Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Воскресенье, 19.11.2017, 05:13
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Что в имени твоем, Байкал?


Великое смешение народов - 8
О близком родстве баргутов с монголами говорит сле­дующий факт их современной истории. Часть баргутов Внутренней Монголии (род шинэ-барга) в середине 40-х годов откочевала на территорию МНР. Поселившись в Восточном аймаке, баргуты здесь полностью слились с халха-монголами. Они не отделяют себя от монголов, к которым они близки по культуре.
С баргутами связаны топонимы края, приуроченные к Баргузинской долине,— река Баргузин, ее протока Баргуткан (эвенкийское название), поселки Баргузин и Усть-Баргузин, горный хребет Баргузинский, урочище Баргутские Ямы.
Рассматривая историю племен, населяющих в древ­ности Прибайкалье и Забайкалье, Ц. Б. Цыдендамбаев высказал интересное мнение о том, что байырку и бар­гуты — это один и тот же народ, но первое название принадлежит тюркам, а второе — монголам. Отмечая, что в древности тюрки имели обыкновение называть инородные племена своими, тюркскими названиями, представлявшими собой простой перевод самоназваний этих племен, исследователь обращает внимание на то любопытное обстоятельство, что слово «байырку» по своему смысловому значению — «примитивный, старо­давний» — на тюркском языке вполне сходно с монголь­ским словом «барга» — «грубый, примитивный, старо­давний, патриархальный». Кроме того, он указывает, что тюрки называли баргутов байыркы, не приводя, правда, доказательств этому утверждению.
Если версия Ц. Б. Цыдендамбаева об идентичности байырку и баргутов верна, то из этого вытекает весьма важное для нашего вопроса следствие, а именно: назва­ние байырку не могло выступать прототипом названия Байгал, поскольку народность байырку монголы называ­ли иначе — баргуты. Отсюда следует вывод о неправо­мерности рассмотренного древнетюркского варианта.
«Великое смешение народов», как говорил В. Г. Ко­роленко, затронуло весь сибирский юг. Здесь нет народа, который бы не прошел через горнило этого «смешения». Племена и роды делились, распадались совсем по иным границам, нежели границы родов и племен или языко­вых сопряжений. Т. М. Михайлов, вслед за Б. Я. Влади­мировым, считает такую раздробленность родов и пле­мен следствием вовлечения лесных народов Баргуджин-Токума в новую, «тысячную» организацию монголов. От этой организации, по его мнению, у бурят осталась сис­тема десятичных подразделений — «двадцатки», «сот­ни», «тысячи», — сохранявшаяся в общественной жизни вплоть до XX в.
Вместе с тем можно утверждать, что раскол родов и племен шел по классовым границам. И это вполне по­нятно, ибо в степях Центральной Азии родился новый общественный строй — феодализм. Он возник еще во времена хуннов, которые, продвинувшись в Европу, как отмечал Ф. Энгельс, принесли новую общественную формацию, способствовав падению рабовладельческой Римской империи. Феодализм получил дальнейшее раз­витие в период создания Монгольской империи. Он ока­зывал жесточайшее давление на окружающую перифе­рию, жившую в условиях патриархально-родового строя. Естественно, старое сопротивлялось новому, что видно на примере покорения монголами лесных племен Сиби­ри. Когда Джучи оказался в краях, населенных лесными племенами, он потребовал вассальной зависимости прежде всего у родоначальников и племенных вождей. Те, как и следовало ожидать, пришли к согласию. И преподнесли монгольским феодалам дань — «подар­ки». Но не всегда эту зависимость принимали сами пле­мена. Предводители туматов, например, тоже ездили к монгольскому двору с изъявлениями покорности, однако племя боролось с монголами до конца, пока не было полностью уничтожено.
Вассальная зависимость от монголов была неприем­лемой для живущих в родах и общинах скотоводов и охотников. Они и поднимались, видимо, с родовых коче­вий, объединялись с аналогичными группами других племен и в поисках лучшей жизни уходили в иные края. В результате этническая картина Южной Сибири оказа­лась исключительно пестрой. Вот поэтому среди бурят есть родовые группы урянхатов, некоторые бурятские роды несут отчетливые признаки тюркского (якутского) происхождения, а среди якутов существуют родовые группы хоро (хоролоры, хоринцы).
В союзы и объединения зачастую вступали разно­язычные племена. Языковой признак в то время не имел существенного значения, поскольку тюркские и монголь­ские языки были близкими в силу недавнего отделения от тюрко-монгольской общности.
Все это объясняет этническую неоднородность не только бурят, но и якутов.



Категория: Что в имени твоем, Байкал? | Добавил: anisim (19.02.2011)
Просмотров: 2352 | Рейтинг: 4.0/1 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>