самородная есть сера...»
Здесь, на Уналашке, те, кто был впервые в промысло­вом вояже, смогли познакомиться с бытом алеутов — эс­кимосского племени, жившего на всей островной гряде. Знакомство это несло чрезвычайно сильные впечатления. Все в алеутах было непривычно.
Еще раз заглянем в «Путешествие» Сарычева: «...жен­щины, желая украшаться, чрезвычайно себя безобразят и все одинаковым образом: они накалывают и натирают углем на щеках от нижней части носа к середине ушей по две дорожки, а от нижней губы к подбородку по од­ной широкой полосе, которые когда зарастут, получают синеватый цвет. В носовой мякоти под хрящем прокалы­вают они дыру, в которой носят род длинных серег...» Кроме того, и мужчины, и женщины носили в специально сделанной прорези в нижней губе особую костяную пла­стинку.
Конечно, участникам шелиховской экспедиции мно­гое о местных жителях было известно заранее. Во время зимовки на Командорах старовояжные могли по­долгу рассказывать новичкам об алеутах. Рассказывали о том, что на Уналашке и других островах гряды круг­лый год (здесь море не замерзало и зимой) охотятся на тюленей и сивучей, ловят рыбу, что для промысла проделывают дальние плавания, бесстрашно отправляясь в открытое море на своих байдарках. На Командорах же подробно обсуждалось оружие алеутов — «стрелки», стрелы с костяными наконечниками, которые метают со специальных дощечек с отверстием; обсуждалось то, что на Уналашке и некоторых соседних островах пользуются еще и луком. Обсуждалось, что добыча идет в пищу как в сыром и сушеном, так и в вареном виде, но варят пищу не в посуде, а в камнях с углублениями.
Все это предстало глазам воочию. Промысловики уви­дели, как сновали по гавани байдарки с мужчинами-охот­никами, как женщины на берегу собирали траву (после обработки она использовалась для плетения поделок), как дети глазели с берега на привычные уже для взрослых русские парусники.
Еще менее, чем десять лет назад, здесь происходили последние кровавые столкновения аборигенов и русских промышленников. Но уже участники экспедиции Кука отмечали наличие у жителей Уналашки «добрых свойств», т. е. миролюбия (относя его на счет воздействия «власти русских»). Во всяком случае, на Уналашке взаимоотно­шения промысловиков и местных жителей наладились, и с острова Шелихов отправился, договорившись о том, что на Кадьяк его будут сопровождать 12 алеутов, двое из которых стали толмачами,— они знали русский язык.
Таким образом, была несколько восполнена связанная с болезнями и пропажей «Михаила» убыль работных лю­дей, а на борту «Трех Святителей» появились экзотические фигуры, одетые в камлайки, громко переговаривающие­ся между собой на гортанном,  «клокочущем» наречии.
Категория: Григорий Шелихов: биография (часть 1) | Добавил: anisim (26.02.2011)
Просмотров: 2079 | Рейтинг: 5.0/8 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>