Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Четверг, 01.10.2020, 00:21
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Григорий Шелихов: биография (часть 1)


Дела государственные - 2
Россия притягивала к себе, слухи о «дикости» русских пугали. Накануне отъезда Сэмуел Бентам «тренируется»— спит на полу.
В Россию он прибывает в 1780 году. Ему всего 23 го­да, главная часть его багажа — сотня рекомендательных писем, которые, как он считает, помогут ему совершить путешествие в Сибирь, где находятся самые крупные рудники и заводы. И он не ошибся. Познакомившись с рекомендацией его как «любителя химии и естественных наук, едущего путешествовать в Россию», ему оказыва­ют поддержку академик Леонард Эйлер, вице-президент адмиралтейств-коллегий граф И. Г. Чернышев и англий­ский посол Дж. Харрис. Бентам знакомится с академи­ком Палласом, снабдившим его списком шахт и заводов, которые необходимо посетить в первую очередь. В кон­це концов, получив новые, петербургские рекомендации, Бентам с секретарем и слугой отправляется на Урал. До­рогой он учит русский язык.
Несколько месяцев он проводит на нижнетагильских заводах, на строгановских соляных копях, в новоучрежденном административном центре — городе Перми, в уральском имении Г. Походяшина, ближайшего сотрудни­ка просветителя Николая Ивановича Новикова. Множе­ство впечатлений и поездок не мешают его книжным за­нятиям,— в багаже путешественника новейшая научно-техническая литература.
Но вот Бентам покидает Урал и спешит на юг Сибири — к нерчинским горным заводам и к Кяхте. Кроме горного дела, его занимают минералогия и этнография, транспорт и торговля, он старается познакомиться со всем, что попадает в поле его зрения, и со всеми людь­ми, которые встречаются на пути. Уже возвращаясь из Нерчинска, весной 1782 года он останавливается на два с половиной месяца в Иркутске.
После пребывания в Кяхте, знакомства там с китай­скими и русскими купцами полученные сведения о при­быльности меховой торговли не могли не подтолкнуть англичанина к мысли о том, что и он мог бы включить­ся в одно из торгово-промысловых предприятий. Эта мысль только укрепилась, когда С. Бентам остановился в Иркутске.
Город предстал в его глазах своеобразным центром организации промысловых вояжей к тихоокеанским ост­ровам. Здесь иркутские и иногородние купцы нанимали работных людей, отсюда в Охотск отправлялись припасы и снаряжение для кораблей, сюда же привозилась и «упромышленная» пушнина. Активный интерес к промыс­ловым плаваниям на Тихом океане проявлял и тогдашний иркутский губернатор Франц Николаевич (а точнее, Франтишек Миколаш) Кличка, по происхождению сын крестьянина из Чехии. По долгу службы губернатор, ге­нерал-поручик Кличка, вникал в дела подготовки и про­ведения купеческих «вояжей», а как человек, не чуждый научных занятий (он был членом Вольного экономиче­ского общества), готовил к публикации отчеты морехо­дов о плаваниях и открытиях на Тихом океане.
Бентам узнал и еще одну сторону деятельности Клич­ки в Иркутске — просветительскую. По инициативе гу­бернатора здесь была в прошлом, 1781 году открыта школа для «обывательских» детей. Сэмуел Бентам стал свидетелем того, как школа переезжала в новое, специ­ально для нее построенное здание. Кличка же выступил и инициатором открытия в Иркутске публичной библиотеки — второй публичной библиотеки (после Тульской) в русской провинции.
О целях, которые он преследовал, Франц Николаевич писал в правилах пользования библиотечными книгами ясно и определенно: «...просвещение жителей отдален­нейшей части сей [Российской] империи... дабы каждый и всякий мог пользоваться чтением для исправления серд­ца, для просвещения ума и питания духа...»
Сам Кличка купил в Петербурге книги, в том числе и знаменитую Французскую энциклопедию, с тем чтобы пожертвовать их для фондов открывающейся «Иркутской книгохранительницы», а среди иркутян была проведена кампания по сбору для нее средств.
В кампании этой приняли участие иркутские чинов­ники, духовенство, ремесленники, купцы и прежде все­го — купцы-«компанейщики». Приняли в ней участие Шелихов и «Самойло Бентам, английский путешествен­ник».
Лишь предположительно можно говорить о том, что Григорий Иванович уже тогда обсуждал с Бентамом идеи каких-либо совместных экспедиций, ну а в том, что промысловая деятельность на Тихом океане обсужда­лась,— сомнений нет. Бентам писал в Англию, что совер­шенно посвятил себя сбору информации о «камчатской торговле» — имея в виду скупку пушнины. Впрочем, и английский путешественник, и рыльский купец каждый на ближайшее время имел свои планы. Пока пути их рас­ходятся. Шелихов отправился в Охотск готовить свое американское путешествие. Бентам вернулся в столицу, где через некоторое время получил возможность посту­пить на русскую военную службу; его патроном стал пре­зидент военной коллегии светлейший князь Григорий Александрович Потемкин.
Трудно представить историческую личность с более противоречивой репутацией, чем этот всесильный фаво­рит Екатерины II. Восторженная оценка прогрессивных реформ русской армии, подготовивших блистательные победы А. В. Суворова, и обвинения в пустом тщеславии; дань Потемкину — прозорливому основателю и ныне процветающих городов на юге России и безапелляцион­ные оценки его как пустого растратчика государственных средств.
Чего в нем все-таки больше — положительного или отрицательного? Современные ученые убедительно до­казывают — первого все же больше. В недавней публика­ции ленинградского ученого Александра Михайловича Панченко от Потемкина отведено одно из главных обви­нений — в мистификации, в стремлении ввести в заблуж­дение общественное мнение. Укоренившееся в русском языке выражение «потемкинские деревни» — не что иное, как миф, — доказывает Панченко. На самом деле слухи о том, что все поселения, сооружения и даже «магазины с прекрасными серебряными вещами» перевозились с ме­ста на место, чтобы создать видимость бурной преобразо­вательной деятельности Григория Александровича,— это слухи, распространявшиеся соперниками Потемкина при дворе и иностранными дипломатами, заинтересованными в ослаблении руководства военного ведомства России.
Итак, Бентам был представлен Потемкину. Последне­го заинтересовала вся информация, которую англичанин собрал в Сибири, в Иркутске, но особенно та, что касалась тихоокеанской промысловой деятельности. Григорий Александрович даже обязал Бентама во время аудиен­ции, которую дала англичанину императрица, обсудить с Екатериной II именно эту тему. Увы, разговор пошел в ином русле, и тихоокеанские дела были до времени По­темкиным оставлены, а Бентама он решает привлечь к сотрудничеству уже не как эксперта по сибирским воп­росам, а как специалиста-кораблестроителя.
Потемкин и кораблестроение? Конечно! Ведь в каче­стве генерал-губернатора Новороссийского наместничест­ва он отвечал и за его южные морские — черноморские границы. В имении Потемкина в Могилевской гу­бернии для снабжения черноморского флота были пост­роены «фабрики» по производству корабельного имущест­ва — парусов, канатов, снастей, мачт и даже верфь для небольших судов. Бентам предложил «учинить эти фаб­рики на лучший манер». В августе 1784 года Потемкин, учитывая «основательность взглядов» англичанина, при­глашает его на пост директора-управляющего. Посколь­ку речь идет о снабжении военно-морского флота, Сэмуелу присваивается чин подполковника и дается в подчи­нение мушкетерский батальон.
Заметим, что солдаты и офицеры Бентама должны были, по мысли Потемкина, стать неким военно-морским инженерным подразделением,— патрон обязывал под­полковника подготовить его людей «для употребления на флоте».
На фабрики корабельного имущества в город Кричев к Сэмуелу в гости приезжал его старший брат. Здесь, в Кричеве, Бентам построил несколько кораблей для зна­менитого путешествия Екатерины II в Крым, состоявшего­ся в 1787 году.
А как же Сибирь, Тихий океан, Шелихов?
В 1785 году, казалось бы, ситуация меняется так, что Бентам вот-вот отправится в свое второе путешествие за Урал,— Потемкин в дополнение к своим прочим обязан­ностям секретным указом императрицы был назначен от­ветственным за безопасность восточных границ России и, как в случае с Новороссийским наместничеством,— одно­временно сухопутных и морских, тихоокеанских. А это— строительство кораблей на побережье «Восточного моря», исследовательские плавания, гидрографические изыска­ния и попутно — организация промыслов. Но увы, че­рноморские дела были в тот момент важнее. Строитель­ство флота далеко до завершения, а в воздухе все явст­веннее припахивало порохом — надвигалась вторая рус­ско-турецкая война. Еще более занятым в Кричеве Бентам оказался в связи с путешествием Екатерины II на юг России, в частности, для плавания по рекам он построил судно любопытнейшей конструкции — с изгибающимся корпусом.
«Кричевский период» завершился для Бентама откры­тием военных действий в августе 1787 года. Неожиданно в его военно-инженерном искусстве возникла острая не­обходимость. Дело в том, что во время первой же круп­ной морской операции черноморский флот попал в же­стокий шторм и на время потерял боеспособность. Те­перь против турецких кораблей потребовалось вооружать чуть ли не все, что только могло держаться на воде. По­ставить пушки на маломерные суда — задача, которой пришлось заниматься херсонским корабелам и мастеро­вым; одним из тех, кто возглавил работу, был Бентам. Задача эта была решена успешно.
Через некоторое время он начал принимать и непос­редственное участие в морских сражениях. Начальники и соратники Бентама — адмирал Николай Семенович Мордвинов, принц Шарль Нассау-Зиген, знаменитый американский капитан Поль Джонс.
Сражения на море стали более ожесточенными после того, как в 1788 году турки усилили свой флот, пришед­ший на помощь осажденному русскими войсками Оча­кову. И хотя Днепровская флотилия постоянно пополня­лась, неравенство сил было разительным. Очевидцам при­ходило на память сравнение — Давид и Голиаф. К сча­стью, исход борьбы был тот же, что и в библейском ска­зании. Решающие сражения происходят на суше и на море. Русская пехота под командованием Суворова сбро­сила в воды Лимана мощный турецкий десант, высадив­шийся на Кинбурнской косе, а флотилия сумела нанести серьезнейший урон турецкому флоту. В итоге русские установили контроль над Лиманом, подготовив тем са­мым возможность решительного штурма Очакова. За участие в боях Бентам был награжден боевым орденом Св. Георгия III степени и произведен в чин полковника.
Категория: Григорий Шелихов: биография (часть 1) | Добавил: anisim (10.03.2011)
Просмотров: 1742 | Рейтинг: 5.0/8 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>