Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Вторник, 05.07.2022, 17:31
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Григорий Шелихов: биография (часть 1)


Между Охотском и Санкт-Петербургом - 2
Как протекали первые годы семейной жизни Шели­ховых, можно лишь предполагать. Первый ребенок, сын Миша, родился в 1779 году. Зная о высокой детской смерт­ности того времени, нельзя утверждать, что именно он был первым.
Заметим, ни сейчас, в 70-е годы, ни позже семья не будет главным для Григория Ивановича. Чем дальше, тем явственнее мы видим его, занятого беспрерывными орга­низаторскими хлопотами то в одной промысловой ком­пании, то в другой.
В 1775 году это дела компании камчатских купцов Луки Алина, Петра Сидорова и других компаньонов, де­ла по постройке и снаряжению упоминавшегося уже судна «Петр и Павел». В 1776 году это дела по строи­тельству судна «Андрей Первозванный», которое непода­леку от Охотска вел приказчик Григория Ивановича кре­стьянин Смысловский. Параллельно Шелихов становит­ся пайщиком компании московского купца Ивана Са­вельева и тотемских купцов Пановых, снаряжавших ко­рабль «Варфоломей и Варнава».
В этом же, 1776 году «под командой морехода, кам­чатского разночинца Третьякова и передовщика, кресть­янина Афанасия Боброва, «Петр и Павел» вышел из Камчатского устья и отправился в море». А в следующем году на промысел ушли «Андрей» и «Варфоломей».
«...Прибыли мы судном [на Камчатку) и прозимова­ли,— писали Шелихову участники промысловой экспеди­ции на «Андрее Первозванном»,— что принадлежало доукомплектования судна и покупки к вояжу кормов: юко­лы, жиров, соли и рыбы и протчих принадлежностей... все искуплено». Зимовка, о которой упоминал писав­ший, артельщик-передовщик Константин Самойлов, про­ходила после того, как «Андрей» пересек Охотское море и зашел в Воровскую гавань северо-западного побережья Камчатки, севернее устья Большой реки. Самойлов обе­щал, что следующим летом промышленные отправятся прямо на дальние Алеутские острова, не заходя на Ко­мандоры.
Вояж «Андрея Первозванного» упоминается в рабо­тах, посвященных истории русского тихоокеанского мо­реплавания. Известно, что судно задержалось еще на год, перезимовав на Командорах, но вояж затянулся до 1784 года. Уже возвращаясь с богатым грузом, «Андрей» разбился у острова Беринга.
Спасенная часть пушнины, тем не менее, вознагради­ла компаньонов, разделивших между собой меха на сум­му 133 тысячи рублей. Получили свою долю курские купцы Иван Голиков и Василий Ситников и уже знако­мый нам якутский купец Павел Лебедев-Ласточкин. Од­нако Шелихов в разделе не участвовал — еще в 1778 го­ду он продал свои паи в «Андрее Первозванном» И. Л. Голикову.
Повторилось то, что мы видели в случае с «Натальей»: Опять непонятно — сыграло здесь роль известие о за­держке в пути или сработала интуиция, предупредившая о том, что «Андрея Первозванного» ожидает не один жестокий шторм и конечное крушение?
Письмо Самойлова содержит намек еще на одно об­стоятельство: в нем есть отголосок недовольства Шели­хова тем, что для вояжа ««скуплено кормов с излише­ством».
Но опять-таки обосновано это шелиховское недоволь­ство расточительностью но отношению к капиталу ком­паньонов или мы имеем дело с чертой характера — жест­кой требовательностью, обращенной на подчиненных, отступающих от установленного хозяином-компанейщиком порядка? А может быть, здесь проявление некоторой скуповатости, свойственной человеку, впервые взявшему­ся с малыми средствами за великое дело?
Добавим сюда и денежный голод купца, берущего деньги в кредит в надежде, что вовремя вернувшееся с добычей судно позволит расплатиться с долгами.
Может быть, Шелихов продал паи в «Андрее Перво­званном» в 1778 году, потеряв надежду на возвращение «Петра и Павла», команда которого промышляла рядом с Камчаткой, на Командорах, но вернулась только через год.
О денежном голоде Шелихова говорит и то, что он, продав в 1778 году «акции»-паи богатому купцу Ивану Ларионовичу Голикову, нанимается к нему приказчиком.
Фамилии Шелихова и Голикова окажутся стоящими рядом во многих документах, к которым придется нам обращаться. Кто же он, компаньон, потом хозяин, а по­том опять компаньон Григория Ивановича? И как по­нять начальные слова инструкции, которую в июне 1778 года получил от своего хозяина новоявленный при­казчик: «Сибирских губерний от коронного поверенного Ивана Голикова, поверенному Григорью Шелихову На­ставление»?
Истоки термина «коронный поверенный» (откуп­щик) — в XVI веке, когда в Москве на Балчуге (улица существует и по сей день!) был открыт кабак для оприч­ников Ивана Грозного. С этой поры начинается явление, которое в 60-х годах прошлого века получило оригиналь­ное название — «пьяный бюджет», оно же — использо­вание государственной монополии на продажу водки я вина для пополнения государственной казны.
В середине XVIII века казенная монополия распрост­ранялась на ряд товаров, таких как соль, сало, икра, та­бак и пр. На что-то монополия отменялась временно или совсем, но только не на спиртное. Однако непосред­ственное производство и продажа водки отдавалась на откуп людям, бравшим на себя сбор сырья, организацию производства (винокурение), доставку произведенного продукта на места и организацию розничной торговли спиртным. Весь этот хлопотный механизм брали на себя откупщики, как правило, купцы, на аукционах-торгах покупавшие у казны право «водкораспространения» на определенной территории. Траты откупщиков включали плату казне — «откупную сумму» — и расходы на при­ведение в движение вышеописанного механизма.
Но дальше открывались многочисленные источники доходов. С разрешения казны откупщик несколько за­вышал цену спиртного, особенно того, которое было им «улучшено»,— наливки, настойки и пр.; в «питейных ме­стах» им организовывалась продажа закусок; откупщику шли штрафы за незаконное производство спиртного (корчмество, а, выражаясь сегодняшним языком,— само­гоноварение). Мало того, откупщики сплошь и рядом разбавляли вино водой, завышали цену, гораздо боль­ше дозволенного, особенно в глубинке, и т. п.
Винные откупа — предмет весьма любопытный, но уводящий в сторону от наших разысканий. Достаточно и сказанного, чтобы понять, ч е м в «сибирских губерниях» занимался Иван Ларионович Голиков, в 1778 году имев­ший сорок девять лет от роду, курский купец, живший в Иркутске.
Среди писавших о Шелихове бытует мнение, что Гри­горий Иванович стал приказчиком И. Голикова сразу по приезде из Рыльска в Иркутск. Документов, подтверж­дающих это, не выявилось. Факт службы в качестве «по­веренного коронного поверенного» с полной определен­ностью можно отнести к названной нами дате.
Итак, в 1778 году Шелихов отправляется вниз по Ле­не, имея достаточно сложное задание своего патрона. В целом на маршруте от поселка Качуг до Якутска и да­лее до Охотска он должен был произвести своего рода ревизию питейных домов, говоря попросту — кабаков. Он должен был выяснить — не разбавляют ли служители питейных домов спиртное (в свою, служителей, пользу), достаточно ли в «котлах» водки, «чтоб покупателям сво­бодно было зачерпывать мерку полную», не повреждены ли, не «мяты» ли мерные сосуды и пр. Кроме контроль­ных, на него были возложены еще и карательные функ­ции — «по важности вины наказывать... с вычитом за каждую фальшь». Ревизии подлежали и суммы выручки, из которых, что самое любопытное, Шелихов должен был брать деньги на закупку пушнины по всему марш­руту своего следования.
«Наставление... Григорью Шелихову» содержит еще одно задание — вербовку людей для судна «Иоанн Пред­теча», которым Голиков поначалу владел совместно с купцом Егором Пелопонисовым, а потом с другими ком­паньонами, поскольку разорившийся Пелопонисов про­дал (и скорее всего, дешево) свою часть паев. Совладель­цами «Предтеченской компании» наряду с Голиковым (56 паев) стали купцы Михаил Сибиряков (5 паев) и ... Григорий Шелихов (4 пая). Таким образом, он, остава­ясь приказчиком И. Голикова, вновь сделался его парт­нером, занимая, впрочем, в партнерстве явно подчинен­ное положение.
Шелиховские расписки о получении денег от «питей­ных служителей» «медною монетою» или «серебряною и золотою» показывают, что вначале Григорий Иванович добрался в Охотск (требовала того подготовка к выходу «Иоанна Предтечи»), в октябре был в Якутске, зиму и весну занимался покупкой мехов в Якутии, закончил де­ла в июне 1779 года в Верхнеколымске и только после этого отправился домой.
Итогом этого путешествия и службы у Голикова бы­ло не только жалование приказчика. В будущем (увы, от­даленном), в 1785 году, «Иоанн» вернется с промысла с пушниной на 63 тысячи рублей, а теперь же, в настоя­щем 1779 году, заложены основы для нового совместного предприятия с Иваном Ларионовичем, приобретен опыт организации винной продажи и скупки больших партий пушнины. Все это пригодится, и довольно скоро.
Летом Шелихов возвращается ненадолго домой, но уезжает встречать «Петра и Павла» и организовывать по­стройку судна «Иоанн Рыльский».
Возвращается он уже осенью, зная яз полученных пи­сем, что в Иркутск приехал его отец — Иван Афонасьевич.
Возвращение домой было радостным вдвойне — На­талья Алексеевна вновь ждала ребенка. В феврале 1780 года у Шелиховых родилась дочь Анна.
Дед играет с внуком, умиляется внучке, проводит ве­чера в разговорах со старшим сыном.
Категория: Григорий Шелихов: биография (часть 1) | Добавил: anisim (26.02.2011)
Просмотров: 1846 | Рейтинг: 5.0/8 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>