Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Пятница, 18.01.2019, 02:45
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Что в имени твоем, Байкал?


Ламу (эвенкийское название Байкала)
Ламу
Название Ламу принадлежит одному из древних народов Сибири — эвенкам. В эвенкийском языке с глубокой древности существует слово «ламу» — «море». Этим словом они называли и Байкал. Эвенки, первоначально ведшие образ жизни пеших охотников (пешие, или си­дячие, эвенки вплоть до начала XX в. населяли восточ­ные берега Северного Байкала) и освоившие оленеводст­во в позднее время, из районов Прибайкалья, своей пра­родины, расселились на восток, до побережья Охотского моря, и на север, до Северного Ледовитого океана. Они перенесли название Ламу и на эти природные объекты, несмотря на заметные различия в размерах между Бай­калом, Охотским морем и Северным Ледовитым океа­ном. Это вполне объяснимо, поскольку первоначально слово «ламу» было нарицательным и обозначало море вообще и только позднее оно стало употребляться как имя собственное.
Слово «ламу» у эвенков входит не только в название Байкала, но и в другие топонимы. Так, реку Кичеру в ее нижнем течении, когда она выходит на равнинные пространства общей дельты с Верхней Ангарой и, слива­ясь с ее протокой — Ангараканом, через озера течет в Байкал, эвенки называют Ламутканом, т. е. Морской ре­чкой, впадающей в море Ламу. Горный хребет между Северным Байкалом и Киренгой эвенки называли Лам-ским. По крайней мере, именно под таким названием он упоминается в русских документах XVII в.; ясачные ак­ты, например, говорят о толмаче Кондратии Мясине, ко­торый принес с верховьев Киренги 54 соболя и рассказы­вал, что он ходил «из ясачного зимовья вверх Лены меж Ламы и Киренги на Ламский хребет к тунгусским лю­дям...». Территории, прилегающие к Верхоленскому ост­рогу, в русских документах описываются так: «Верхоленского братского острожку вверх реки Лены и Куленги и Киренги, и Ханды и Ламского хребта, и озера Очеуля...», а тунгусы, населявшие эти территории, называ­ются «тунгусами озера Онеуля и Ламского хребта» или просто «ламскими».
Слово «ламу» у эвенков, возможно, входило и в самоназвания их родовых группировок. Такую возмож­ность отметил А. С. Шубин, полагающий, что эвенкий­ский род намясинцев (намегиров), до прихода русских населявший устье Баргузина и восточное побережье Се­верного Байкала, получил свое название по месту обита­ния — побережью Байкала — от слова «ламу», которое изменялось по такой схеме: наму — ламу — ламугил (р) — намугир — намэгир. Возникавшие родовые само­названия имели только одно значение — «приморские».
Следует иметь в виду, что слово «ламу» в эвенкий­ском языке имеет близкородственные синонимы: лам в диалектах учурско-зейском, чумиканском, аянском, сахалинском; ламэ — в диалектах подкаменно-тунгусском, северобайкальском, учурском; нам — в аянском диалекте, и всюду только с одним значением — «море». Соответствия ему находятся в родственных языках: эвенском (нам), негидальском (лам), орочском (наму), удэгейском (наму), ульчском и орокском (наму), нанай­ском (намо, наму), маньчжурском (наму), и везде со значением «море», а во многих из этих языков, кроме эвенкийского, также со значением «океан» или даже «озеро Байкал». Соответствия слову есть, кроме того, в корейском языке: lam — голубой, синий, в монгольских языках: старописьменно-монгольское namag, монголь­ское и бурятское намаг, калмыцкое намг (устаревшее слово) — со значением «болото, топь, трясина». В. М. Иллич-Свитыч полагает, что в алтайских языках исходной была утраченная форма Шти со значением «болото». Он, кроме того, отмечает соответствия в карт­вельских языках (lam — ил, сырость), индоевропейских (lehm — болото, лужа), уральских (Lampe — болото, озерцо) и выделяет праформу LaHm (и) — болото.
Под названием Ламу озеро часто упоминается в эвен­кийских преданиях. Послушаем одно из них в переводе М. Г. Воскобойникова (Эвенкийский фольклор. Л., 1960):
Давным-давно род киндыгир жил где-то там, не зная Байкала. Однажды их шаман увидел Байкал и сказал:
— Я хорошее место вижу. Но народу там, словно ле­са много.
Трижды шаман зажигал лес, чтобы проложить дорогу к Байкалу. По этой дороге народ пришел на Байкал. В то время здесь жили племена монголов. Завидев киндыгиров, эти племена пустились в бегство и спрята­лись в скалы.
У монголов была девушка, сильная была. Эта их де­вица прорубила скалу, образовала дорогу. По этой доро­ге монголы убежали от киндыгиров. Киндыгиры же с тех пор остались на этих землях, на Байкале.
Предводитель киндыгиров сказал своему племени:
— Ну, теперь здесь оставайтесь! Здесь много зверя и рыбы. Жить можно хорошо. Скоро я умру, и вы схоро­ните меня на острове, около речки Душкачанки.
Умер вождь киндыгиров. Схоронили его сородичи и отправились кочевать далеко в горы, от Байкала до реки Мамы.
На реке Маме киндыгиры встретили другой род — самагиров — и начали с ними воевать.
В былые времена территория, на которой жили эвен­ки, была намного шире, чем сейчас. И об этом можно судить по географическим названиям, обнаруживающим связь с эвенкийским языком либо по корневым основам, либо по способу словообразования. Например, на Руси в таких, казалось бы, исконно русских названиях, как Вы­чегда, Вологда, Онега, Пинега, Няндома, Волоколамск и другие, явно видны признаки эвенкийского или, во вся­ком случае, тунгусо-маньчжурского происхождения.
В Сибири тесное общение эвенков с якутами привел к тому, что эвенкийское ламу проникло в якутский язык. И довольно глубоко. Охотское море якуты стали называть Ламу байагъал, присоединив к эвенкийскому названию свое слово, обозначающее «море». Дорога, ве­дущая с Лены на побережье Охотского моря, стала име­новаться Илин Лаамы суола — Восточная Ламская до­рога, город Охотск — Лаамы. Более обстоятельно, с привлечением многих топонимов, этот вопрос рассмот­рен якутским топонимистом Багдарыыном Сулбэ.
Районы Околобайкалья к моменту прихода в край русских, в XVII в., были заселены преимущественно многочисленными   племенами  эвенков   (тунгусов).
Буряты на побережье Байкала жили только на Ольхоне и в Приольхонье, по Голоустной, в устье Селенги. В бассейне Иркута обитали тюркоязычные сойоты и са­модийское племя кайсотов (ирхитов). В 1643 г. на Бай­кал по приказу якутского воеводы П. П. Головина от­правился Курбат Иванов во главе отряда, состоящего из 26 служилых и 48 промышленных и гулящих людей.
Проводником отряда выступал тунгусский князец Можеул. 2 июля отряд подошел к берегу Малого моря, по­строил суда и переправился на остров Ольхон. Отсюда Иванов отправил группу из 36 казаков и промышленных людей во главе с десятником Семейкой Скороходовым «вверх по Ламе на реку на Ангару». Скороходов прошел по западному берегу Байкала до Верхней Ангары, поста­вил здесь зимовье, собрал ясак с местных тунгусов и до­шел побережьем до Баргузина. Так первые русские зем­лепроходцы появились на Байкале и от эвенков (тунгу­сов) узнали об их названии озера-моря — Ламу. Князец Можеул, который выступал в качестве корреспондента русских служивых людей еще до Курбата Иванова, со­общал, что еще раньше (видимо, в 1640 г.) ходили «по Ламе в судах русские люди казаки... а отколева те казаки пришли и давно ли по Ламе ходят, того не ведают».
В русских документах долгое время под названием Ламу понимались разные географические объекты: Се­верный Ледовитый океан, Охотское море, озеро Байкал, что вносило изрядную путаницу, усугублявшуюся еще тем, что землепроходцы по собственному радению этим же именем называли Амур.
От эвенков русские получили и сообщение о том, что «брацкие» люди (буряты) называют озеро иначе — Бай­гал. Об этом определенно говорил тот же князец Можеул: «А Ламу называют брацкие люди Байкалом озе­ром...». В первых русских документах, перемежаясь, эти два названия и шли рядом, рука об руку. Эвенкий­ское Ламу на первых порах было даже более употреби­тельным. Более того, русские документы со всей очевид­ностью показывают, что название Байгал по первости русские относили к самостоятельному озеру, которое, как они думали, расположено рядом с Ламу. Это явству­ет из следующего документа:
«А течет Лена река вершина ис ключей, а подошла та вершина Ленская к Ламе блиско. А по Ламе и по Байкалу живут неясашные тунгусы кумкагири и чилкагири, и иных родов много, а числа те тунгусы им не знают сколько их в роду. А соболей де у тех тунгусов много; а на Ламе остров именем Оихон. А ходу чрез Ламу до острова Оихона судового день. А люди на том острове живут братцкие многие; ло­шадей и всяково скота много, а хлеб у них родитца просо.
А с Оихона острова на другую сторону Ламы день же судового ходу.
А на другой стороне Ламы живут братцкие ж люди, конные, а тунгусы оленные, а от тех де брацких людей в правую сторону по Байкалу к Енисейской вершине живут люди точали, скотные. А Енисей река, которую называют Тунгускою и Ангарою, вышла из Байкала озе­ра, а где вышла из Байкала та река, и в вершине она мала и мелка. А течет та река под Енисейской острог.
А вода в Ламе стоячая, пресная, а рыба в ней всякая и зверь морской. А где пролива той Ламы в море, того те тунгусы не ведают».
Из этого сообщения видно, что русские искали у Ла­му такого же речного соединения с океаном, какое, как они уже установили, существует у Байкала,— через Ан­гару (Тунгуску).



Категория: Что в имени твоем, Байкал? | Добавил: anisim (18.02.2011)
Просмотров: 3011 | Рейтинг: 5.0/3 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>