Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Суббота, 18.11.2017, 05:22
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Байкальская сторона ч. 2


За алмазами - 3
Работы на Непе закончились, надо было отправ­ляться на Илимпею. Мы рассчитались с колхозом, распрощались с Григорием и Андреем и вдвоем с Марковым отправились на берестянке вниз по Непе в село Ику (400 км по реке), откуда была уже кон­ная дорога на Нижнюю Тунгуску, в село Преображенку. Это большое русское село было до революции волостным центром.
Река Непа была пустынной, безлюдной, но бога­той. На реке и по озерам в прибрежных болотах водились утки, местами гнездились и журавли, и гу­си, в прибрежных лесах было много глухарей и ряб­чиков. Изредка пролетал, тяжело взмахивая крыль­ями, или парил высоко в небе темно-сизый таежный орел' («кирэн» по-эвенкийски), или орлан-белохвост, питающийся рыбой. До этого я еще никогда не ви­дел нашего сибирского таежного орла.
Не очень часто, но местами к реке подходили ко­ренные берега, дававшие скальные обнажения гор­ных пород. Надо сказать, что в те времена в этих местах на Непе не бывал еще ни один геолог до нас и все наблюдения, которые мы вели, были новыми. Горные породы, которые мы наблюдали и описыва­ли, такие же, как на Илиме и на Лене, и залегали в том же порядке. Я убедился, что геологическое стро­ение этого района аналогично геологическому строе­нию Ангаро-Илимской площади. Но были и некото­рые различия. Очень часто осадочные породы смяты в узкие круглые складки и разбиты разломами. В таких местах из трещин известняков выбегали соле­ные ключи. Особенно много их в районе села Ики, конечного пункта нашего речного маршрута. Добрав­шись до Ики, мы наняли в колхозе верховых и вьюч­ных лошадей и переехали в Преображенку, а уже оттуда, устроившись на большую грузовую лодку, поплыли по Нижней Тунгуске в Ербогачен, районный центр самого северного Катангского района Иркузу ской области.
Отсюда нужно было направляться на уже неда­лекую Илимпею — около 150 километров или немно­го больше через тайгу. Вот здесь вышла задержка — идти нужно было оленьим караваном, в районном центре оленей не было, а колхозники кочевых эвен­кийских колхозов пасли оленей по ягельникам, ло­вили и солили рыбу и в районный центр не выходи­ли, ведь было известно, что к охоте товар завезут позднее, а спирту уже давно не привозили и его нет в магазинах. Пришлось сидеть в Ербогачене и ждать возможности попасть на Илимпею.
Подходил сентябрь. Маркову нужно было возвра­щаться в Иркутск на учебу. Ему находился и попут­чик — доцент университета П. Ф. Попов, эконом-ге­ограф по специальности, в каникулярное время про­водивший исследования по экономике своеобразного северно-промыслового Катангского района, где еще преобладало кочевое эвенкийское население. Я решил отпустить Маркова с Поповым в Иркутск и ехать на Илимпею один — кстати, и оленей в этом случае на­до было меньше. Обычным порядком, «приписав­шись» к почте, Марков и Попов отправились на Ле­ну, до которой было 650 километров. Там они сядут на пароход.
А мне попались попутные олени. В Ербогачен пришел по каким-то делам Иннокентий Владимиро­вич Монго с женой. С ними 15 вьючных и верховых оленей. Он направлялся к своему колхозу, кочевав­шему недалеко от Илимпеи, по реке Средней Кочеме. Он согласился отвезти меня на Илимпею, в фак­торию Тунор. С ним я и вышел в маршрут в первых числах сентября. Езда с оленьим вьючным караваном летом — очень своеобразное занятие. Вьючный олень поднимает на спине вьюк в 20—25 кг весом. Груз должен быть упакован компактно и строго уравновешен. Он   кладется на   вьючное   седло—рогульку строго на лопатки оленя и притягивается к нему ре­менной подпругой. Груз не должен скатываться  на середину спины, у оленя слабый хребет. Верховые олени — наиболее крупные и крепкие холощеные быки (учаки, или учэги) — могут нести всадника то­же строго на лопатках, боже упаси съехать на спину оленя. Верховое седло, обшитое оленьей шкурой, с таким же потником притягивается подпругой к ло­паткам оленя, всадник должен с земли закинуть на него одну ногу и, опираясь на посох, скользящим движением сесть в седло. Эвенки — малорослые и под­жарые люди, усевшись в седло, они спокойно едут часами.  Стремян  у эвенкийского  седла нет — ноги находятся на весу, их надо прижимать к бокам жи­вотного. При езде всадник опирается о землю посо­хом, что помогает ему удерживать равновесие, когда олень передергивает шкурой, которая ходит на нем совершенно свободно. Иннокентий выделил мне са­мого крупного и крепкого учака и дал наставление, как садиться на оленя и как ехать на нем. Но такая езда мне не пришлась по вкусу. Садиться надо как на хрустальный стул, мои длинные ноги цеплялись за кусты и колоды, а если поджать их — скоро на­чинали ныть колени. После нескольких попыток я предпочел идти пешком. Олений караван делает 25— 30 километров в день, и мне пройти такое расстоя­ние было не трудно. Зато я не был привязан к оле­ню, мог отстать от каравана, описывая обнажения, свернуть в сторону и осмотреть то, что меня заин­тересовало, или обогнать караван и в удобном месте присесть отдохнуть.
Категория: Байкальская сторона ч. 2 | Добавил: anisim (24.09.2011)
Просмотров: 806 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>