Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Воскресенье, 19.11.2017, 13:04
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Григорий Шелихов: биография (часть 1)


Купцы Шелиховы - 3
Заметим, что Г. Шелихов — лишь один из многих, кто в 70-е годы покинул родной дом. Уже в начале десяти­летия массы людей были приведены в движение начав­шейся войной с Турцией, одно за другим (и еще до Пу­гачева!) вспыхивают крестьянские восстания, усиливается волна крестьянских побегов — бегут помещичьи крестья­не и крестьяне приписные — с олонецких, уральских, ал­тайских заводов. Покидают родные места и дворяне, опа­саясь мести беглых. Самая ощутимая волна перемеще­ний, коснувшаяся едва ли не половины тогдашнего 17-миллионного населения России, порождена Крестьянской войной — «пугачевщиной», затронувшей юго-восток Ев­ропейской России и Урал. Юго-западные губернии и Мо­сква испытали другое — «чумной бунт» и саму «черную смерть».
 
«Русское войско по вступлению в Молдавию встрети­ло там врага гораздо опаснее турок — чуму,— пишет Сергей Михайлович Соловьев.— В конце лета 1770 года она перешла русские границы, быстро распространилась по Малороссии, начала появляться на границах Великой России, в Севске, Брянске». От Севска до Рыльска — бу­квально рукой подать!
 
В 1770 и 1771 годах в губерниях, задетых эпидемией, по воскресеньям одна и та же картина — крестный ход, когда люди с иконами и другими церковными святыня­ми обходят границы своих приходов, возносят молитвы в надежде, что Господь оградит их от неотвратимого не­счастья. Не помогали ни молитвы, ни медицина. В сен­тябре 1771 года московский генерал-губернатор П. С. Сал­тыков писал: «Болезнь уже так умножилась, что никако­го способу не остается оную прекратить... Из Москвы множество народу подлого побежало... дворянство все выехало по деревням».
 
Вероятно, в 1771 году, после годовщины смерти Аграфены Ивановны и Степана, после смерти в июне двою­родного брата Ивана Афонасьевича — рыльского бурго­мистра Петра Шелихова глава семьи мог принять реше­ние — отослать старшего сына в Сибирь, подальше от чумы, не только угрожавшей жизни людей, но и нару­шившей все торговые связи.
 
Дома — несчастья, страхи, неуверенность в завтраш­нем дне. А в Сибири? Выписки, сделанные во время за­нятий в «ленинке», позволяют представить, каким конт­растом в сравнении с переживавшей чумную эпидемию рыльской округой предстал перед 22—23-летним Шелиховым Иркутск.
 
«Пушные товары — первая и главная торговля иркут­ских жителей. Торгуют также и всеми Европейскими и частью Азиатскими товарами, привозимыми из Москвы через Казань и Тобольск, а вторыми из Кяхты и Китая». Шелихов увидел гостиный двор со множеством лавок (потом, через десять лет, будет выстроен еще один и чи­сло лавок только в гостиных дворах достигнет 500, а были и другие лавки, вне их!). «Нет недостатка ни в виноград­ных винах, ни в водках, ни в сахаре и чае, ни в сукнах, полотнах и шелковых материях. Легко можно достать посуду серебряную, медную, оловянную, хрустальную и деревянную всякую. Всякие овощи, закуски, пряные ко­ренья, масла, уксус, спирты, травы, краски и все почти, что только есть в Москве и Петербурге».
 
«Сей город есть один из наизнатнейших и больших городов в Сибири»,— писал М. Чулков. «Купечества в нем 2864 человека... богатых мещан, купцов и мастеро­вых здесь много; купцы торгуют в пространном, но де­ревянном гостином дворе, построенном на берегу реки Ангары...»
 
Во многом представшее перед глазами молодого че­ловека было неминуемым следствием отмены монополии казны на вывоз пушнины в 1762 году. Резко расширяют­ся масштабы Кяхтинской торговли. Если раньше купцы могли продавать китайцам выделанные кожи, овчину, скот, скобяные товары, то теперь одним из основных предметов торговли становится пушнина.
 
Торговый бум затронул не только саму Кяхту и Ир­кутск — китайская торговля активизировала процесс скла­дывания сибирского рынка плюс к этому в торговые операции втягивались жители Тотьмы и Великого Устю­га, Москвы и Петербурга, купцы, мещане, крестьяне мно­гих губерний России. В том числе и земляки Шелихо­вых.
 
...Начинается новая жизнь — иркутская.
 
Какая она? Биографы-беллетристы пишут о том, что Шелихов становится приказчиком у своего родственни­ка Ивана Ларионовича Голикова, курского купца, тор­говавшего в Иркутске. В действительности мы не распо­лагаем документальным подтверждением родственных связей клана Шелиховых и Голиковых. Сохранившийся же до наших дней контракт, согласно которому Григорий Иванович выполняет в Якутии, в Охотске и на Камчатке поручения Голикова, относится только к 1778 году. Един­ственное документированное известие о начале иркутской биографии Григория Ивановича содержится в эпитафии надмогильного памятника: «...начал торговлю свою во окраинах Сибири в 1773 году...»
 
Слово оппоненту. Все это весьма интересно; хотя предположение о причине отъезда Шелихова в Ир­кутск — всего лишь предположение. Но заметьте,— если в предыдущей главе речь шла о детстве, об учебе — это время с конца 40-х по начало 60-х годов XVIII века. А где же 60-е годы, где юность? Из кого все-таки склады­вался «клан Шелиховых»?
 
P. S. Уже по возвращении из Курска работа в ЦГАДА с делами Главного магистрата, органа, контролировав­шего и определявшего в XVIII веке купеческое самоупра­вление на местах, выявила, что еще один представитель шелиховского клана покинул в 70-е годы Рыльск. Это был дядя Григория Ивановича — Федор Петрович, взявший в августе 1774 года паспорт для торговли в Москве. Фе­дор Шелихов еще до истечения срока паспорта сумел до­биться разрешения записаться в московское купечество.
 
Отец, брат и сестра, другие родственники — в Рыль­ске, дядя — в Москве, с ними Григорий Иванович не мог не обмениваться письмами. В переписке Шелиховы долж­ны были обсудить между собой происходившие переме­ны— возвращение торговли в нормальную колею после чумы и пугачевщины, коснувшееся их введение нового порядка сбора налогов с купцов (1775), новый порядок отбывания купечеством рекрутской повинности (1776).
 
Может быть, среди писем 70-х годов найдутся факту­ры, счета, книги записей и расходов, переписка более раннего времени? Где же искать следы «шелиховского фамильного архива»?
 
разделении их на гильдии» (ПСЗ. Т. XX. № 14327). Теперь для за­писи в третью, низшую гильдию надо было иметь не менее 600 руб. капитала, для записи во вторую — не менее 1000, для записи в первую — не менее 10 000 руб.
Категория: Григорий Шелихов: биография (часть 1) | Добавил: anisim (26.02.2011)
Просмотров: 1248 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>