Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Вторник, 05.07.2022, 17:41
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Григорий Шелихов: биография (часть 1)


Дела государственные - 3
Но вместо того, чтобы думать о стремительной воен­ной карьере, вполне для него возможной (мало ли было иностранцев, достигших высших воинских званий в рус­ской армии), он просит Потемкина о переводе за Урал. И вот еще до конца войны получает в свое командова­ние два батальона, дислоцированных в Сибири. Потем­кин, вероятно, предоставляет полковнику определенную свободу действий, но «главная цель» Бентама была его патроном «обращена на Камчатские обстоятельства».
Чтобы понять эту глухую формулировку, встреченную в одном из документов, нужно вспомнить о секретном ука­зе, обязавшем Потемкина заниматься «Восточным морем», нужно учесть то, что готовившаяся для кругосветного плавания эскадра военных кораблей вместо похода в Ти­хий океан приняла участие в морских сражениях русско-шведской войны на Балтике и восточные рубежи России остались без военного прикрытия с моря. Напомним, еще до того, как Россия оказалась втянутой в 80-е годы одновременно в две войны, турецкую и шведскую, мор­ские державы — Англия, Франция, Испания — стали про­являть повышенный интерес к северной части Тихого океана, той, которая уже давно была открыта и осваива­лась русскими.
В 1789 году Бентам вместе с несколькими офицерами, русскими и англичанами, служившими под его началом, отправляется в Сибирь. Самый первый рапорт, который он представил Потемкину, свидетельствует, что полков­ник обнаружил для себя совершенно неожиданное препят­ствие — медлительность действий секретной Северо-вос­точной экспедиции. «Англичанином, пребывающим в Кам­чатке (Дж. Биллингсом) комиссия ему препору­ченная, еще далеко не приведена ко окончанию». Бентам написал, что опасается того, что его изыскания, проводи­мые одновременно с изысканиями экспедиции Биллинг­са—Сарычева, приведут к выполнению одной и той же ра­зов боты дважды или к «нанесению неприятности и помеша­тельства». Поэтому полковник задержался в Западной Сибири.
Его подчиненные — это Третий мушкетерский баталь­он, дислоцированный в фортах, форпостах, редутах и крепостях, составляющих Иртышскую укрепленную по­граничную линию. В Ямышевской крепости находился штаб батальона, а по соседству, в форпосте Коряковском, Бентам обнаружил верфь для небольших судов и пост­роил на ней повозку-амфибию для своих исследователь­ских путешествий. Пока эта повозка готовилась, Бентам побывал в Тобольске, откуда при содействии местных властей и прежде всего губернатора А. В. Алябьева (от­ца композитора, автора знаменитого романса «Соловей») отправил экспедицию вниз по Иртышу, а затем Оби. За­дачи ее: «...узнать обстоятельно повсюду глубину реки Оби [и] сыскать из числа рек, впадающих в Карский за­лив, удобнейшую к судоходству» с тем, чтобы разведать удобный путь для транспортировки товаров из Сибири в Архангельск, откуда они могут уже морем доставлять­ся в Европу. Экспедиция эта должна была также опреде­лить место для перевалочного порта на побережье Кар­ского моря.
Затем Бентам на своей повозке-амфибии выехал в «киргизские степи», к верховьям рек Нуры и Ишима (район нынешнего Целинограда); в пути делались карто­графические изыскания, велись поиски различных руд. По возвращении из поездки в степь Бентам вновь поехал в Тобольск. Это было связано и с делами по «обской экс­педиции», и с тем, что англичанин пришел в полный вос­торг от этого города. Уточним, в восторг не от архитекту­ры — Тобольск только что пережил грандиозный пожар 1788 года,— но от его жителей. «Здесь, в Тобольске я мо­гу общаться с людьми, не чуждыми философии, талан­тов, дружелюбия, с такими, каких я с трудом мог найти в столице».
Где-то в начале 1790 года Бентам наконец отправля­ется к своему другому батальону — Екатеринбургскому полевому, дислоцированному по границе с Китаем в Забайкалье. Штаб его находился в крепости Кударинской.
Туда он едет в сопровождении своих старых и новых подчиненных. Старые — офицеры, служившие на Чер­ном море и еще раньше — в Кричеве. Новые — это взя­тый Бентамом из гарнизона крепости Петропавловской (в Казахстане) капитан Гаврила Лилингрен и сержант Николай Смирнов — из Тобольских губернских рот.
Примерно в конце января Бентам в Иркутске. Отсюда он пишет Потемкину подробнейший рапорт о своих изы­сканиях— проведенных и только предполагаемых. Ра­порт датирован 14 февраля 1790 года, а тремя днями раньше, 11 февраля рыльский купец Григорий Иванович Шелихов обращается с доноШением к Иркутскому гене­рал-губернатору Ивану Алферьевичу Пилю. Основные идеи шелиховского доношения по сути повторяют про­грамму действий Бентама, которая изложена в его рапор­те к патрону. Они же были включены и в рапорт на имя Екатерины II, составленный Пилем 13 февраля.
Ядро программы полковника и предложений рыль-ского купца было одно — речь шла об экспедиционных предприятиях. Предусматривалось исследование Аркти­ки: Бентам предполагал «обозреть и наложить на кар­ту... Северного моря (Северного Ледовитого океана)»; шелиховского предложения в рапорте И. Пиля вы­глядели так: «крейсировать одним судном из Кадьяка на северный полюс». Затем Шелихов предполагал «другим судном и из устья так названной реки Лены ... протянут­ся и обойтись ... Чукоцкой мыс», то есть выйти в Тихий океан через Берингов пролив в его северную часть, кото­рую русские называли тогда Северо-Восточным (или Вос­точным) морем. Бентам формулирует задачи такого пла­вания: «открыть неизвестные острова» на Северном и Се­веро-Восточном морях. Третья экспедиция, предполагав­шаяся Шелиховым: «...третьим судном, направив курс на острова Курильские... коснуться самой цели Японского го­сударства, узнав естественное положение граничных мест его, приближиться чрез то к начальному возобновлению тамо миролюбивой его связи, а в случае и завести тор­говлю». В программе Бентама этому соответствует крат­кая формулировка: «открыть торг с Япониею».
Случайное совпадение? О нем можно было думать, если бы не дальнейшие совместные действия полковника, англичанина на русской службе, и русского, рыльского купца, живущего в Иркутске.
Весной 1790 года команда солдат Екатеринбургского полевого батальона — примерно 80 человек,. под нача­лом подпоручика Джеймса Шилдза и прапорщика Ива­на Черепанова двинулись в Охотск, чтобы построить там три корабля, а затем, погрузившись на них, отправиться на Кадьяк. Сам Шилдз имел квалификацию тиммермана — корабельного плотника, навыками корабела обладал как минимум еще один англичанин, находившийся в команде сержант Карл Шорт. Туда же, в Охотск, должны были поехать еще несколько подчиненных Бентама, два англичанина — Ричард Апсал и Сэмуел Томас, ранее' служившие на флоте, и русские офицеры — Кирилл Фе­дорович Казачковский, Илья Иванович Звегинцев и дру­гие.
Это в основном молодые, но уже весьма сведущие люди, имеющие опыт дипломатических переговоров (как Лилингрен), кораблестроительных работ (как Шилдз), боевой опыт (как Казачковский, награжденный за «му­жественную неустрашимость») и обширные знания в раз­личных областях. Можно сослаться на данные формуляр? ного списка капитана Андрея  Иванова,  служившего у Бентама еще в Кричеве: «Читать и писать по российски умеет, а сверх того обучился еллиногреческому, француз­скому, италианскому языкам, гистории, географии, ар­тиллерии, фортификации, алгебрии, рисовать и фиктовать». Для Бентама и Шелихова, предполагавших на­ладить внешнеторговые связи, знание участниками бу­дущей экспедиции нескольких языков было принципиаль­но важным.
Итак, начинается реализация «восточного проекта» — комплекса мероприятий, в которых должны решаться за­дачи культурного освоения тихоокеанских островов и се­веро-западного побережья Америки, а одновременно — проблемы налаживания русско-японских торговых связей через японские порты, русско-китайских — через порты Китая. Для Шелихова этот «проект» обладал особой важ­ностью — как мы помним, Кяхтинский торг по-прежнему был закрыт, теперь же намечались перспективы сбыта скапливавшейся на его складах пушнины. Участвовать в промыслах и торговле желал и Бентам. Однако совершен­но очевидна государственная важность «проекта», который значительно упрочил бы русские позиции на севере ти­хоокеанского региона.
Договоренность Бентама и Шелихова предполагала, что солдаты и офицеры Екатеринбургского и Третьего полевых батальонов прибудут на Кадьяк не столько для охраны построенных Шелиховым крепостей и не столько «для завоеваний» (как утверждали слухи, которые услы­шал в Тобольске Радищев), сколько для «размножения» мореплавания — там предполагалось завести верфь. И надо сказать, что на первом же судне, построенном под­чиненными Бентама на Кадьяке, был поднят государст­венный военно-морской, «Андреевский», флаг России.
Можно видеть.- в своем сотрудничестве Шедихов и Бентам находили выход из многих сложностей. Шели­хов — из того положения, в которое поставил его отказ Екатерины II выделить 200-тысячную ссуду, необходи­мую, в частности, для строительства новых кораблей, и солдат для обеспечения безопасности русских поселений. Бентам же получал возможность, не теряя времени и не пересекаясь с экспедицией Биллингса—Сарычева, зало­жить основу для дальнейших «полезных открытиев». И русскому и англичанину сотрудничество давало возмож­ность обойтись без субсидий казны.
Объяснение поворота событий для Шелихова в бла­гоприятную сторону не сводится лишь к установлению деловых контактов с Бентамом. Ситуация начала менять­ся после возвращения в Охотск судна «Святой Георгий Победоносец»; большая часть паев в нем принадлежала Лебедеву-Ласточкину, а 13 паев — Григорию Ивановичу.
Прибыв летом 1789 года в Охотск, он убедился в прав­дивости известий, о которых писал ему в Петербург ком­паньон, мореход «Георгия»,— Герасим Логгинович При­былое действительно открыл два острова с богатыми леж­бищами пушных зверей. Долгий промысел, длившийся восемь (!) лет, завершился, и корабль вернулся с грузом мехов, оцененным в 258 тысяч рублей. Но, к радости Шелихова, кроме «Георгия», в Охотск под командой Дмитрия Бочарова 26 июля пришел и галиот «Три Свя­тителя», доставивший пушнину, добытую уже после от­бытия Григория Ивановича с Кадьяка. Груз на галиоте был еще богаче — на сумму более чем в 300 тысяч руб­лей.
Правда, вместе с мехами галиот доставил неприятные новости.
Категория: Григорий Шелихов: биография (часть 1) | Добавил: anisim (10.03.2011)
Просмотров: 1727 | Рейтинг: 5.0/8 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>