Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Суббота, 26.09.2020, 20:22
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » В гостях у декабристов


«Во глубине сибирских руд»
«Во глубине сибирских руд»
О сибирской пушкиниане
Думая о декабристах, вновь и вновь переживая их судьбы, невозможно не думать и не говорить о Пуш­кине. Пушкин и декабристы — тема глубоко волную­щая и бесконечно близкая нам, сибирякам. Имена де­кабристов — Пущина, Кюхельбекера, Муравьева, Вол­конских, Одоевского — неразрывно связаны с именем Пушкина. Можно назвать не только имена декабри­стов, но имена коренных сибиряков, которых Пушкин знал, с которыми встречался, переписывался. Иркут­ский писатель Иван Тимофеевич Калашников получил от Пушкина такие строки: «Ни одного из русских ро­манов не прочитывал я с большим удовольствием». Имена И. Бичурина, Н. Полевого, К. Хлебникова не исчерпывают список сибирских знакомых поэта. Пуш­кин — блестящий историк, пристально всматривался в Сибирь, работая над романами о Пугачеве и Петре I. Его самой последней незавершенной рукописью был конспект труда Крашенинникова «Описание земли Кам­чатки». Оставив эту рукопись на столе, Пушкин уехал на дуэль с Дантесом. Десятки книг с описанием путе­шествий по Сибири и Китаю, полные комплекты «Си­бирского вестника» стояли на полках домашней библи­отеки Пушкина. Имена Ермака, Разина, Атласова мелькают в его черновиках.
Все чаще за последнее время пушкинисты повторя­ют, что правильное прочтение многих пушкинских текстов невозможно без детального изучения взаимоотно­шения Пушкина с декабристами и коренными сибиря­ками. Все чаще говорят о том, что пушкинские релик­вии — автографы стихов, письма,   книги   могут   быть найдены в Сибири. Я хочу остановиться на двух мо­ментах — попытаться проследить судьбу автографа пушкинского послания «Во глубине сибирских руд» и коснуться лирической вершины сибирской Пушкинианы –его отношения к Марии Николаевне Волконской.
«СТРУН ВЕЩИХ ПЛАМЕННЫЕ ЗВУКИ»
Излишне приводить полностью стихи Пушкина «Во глубине сибирских руд». Их знают все. Они так же как «Медный всадник», «Евгений Онегин», как «Война и мир», как «Поднятая целина». Пушкин написал эти стихи, когда политическая обстановка во­круг него была сложна, напряжена, двусмысленна. Царь рядился в маску любезности, но был осторожен и расчетлив. В беседе с Пушкиным он говорил: «Я ве­лю отменить цензуру на твое перо. Отныне твоим цен­зором будет твоя совесть. И я. Дружба начинается с открытия сердца». И царь протягивал поэту руку. Пушкин вынужден был обещать не писать противопра­вительственных стихов. Но когда он покидал дворец, по инстанции шел приказ: «Следить неукоснительно».
Стихи Пушкина имеют несколько названий — «Во глубине сибирских руд», «Послание к узникам», «По­слание в Сибирь». Окончательно осталось первое.
Еще до революции стихи эти были известны всей России, и до нас дошли десятки списков их в письмах, альбомах, воспоминаниях. Но среди множества почер­ков, запечатлевших творение Пушкина, почерков стре­мительных, мелких, размашистых, угловатых, круглых, корявых нет одного, хорошо нам знакомого — почерка Александра Сергеевича Пушкина. Автографа «Во глу­бине сибирских руд» не существует. Он затерян у нас в Сибири.
Волконская передает: «...во время добровольного изгнания в Сибирь жен декабристов он был полон ис­креннего восторга; он хотел мне поручить свое «По­слание к узникам» для передачи сосланным, но я уеха­ла в ту же ночь, и он передал его Александре Муравь­евой».
Уже сто с лишним лет ученые мечтают найти зна­менитый автограф, но безуспешно. Текст воспроизво­дится по списку Волконской, заслуживающему наиболь­шего доверия. Но есть и другие редакции. Например, строки «И дум высокое стремленье» читается как «И душ высокое стремленье». Или «И братья меч вам от­дадут» как «И братья меч ваш отдадут». Даже целые строфы читаются иначе:
 
Любовь друзей дойдет до вас,
Проникнет в каторжные норы,
Как сквозь железные затворы
Мой скорбный достигает глас.
 
Мы привыкли читать так:
 
Любовь и дружество до вас
Дойдут сквозь мрачные затворы,
Как в ваши каторжные норы
Доходит мой свободный глас.
«Во глубине сибирских руд» написано в декабре 1826 года. Написано в Доме Соболевского, страстного библиофила, тонкого ценителя и знатока литературы, человека громогласного, высокого, энергичного, разде­лявшего с Пушкиным серьезные суждения и шумный досуг. Соболевскому мы обязаны лучшим портретом Пушкина — тропининским. Тропинин писал по его за­казу.
На балу у Зинаиды Александровны Волконской Пушкин обещал передать стихи, но не успел. Неожи­данно пошел густой сильный снег, путь установился вдруг, и Мария Николаевна сразу же, прямо ночью, покинула Москву. Пушкин передал стихи Александре Муравьевой.
Кроме «Во глубине сибирских руд» для всех декаб­ристов, Александра Григорьевна доставила И. И. Пу­щину, другу   Пушкина,   задушевные,   полные   любви строки: «Мой первый друг, мой друг бесценный...» Пущин вспоминает:
 «В самый день моего приезда в Читу призывает ме­ня к частоколу А. Г. Муравьева и отдаст листок бума­ги, на котором неизвестною рукой написано было:
Мой первый друг, мой друг бесценный!
И я судьбу благословил,
Когда мой двор уединенный,
Печальным снегом занесенный
Твой колокольчик огласил.
Молю святое провиденье,
Да голос мой душе твоей
Дарует то же утешенье,
Да озарит он заточенье
Лучом лицейских ясных дней!
Отрадно отозвался во мне голос Пушкина!..»
Здесь настораживает строка «...на котором неизвест­ною рукой написано было». Значит, «Мой первый друг, мой друг бесценный» было не в подлиннике? Или было в подлиннике, но Пущин ошибается? Нет. Он через много лет, 24 февраля 1853 года, в письме к Матюшкину повторяет:
«Мой первый,друг, мой друг бесценный» я получил от брата Михаилы в 1843 году собственной руки Пуш­кина... Покойница А. Г. Муравьева привезла мне ...список с этих стихов, но мне хотелось иметь подлин­ник, и очень рад, что отыскал его».
Может быть, и «Во глубине сибирских руд» было в списке, а не в подлиннике?
Ни Пущин, никто из декабристов об этом ничего не пишут. Но Бартенев, историк, заслуживающий до­верия, сообщает:
«Стихи были принесены в Москве в начале 1827 г. самим Пушкиным А. Г. Муравьевой перед отъездом ее в Сибирь... Прощаясь с нею, Пушкин   так   крепко сжал ее руку, что она не могла продолжать письма, ко­торое писала, когда он к ней вошел».
Думается, Пушкин принес подлинник. Не мог он принести свои стихи, написанные чужой рукой. А если бы боялся, что стихи обнаружат и его почерк узнают, то совсем не отправлял бы их. Да, Пушкин передал Александрине Муравьевой автограф «Во глубине си­бирских руд».
Дальнейшая судьба его видится так. Муравьева едет в Сибирь и в Иркутске догоняет Волконскую. Их радости, воспоминаниям и слезам нет конца. Они живут в доме Кузнецова. Волконская по­лучает разрешение ехать, а Муравьеву задерживают. Ей еще предстоит все, что прошли ее подруги — уго­воры, запугивания, придирки и, наконец, унизитель­ный осмотр вещей, почти обыск.
А далее так. Муравьева передает Волконской пись­ма и бумаги, Волконская их увозит.
«На другой день по приезде в Благодатск я встала с рассветом и пошла по деревне, спрашивая о месте, где работает муж»,— пишет она.
Найдя рудник, Мария Николаевна спустилась в шахту, и солдат, охранявший вход, даже дал ей заж­женную свечу. Она шла в подземелье, шла быстро, и услышала за собой голос.
«Я поняла, что.это был офицер, который не хотел мне позволить говорить со ссыльными. Я потушила фа­кел и пустилась бежать вперед».
Давыдов, Борисовы, А. Муравьев, работавшие на возвышении, увидели ее, спустили лестницу и помогли ей взобраться к ним.
«... Я влезла по ней, ее втащили,— и, таким обра­зом, я могла повидать товарищей моего мужа, сооб­щить им известия из России и передать привезенные мною письма».
Пушкин — Муравьева — Волконская — декабри­сты. Никаких посредников, никаких осмотров, из рук в руки. Послание дошло! А где же оно? Найдется ли? Думается, что нет. Я предполагаю, что декабристы уничтожили его. Нельзя было хранить этот пушкинский автограф.
Почему?
Во-первых, в следственных делах декабристов была масса пушкинских стихов. Николай приказал «из дел вынуть и сжечь все возмутительные стихи». Пушкин­ские тексты погибли. Уцелел только текст «Кинжа­ла»— он был на обороте следственного дела. Но Тати­щев зачеркнул эти строки собственною рукою и сделал приписку: «С высочайшего соизволения помарал воен­ный министр Татищев».
Вслед за этим царь лицемерно объявил себя лич­ным цензором Пушкина, требуя от него на просмотр каждую мелочь. И вот перед самым отъездом декабри­сток в Сибирь возникает дело некоего штабс-капитана Алексеева, который распространяет стихи Пушкина «Андрей Шенье», приписав им новое название «На 14 декабря». Жандармы всполошились. Бенкендорф грозно требует выяснить, какой это Пушкин, не «тот ли са­мый, известный сочинитель». Оказалось, что «тот са­мый». По делу Алексеева привлекается еще несколько человек, от Пушкина требуют письменных объяснений. Пока Пушкин пишет, пока бумаги ходят по инстанци­ям, Алексеева в спешной горячке судят и приговарива­ют к расстрелу. Дело принимало не шуточный оборот. Наконец уразумели, что стихи написаны Пушкиным еще до восстания декабристов и имеют совсем другое название —«Андрей Шенье», а не «На 14 декабря» и к тому же давно напечатаны и пропущены цензурою. Алексеев получает высочайшее помилование — его не расстреливают, а только разжалуют в рядовые. Но с Пушкина не спускают глаз, и по прошествии несколь­ких месяцев, в январе 1827 года, еще раз требуют объ­яснения. И вот написав очередное послание жандармам о том, что он, Пушкин, написал элегию «Андрей Шенье» до восстания декабристов, что в элегии описа­на картина французской революции, а не бунта 14 де­кабря, поэт садится и тут же пишет своей рукой дру­гое послание «Во глубине сибирских руд» и передает его Муравьевой, являя этим поступком высоконравст­венный акт гражданственности и личного мужества. Обнаружение подлинника грозило Пушкину самыми серьезными неприятностями. Его опальные друзья прекрасно понимали это. Вот почему, я думаю, что ав­тограф Пушкина «Во глубине сибирских руд» был ими уничтожен.
Даже в более поздних письмах декабристов то и де­ло встречается: «уничтожь по прочтении», «сожги сра­зу». Вот почему думается, что подлинник был уничто­жен, и стихи разошлись в списках. Вот почему никто из декабристов ничего не упомянул о подлиннике.
Отсюда вывод: мы никогда не найдем автографа «Во глубине сибирских руд», привезенного в Сибирь Муравьевой. Вот редкий случай, когда хотелось бы ошибиться.
Но мы можем найти другое. Например, книги, при­сланные Пушкиным в Сибирь.
В письме к В. Ф. Вяземской от 12 августа 1827 го­да Волконская благодарит ее за посылку: «Я с радо­стью узнала Ваш почерк, так же как почерк нашего великого поэта на пакете, в котором находились при­сланная вами книга».
Пушкин запечатал книгу, надписал пакет и просил Вяземскую отправить в Сибирь.
В письме Пушкину от 12 февраля 1836 года, от­правленного из Баргузина, Кюхельбекер тоже упомина­ет о книгах:
«Двенадцать лет, любезный друг, я не писал тебе... Не знаю, как на тебя подействуют эти строки: они на­писаны рукою, когда-то тебе знакомою... 12 лет — не шутка... Книги, которые время от времени пересылал ты ко мне, во всех отношениях мне драгоценны...»
По письму судя, Пушкин не раз отправлял далеко­му Кюхле книги.
В Москве, в музее Пушкина хранится книга 1835 года —«Постоялый двор — записки покойного Горянова». На титуле книги автограф: «Пушкин». Книга при­надлежала ему. Есть пометка Лепарского: «Читал. Лепарский». Есть на книге еще один автограф-* «Сия книга дар бесценный А. С. Пушкина невинно сослан­ным на каторгу в Сибирь братьям Муравьевым».
Но это еще не все. Судьба книги удивительна. Са­мый последний и самый пространный автограф как бы подводит итог:
«Возвратившийся на родину из Сибири М. И. Му­равьев-Апостол привез с каторги сию книгу и передал ее в дар семье нашей в Мологино как память о первом и почитаемом учителе Никиты и Александра Муравь­евых в селе Берново Алексее Алексеевиче Раменском. 1875 г. 14 дек. Федор Раменский. Село Мологино Старицкого уезда Тверск. губ.».
Петербург — Сибирь — Мологино. Пушкин — Муравьевы — Раменские. И заметьте, когда сделана по­следняя запись — 14 декабря 1875 года. Полвека со дня восстания.
Много раз отправлял Пушкин в Сибири письма и книги. Но найдено их чрезвычайно мало. Конечно, найти такую книгу — огромная удача. Пушкинских книг мне не встречалось, но одна из книг...
Вот она передо мной. Старая, в кожаном переплете, потертая на углах. Год издания 1815. «Плутарх»— жизнеописание Кутузова, Моро, Нельсона, Наполеона. Что-то вроде самого раннего образца серии «Жизнь замечательных людей».
Горбачевский, Пущин, Муравьевы, Корнилович упоминают в письмах и записках, что еще в юные го­ды любили читать «Плутарха» и сохранили любовь к нему на всю жизнь. Делать на этом основании вывод, что книга принадлежала декабристам, наивно, но одна маленькая деталь вносит сильные коррективы. В пра­вом верхнем углу титульного листа выцветшими орешковыми чернилами выведено: «Ч.адаев...». Пропущена буква «а», и конец фамилии стерся.
Надпись, сделанная на «Плутархе», и автограф Ча­адаева не совпадают. Но книга могла принадлежать его брату или кому-то из родственников. А может быть, в Иркутске были Чаадаевы? Нет. Ни в одном указателе, ни в документе иркутян с такой фамилией нет. Среди окружения Пушкина и декабристов Чаада­ев тоже один. Эта фамилия чрезвычайно редкая, ори­гинальная. Значит, можно предположить, что книга принадлежала кому-то из Чаадаевых и была прислана в Сибирь. Чаадаев был знаком со многими декабри­стами, в письмах из Сибири его фамилию не раз упо­минает Якушкин. Он даже советует своему брату на­вестить Чаадаева в Петербурге и дает его адрес.
Судьбу книги к сожалению, выяснить не удалось. Она обнаружена мной в собрании К. А. Конюхова, чрезвычайно интересного иркутского библиофила. Он работал кузнецом и всю жизнь собирал книги. ^Его собрание включало в себя свыше двух тысяч книг и состояло только из отборных антикварных экземпля­ров. Книга обнаружена после его смерти.
Но находка эта говорит сама за себя. В Сибири есть затерянные декабристские реликвии. Возможно, есть и пушкинские.
«Плутарх» с автографом кого-то из Чаадаевых пере­дан в иркутский музей декабристов.



Категория: В гостях у декабристов | Добавил: anisim (09.02.2011)
Просмотров: 5480 | Рейтинг: 5.0/8 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>