Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Понедельник, 20.11.2017, 09:57
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Байкальская сторона ч. 1


Моя и твоя Сибирь - 3
Надежды на обетованный край пришлось оставить, сибиряк поневоле удалился в себя и возд­виг там крепость, куда постороннему достучаться было не просто: хозяин на десять раз проверит, что за гость к нему идет и что несет, пока откроет и впустит. Отсюда и случающиеся в сибиряке чаще, чем в другом человеке, скрытность, недоверчивость и приглядчивость, которые так или иначе донеслись и до нас и за которые не следует его сурово судить: попробовали бы вы продержаться тут, среди густого людского беззакония, происходящего от положения Сибири как края выправления и высылки и с само­го начала отданного в распоряжение произвола,— попробовали бы вы тут продержаться долго с откры­той всем и всякому душой! Но отсюда же и другая, не худшая, очевидно, сторона характера — сосредо­точенность, выказывающая достоинство и присталь­ное внимание ко всему, что происходит вокруг.
Си­биряк никогда не уходит в себя настолько, чтобы быть лишь в себе; взгляда живей и острей, чем у него, еще поискать, смекалистый ум постоянно ста­рался добраться до первопричины и сути, выбирая наиболее короткие пути и руководствуясь двумя ос­новными вопросами: как это сделано? и зачем это существует? пытаясь со свойственной ему практич­ностью подставлять их даже туда, куда они не под­ходят.
Не слишком склонный к абстрактным раз­мышлениям, он тем не менее сосредоточен был на жизни шире, чем она включала его, и, оглядывая видимый мир, перебирая доступные памяти годы, склонен был судить себя родовым судом, позволяв­шим видеть дальше и помнить больше. В этом смыс­ле положение русского сибиряка можно назвать вы­годным: за его плечами не стояла тьма веков, он мог еще дотянуться до первопроходца, занесшего сюда его фамилию, и, находясь там же, что и тот, легко представить его начальные труды и мысли. Без самоуглубленности подобные вещи человеку не­доступны.
Нет-нет да и вспоминаю я «философию» одного старика, деда Егора из моей родной деревни, стояв­шей тогда еще на берегу Ангары, но уже собирав­шейся съезжать: ниже по реке строилась Братская ГЭС, которая и сколупнула одним махом все старые поселения. Готовящимся переездом и была вызвана не то чтобы тоскливая, но и без бодрости, с заглядом в смерть, «философия» деда Егора. Наведываясь к отцу-матери из города только по летам, я перешел на положение лишь наполовину своего для деревни и уже одним этим располагал к отвлеченным откровениям, потому что среди своих не очень принято вести подобные разговоры. Озаренные закатом, под которым ласкалась Ангара, мы сидели на бревеш-ках на берегу, и дед Егор сказал:
— Кому-то ведь надо было, чтоб это было.— Он неопределенно кивнул перед собой — перед нами рас­стилалась редкостная по красоте картина: кто пом­нит прежнюю Ангару, тот подтвердит.— Кому-то на­до было, чтоб был я... А? Ладно, я скоро помру, при-ДУт другие. И здесь все сделается по-другому. А все ж таки я захватил, на что мой родитель любовался.— И добавил — эти слова врезались в мою память от­четливо:— Я, хошь знать, никогда свою землю не забижал.
Святая простота: как он мог ее обидеть,— он, ис­тинный труженик и радетель, ставший теперь уже частью этой земли и добавивший ей немалую долю человеческого тепла. Однако, по его представлениям, мог. Хотя бы дурным чувством мог, но не позволял себе чувства, оскорбившего бы труды и могилы от­цов, когда-то сделанный ими выбор из огромной че­реды широких просторов и далей расчать новую ро­дину именно в этом месте. Подобно тому, как центр жизни перемещается в «я» каждого из нас, центр вселенной перемещается в нашу «малую» родину, и ничего плохого в таком эгоцентризме, или как вы там его ни обзовите,— ничего плохого в нем нет. Чувство сибиряка к отцовскому краю не могу ска­зать острей, чем в жителе коренной России, но, бес-сомненно, свежей, более наполнено собой, как бы более материально и участливо; в нем, помимо ощу­щений, есть сила определенности и заинтересованнос­ти. Этому способствовали и малолюдность, заставляю­щая вдвойне и втройне ценить в себе работника, и сам величавый и гордый дух этой размашистой земли, ко­торая, казалось, и приготовлена была, чтобы принять в себя человека не случайного, а каким-то образом от­борного, в чем-то должного ей соответство­вать.
Соответствие сибиряка Сибири — вопрос отдель­ный, оно, похоже, только еще подготовлялось, чело­веческая природа неосознанно искала пути стать вровень со; спокойным могуществом приютившей ее страны, а у Сибири, надо полагать, не хватило вре­мени, чтобы устроить на свой манер своего жителя, когда появилась новая сила — техника, стремительно возвысившая человека и тем самым невольно нару­шившая их естественные связи.



Категория: Байкальская сторона ч. 1 | Добавил: anisim (22.09.2011)
Просмотров: 823 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>