Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Понедельник, 28.09.2020, 02:22
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Григорий Шелихов: биография (часть 1)


Начинаем с анкетных данных - 3
Не зная наверняка, где именно учился юный Шели­хов, мы можем, занимаясь в читальных залах «ленинки», перелистывать книги, по которым он мог учиться. Не­сколько книг мы уже назвали, добавим к ним пособия по математике. Назовем еще один «ломоносовский» учеб­ник — он каждому придет на память,— «Арифметика» Леонтия Магницкого, содержавшая еще и сведения по географии, навигации, астрономии.
Но «Арифметикой, наукой числительной», не ограни­чивался набор математических учебников, которыми пользовались сверстники юноши-Шелихова. Это могли быть «письменные» (рукописные) арифметики, десятиле­тиями хранившиеся в семьях,— «Цифирная счетная муд­рость»; мог быть учебник, изданный в 1682 году в Москве «Считание удобное, которым всякий человек, купующий или продающий, зело удобно изыскати может число всякий вещи». Можно представить, что на стене в доме Шелиховых висел гравированный лист — своеоб­разное наглядное пособие «Новый способ арифметики или феофики или зрителныя» с математическими прави­лами и примерами, поступивший в продажу в 1705 году.
Практически все эти пособия содержали задачи, на­прямую взятые из жизни русских купцов. Нарисуем в своем воображении картину — несколько мальчиков, а среди них и Гриша Шелихов, старательно выводят мелом на аспидных досках (из черного глинистого сланца) под диктовку: «Два гостя сложились торговати. Первый по­ложил 10 рублев на 7 месяцев, и другой положил 12 Руб­лев на 6 месяцев. И приторговали вместе 50 рублев. Ино по скольку которому прибытка досталось?»
Приобретенное в процессе домашнего обучения уме­ние читать и писать, навыки «адиции» (сложения), «субстракции» (вычитания), «мультипликации» (умножения), («дивизии» (деления) — тот минимум, который, думается, не мог не получить Шелихов. Есть, конечно, соблазн до­бавить к этому минимуму знания по географии (и выве­сти отсюда будущий интерес Шелихова к путешестви­ям), по истории, словом, все те знания, что приличе­ствуют стереотипу исторической личности. Фонд редких книг «ленинки» предоставляет возможность по­держать в руках, просмотреть многое из книг, имевших хождение в России в середине XVIII столетия. Мы мо­жем, например, заказать «Генеральную Географию» Бернарда Варения или «Синопсис» (своеобразный учеб­ник истории) Иннокентия Гизеля.
Домашнее обучение в купеческой среде было не столь долгим и глубоким, как в дворянской. Как правило, в XVIII веке в купеческих семьях после приобщения к на­званному выше минимуму знаний юноша переходил к практической форме обучения, сын рано становился по­мощником в торговых делах отцу, племянник — дяде. «На практике молодые купцы овладевали навыками раз­личных форм торговли, учились выяснять конъюнктуру рынка, цену товара, условия торговли на разных рынках, умению отбирать товар при оптовых и розничных закуп­ках, постигали механизмы кредитных сделок, учились брать подряды, нанимать транспортных работников, рас­читывать издержки и прибыль...» Конечно, середина сто­летия знает и таких купцов, как Василий Никитич Каржавин, давший своему сыну Федору университетское об­разование в Париже, но в ту эпоху этот факт — редчай­шее исключение.
В шелиховское время появляются только самые пер­вые книги по вопросам коммерции, в «купеческих уни­верситетах» обучение проходит устно. Трудно с полной определенностью ответить на вопрос где Шелихов впервые познакомился с пушной торговлей (сфера, в которой ему предстояло сделаться одним из главнейших людей в России). Может быть, какие-то лавки, постоянно торговавшие мехами, и появились в Рыльске после оживления конъюнктуры, связанной о от­меной в 1756 году государственной монополии на вывоз мехов за границу. Но скорее всего это знакомство могло произойти во время Курской коренной ярмарки, когда совсем еще юный Григорий Иванович забрел (или его завели) в невзрачную лавку без особой вывески, без ка­ких-либо украшений. Это было принципом тогдашней торговли — чем драгоценнее товар, тем скромнее оформ­лялось торговое место. Сошлемся на более позднее, пра­вда, описание Макарьевской ярмарки в Нижнем Нов­городе (г. Горький), где рассказывается о продаже си­бирской пушнины в темных лавках, внутри которых рас­ставлены ящики, покрытые рогожей или совсем просты­ми коврами. Каждого хотя бы и случайно зашедшего в лавку угощают чаем, но купец, скромно одетый, не то­ропится предлагать свой товар, не спешит показывать образцы. И понятно — торговцы мехами предпочитают иметь дело с солидными и желательно постоянными поку­пателями, стараются реализовать товар крупными пар­тиями.
Каждый купец относился к своему занятию как к ис­кусству, требовавшему особых знаний, навыков и талан­та. В еще большей степени их требовала меховая тор­говля.
«Знающий купец смотрит соболей в ясную погоду, когда небо от облаков бывает чисто и то в светлице перед окном, в которое не светит солнце. Солнечное си­яние блеском своим придает соболям глянец более, не­жели каков они имеют от натуры, а при том отымает у них несколько черноты. Напротив того, мрачное и пас­мурное небо затмевает глянец, а умножает черноту. Для сей же самой причины не смотрит он поутру рано так же и под вечер. Он сперва их трясет, чтоб шерсть прилегла гладко, вертит и ломает в длину и поперек для изнания подсады (подшерстка) кладет их перед собою на землю, высматривает их из близи и поодаль, чтоб об оси и черноте точнее разсудить, также — не вытерлась ли где, или шерсть не склочилась ли и наконец примечает величину, самец или самка, для того, что самка несколь­ко дешевле и они не так велики как самцы и притом и шерсть не так густа или пышна». Книга, из которой мы привели цитату,— «Историческое описание российской коммерции» Михаила Дмитриевича Чулкова, многотом­ное издание, вышедшее в 80-е годы XVIII века, уже после того, как Шелихов прочно встал на ноги.
В «Историческом описании» отражены те знания, что долгое время передавались из поколения в поколение. Их и предстояло освоить Григорию Ивановичу. Но если пер­вое знакомство с пушной торговлей могло случиться и дома, то познавать ее премудрости Шелихов будет уже в Иркутске.
В 1787 году в своем «доношении» иркутскому генерал-губернатору Шелихов называет причины, побуждающие, его к деятельности, «распространяющей» российские вла­дения на Восток. Среди них — стремление «быть предкам своим подражателем». Шелихов не упоминает, правда, какому именно поступку предков он подражает, говорит лишь о том, что в свое время они получили особую на­граду не от кого-нибудь, а от самого Петра Первого с надписью «серебренные с гербами золоченые ковши».
Правда это или нет? Известно только, что Петр по­сле Полтавской битвы действительно побывал в Рыльске.
Пока не нашлось ни каких-либо доказательств прав­дивости, ни каких-либо опровергающих шелиховский рассказ аргументов. Но важно другое. Даже если мы име­ем дело с семейной легендой или прямым вымыслом, по сути все верно. Петровские преобразования в елизаветин­скую эпоху (отразившиеся не так в делах, как в ритори­ке) дали сильный импульс развитию мореплавания, кора­блестроения, торговых связей, географин, этнографии, наконец — развитию патриотического самосознания, ко­торое неминуемо ощущается на протяжении многих по­колений в самых различных социальных слоях русского общества. И купечество — и столичное, и провинциаль­ное — не исключение!
Слово оппоненту. Все хорошо в Ваших рас­суждениях, кроме одного. Вы начинаете «анкету Шели­хова» с графы «год рождения» (хорошо бы уточнить день и месяц, но уж ладно) и графы «место рождения», не хва­тает еще одной, которая когда-то была во всех анкетах, а сейчас почему-то в некоторых отсутствует! «социальное происхождение».
Вы все проверяете сведения беллетристов, а почему же принимаете на веру то, что Шелихов родился в семье купца? Если не доказать этого, если он по происхожде­нию мещанин, крестьянин, солдат, а купцом стал позже, то все Ваши рассуждения о влиянии эпохи на русское купечество, об образовании купеческих детей начнут по­висать в воздухе!
P. S. ...Вход в научные читальные залы Библиотеки имени В. И. Ленина на перекрестье двух проспектов — Маркса и Калинина. Через дорогу к Кремлю — особняки XIX века, дальше, за домами, купола кремлевских церк­вей и верхушки башен с рубиновыми звездами. Само ок­ружение комплекса зданий «ленинки» — особое «много­голосие эпох». Открывая тяжелую входную дверь в вес­тибюль, шум проспекта Маркса за спиной ощущаешь как шум, оставленный многими поколениями людей, по­бывавших здесь, на этом месте, которое когда-то называ­лось Борисоглебской площадью и Троицким проездом.
«Многоголосие эпох» и в каталогах библиотеки — из­дания разных времен, разных типографий. Но «XVIII век гораздо труднее своих предшественников для изучения...»
День за днем прорабатываются справочники, все но­вые и новые требования-заказы отправляются в путешест­вие по многокилометровой сети пневмопочты, связыва­ющей зал каталогов с подземными книгохранилищами, оттуда приходят книги в читальный зал, а иногда отказы— «в реставрации», «утеряна», «числится за читателем та­ким-то». Рабочие тетради заполняются выписками, но нет в них искомых сведений о родителях, о родных и близ­ких, о дедах и прадедах Шелихова. Если бы он был моск­вичом! В многотомных «Материалах для истории мос­ковского купечества», изданных за сто лет до нашего времени, помещены данные неоднократных переписей-ревизий XVIII—XIX веков. Здесь возраст и величина ку­печеского капитала, здесь адрес и перечень членов семьи — перелистывай себе страницы и только не спеши, чтобы не пропустить нужную фамилию.
Как было бы хорошо, если бы в «ленинке» имелись такие же «Материалы» для истории купечества других городов и в их числе — Рыльска, Иркутска!
Если бы...
Но оставим пока уже привычные места в научном чи­тальном зале, в читальных залах Рукописного отдела и Музея книги ради более трудоемкого и более интересно­го поиска — архивного.
Категория: Григорий Шелихов: биография (часть 1) | Добавил: anisim (26.02.2011)
Просмотров: 1598 | Рейтинг: 5.0/7 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>