Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Воскресенье, 19.11.2017, 13:07
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Города и поселения Иркутской области


72-м километр. Порт Байкал - 2
Ресурсы
Байкал остается самым значимым ресурсом Порта.
Жизнь многих жителей Порта, так или иначе, связана с морем. Кто-то работает в доке, кто-то ходит на кораблях матросом, поваром, капитаном. Тенденция последних двух лет - запущенные покосы и площади под посадку картофеля за деревней. Сокра­тилось поголовье скота. Невыгодно.
Самые преуспевающие те — кто связан с рыбным промыслом. Не все ловят сами. Многие покупают у оп­товиков, привозящих рыбу с Малого моря, где ее добывают в промышлен­ных объемах. Сбыт копченой, соле­ной, вяленой продукции обеспечивает возрастающий с каждым годом поток туристов. Торговцы загружаются с утра на паром, затем совместно нанимают японский мини-грузовик, который до­ставляет продукцию на рыбный рынок Листвянки. Узнать «рыбников» легко - их лица и руки особенно темны: то ли они прокоптились в дыму коптилен, то ли прокалились на ярком Байкальском солнце. Когда весной 2006 г. встал вопрос о переносе рынка на окраину поселка, с подачи родился слух о трещине, которая якобы проходит по фасаду новой гостиницы, только что отстроенной в непосредственной близости от места торговли. После по­беды хозяйки отеля на выборах главы местного самоуправления судьба рынка была предрешена — дым и чад нескольких десятков самодельных коптилен плохо вязался с импозантным видом отеля «Маяк».
Важной составляющей жизни портбайкальцев является лес, тайга. Это и дополнительный ресурс — ягоды, грибы, черемша, шишка — и место, где можно интерес­но провести время, отдохнуть, получить удовольствие. Для кого-то лес — профессия. Часть территории поселка находится в зоне Прибайкальского национального парка. Об этом напоминают объявления на магазине, предупреждающие жителей о начале сезона кладки дикими птицами яиц и недопустимости в связи с этим свободного нахождения на улицах собак.
Уже привычным ресурсом портовских стали туристы.
За последние два года благодаря пуску регулярных туристических поездов Иркутск — Порт Байкал — Иркутск количество проезжающих через поселок путе­шественников возросло многократно. Новый вид бизнеса — сдача квартир и домов туристам. Примета времени — объявление на магазине с приглашением на английс­ком языке посетить «деревенские домики». Черно-белое фото на принтере призвано произвести на читателя дополнительное воздействие. С картинки размыто улыбается пожилая пара на фоне длинного ряда домишек, напоминающих скворечники.
В центре поселка из барака на четыре семьи причудливым наростом проклю­нулся и распустился туристический кемпинг. Наивные попытки наладить туристичес­кий бизнес, застраивая огород теремами с видом на деревенскую помойку, поражают своим отчаянным упорством и настойчивостью. Так же, как и сады цветов у железно­дорожного полотна, разбитые на голом скальнике.
По-своему интересен и необычен пример другого строительства. За поселком, в глубине распадка Щелка, примерно в двух километрах от берега Байкала, иркутским реставратором построен дом оригинальной архитектуры, успеть посмотреть на который спешат портовские старушки.
Местные отзываются о хозяине с уважением: «Я Толю давно знаю. С тех самых пор, как он в Щелке поселился. С ним можно обо всем поговорить. Хоть о хозяйстве, хоть о девках. Чего не знает — придумает. Он мне печь помог выложить. Нет в Порту печников — можешь не искать, а он помог».
Слухи об открытости и гостеприимстве оправдываются. Хозяин, оставив свою работу, отзывается на просьбу незваных-нежданных визитеров осмотреть владения. Во дворе остаются работать три человека восточной наружности — они обкладывают камнем на растворе русло бегущего через усадьбу ручья.
С первого взгляда потрясает масштаб земляных работ. Сотни тонн камня ис­пользованы для строительства подпорных стен, террас, фундаментов построек. На территории усадьбы — огромная теплица, голубятня, конюшня, строится баня с бас­сейном. За всеми, самыми рядовыми постройками и предметами быта чувствуется незаурядный художественный вкус хозяина. Многое здесь сделано его собственными руками. Во дворе собрана коллекция печных дверок с царских времен до сего дня.
Хозяин проводит в дом, зажигает дрова в камине, просит работницу пригото­вить чай, выставляет на стол соленый омуль, расколотку, предлагает выпить рюмку водки.
Внутри дома выкопан колодец, к которому ведут каменные ступени. Глубина колодца семь метров. Воду можно черпать непосредственно ведрами.
«Местные... Они мне говорят — убери лошадей, мы их боимся. Как же вы их боитесь, ведь русские всегда на лошади были? Конечно, они же все хозяйство запусти­ли. Никто скот уже не держит. Скоро, говорю, вы коров бояться будете, а там, гляди, и до гусей очередь дойдет».
«Здесь место хорошее. Я сначала для себя строить начинал. Мне здесь понра­вилось. Я ведь директор строительной фирмы. У меня офис в центре города. Устаешь, а здесь природа такая, что трех часов сна хватает, чтобы восстановиться. А потом, думаю: а почему нельзя туристов принимать. У меня, конечно, далековато от Байкала. Зато простор, вид! Садись на лошадь и верхом скачи куда хочешь. У меня в прошлом году ребята кемеровчане отдыхали. Они трижды за сезон приезжали. Я им буденновки выдам, так они целыми днями на лошадях скачут. В прошлом году мы много туристов приняли. Иностранцы были: американцы, немцы. Девочка у меня работала на приеме. Раскрутилась и ушла к К. работать. Я ее понимаю, молодая, сразу после института. Встречал ее, говорит, что квартиру купила. Понятно, что не на свои — «та» ей помогла. В этом году уже не так хорошо с туристами. Но паром плохо ходил, да мы еще перестраиваться начали. Сейчас еще один дом заканчиваем с санузлами в номере. Мало им одного сортира на дом. Нужен, конечно, специальный человек, чтобы турис­тами занимался, профессионал».
«У нас здесь, конечно, своя община. Писатели, художники. Мы собираемся, общаемся, чай-водку пьем. Здесь же не как в городе. Можно спокойно пойти друг к другу, посидеть. Сейчас, правда, работы много. Давайте я вас на фоне зайца сфотогра­фирую, пока он не убежал. Сходите еще на елку посмотрите на горочке. Мы на Новый год ее гирляндами украшаем».
Жизнь в Порту не несет на себе следов безнадежности и глубокой деградации. Работают школа, детский сад, фельдшерский пункт, строится церковь, утилизиру­ется мусор. В Порту реконструировали здание старого железнодорожного вокзала, открыли железнодорожный музей, построили гостиницу. Часть населения работает в Иркутске, возвращаясь в Порт на выходные дни и праздники. Городская жизнь не соблазняет портовских.
Высока политическая активность местных жителей. Показательным примером может служить ситуации со смещением мэра. Решение было принято жителями поселка на сельского сходе — невиданное для глубинки проявление гражданской ини­циативы.
В выходные дни в клубе проходят дискотеки, цена билетов на которые — 10 рублей, вероятно, соответствует уровню их технической оснащенности. В традицию Порта вошло празднование Дня поселка, на котором подводятся итоги конкурсов на лучшую усадьбу, на самый большой выращенный плод, проходят творческие концер­ты школьной самодеятельности.
Примета времени — появление спутниковых антенн на крышах домов, причем крыша порой покрыта видавшим виды рубероидом.
Объявления на магазинах, помимо официальной и хозяйственной информации, приглашают жителей пройти обучение на водителя маломерного судна, воспользо­ваться услугами библиотеки, прокатом DVD-фильмов, оказать помощь в строитель­стве храма.
По поводу возведения храма возникла даже своего рода общественная дис­куссия, обнаружившая наличие в поселке широкого спектра мнений. Наряду с энту­зиастами строительства есть и такие, кто обвиняет строителей в захвате свободного участка земли, кто-то указывает на его неудобное месторасположение, затрудняющее посещение храма пожилыми людьми, — площадка под его возведение отведена на значительном возвышении. Так или иначе, но священники, люди в рясах или даже без них. внешностью, несущей отпечаток принадлежности к православному сообществу, вносят новые краски в палитру пассажиров маршрутного ковчега Листвянка — порт Байкал.
Именно здесь, на пароме, приходит понимание, что уже находишься на особой территории. Люди здесь смотрят на тебя как-то иначе, и ведут они себя по-особен­ному, и время здесь уже свое, «портовское», с отставанием, по меньшей мере, лет на двадцать, а то и на все пятьдесят.
Паром отходит от берега, и ощущение разрыва усиливается. Слева — Байкал, обрамленный едва виднеющимися на другом берегу снежными вершинами Хамар-Дабана, справа — створ Ангары и Шаман-камень.
Постепенно тобой овладевает странное чувство, которое передавали многие из тех, кто жил здесь какое-то время, — словно возвращаешься в место, где прошло де­тство. Вернее, ты думаешь, что оно прошло, а оно здесь, где все осталось как прежде, и, вернувшись куда, ты немедленно включаешься в процесс узнавания, опознания, принятия и погружения в среду, замедляющую движения и психические процессы. Толчок, означающий встречу парома с берегом, выводит из оцепенения. Мы в Порту.
P.S. В один из последних приездов я узнал, что на маяк повесили замок. Хо­зяйка Листвянки установила на нем антенну, транслирующую через Ангару высоко­скоростной беспроводной Интернет на ее новенькие гостиницы.

 

 

 

 

 

Категория: Города и поселения Иркутской области | Добавил: anisim (12.09.2010)
Просмотров: 1769 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>