Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Пятница, 18.01.2019, 03:06
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Сибирские мифы и археололгия


Непобежденное солнце степей - 2
Изобразительный комплекс абаканской культуры крайне архаичен. Его персонажи сопоставимы с традици­онными образами древнейших мифологий мира: орнитоморфными тотемными предками, культурными героями и, наконец, образами солярного круга. Если семантика мифологических образов плит Тас-хазаа, а также соляр­ных стел южно-сибирской степи поддается четкой интер­претации, то вопрос о создателях этого поразительного изобразительного комплекса остается дискуссионным. Стелы стояли в степи, их почитали и не тровожили, тогда как плиты с гравировками для людей, погребавших своих умерших в могильнике Тас-хазаа,  часто были не более чем строительным материалом. Поэтому многие из них сохранились в обломках, па некоторых — кра­сочные изображения трехглазых личин. Не исключено, что так обращались с памятниками люди, для которых эти изображения и образы были чуждыми. Ими могли быть пришельцы с севера, племена — создатели каменных статуй с зооморфными изображениями, распространив­шихся по всей Хакасско-Минусинской котловине Южной Сибири. В пользу этого предположения свидетельствуют археологические данные. В могильниках эпохи раннего бронзового века находились погребенные двух антропо­логических типов. Отмечено и смешение двух типов со­проводительного инвентаря. Предметы раннего типа при­надлежат культурному комплексу создателей абаканских антропоморфных стел и гравированных плит, племен ран­них скотоводов эпохи энеолита; другие, более поздние по характеру,— создателям зооморфных статуй Севера. Про­изошло органичное культурное слияние взаимодействую­щих культурных и антропологических племенных комп­лексов, приведшее к смешанным бракам. Этногенетически более древний комплекс связан с древними насель­никами края, родственными племенам древнеямной куль­туры ранних скотоводов Евразийских степей, простирав­шихся от Поднестровья до долин Алтая и Енисея. Другой тип аборигенного населения севера Хакасско-Минусин­ской котловины связан в истоке с культурой местного неолита. Сложность этнической ситуации, сложившейся в Южной Сибири в эпоху раннего бронзового века, нашла отражение в материалах известного погребения вождя-жреца, сопровождаемого женой и рабыней, из могилы Тас-хазаа. Вождь — пришлого антропологического ти­па, жена — местного, а рабыня — соплеменница своего господина. Украшения и инвентарь этого выдающегося тройного комплекса также смешанные по истокам. Ана­логичные особенности зафиксированы также в древних абаканских могильниках Верхний Аскыз, Камышта, Сагай, Бельтыры, Большое Кольцо. Все эти данные пред­ставляют существенный интерес, поскольку, по словам известного советского этнографа А. М. Золотарева, «сле­ды мифологических заимствований ведут нас по путям антропологических смешений».
Какой же мифологический комплекс был воссоздан на памятниках искусства, оставленных племенами ското­водов и охотников севернее бассейна Абакана? Находки из наиболее значительного могильника у речки Черновой, раскопанного ленинградскими археологами, сохранили следы примечательного для древней обрядности явления: плиты с гравировками, созданными предшественниками, были использованы для строительства могил — каменных ящиков, а также и каменных «подушек» под головами умерших. На одной из таких «подушек» оказалось изо­бражение лося — редкого для искусства этой эпохи пер­сонажа, но известного в мифологических воззрениях та­ежных племен. Реалистически изображенные быки, ко­ровы, волы (?), иногда помеченные солярными косыми крестами, и два ворона составляли, очевидно, круг по­читания их создателей, скорее всего скотоводов. Поверить в то, что рисунки создавались ради кратковременного использования, трудно, поскольку это не согласуется со сложными первобытными мифологизированными ритуа­лами. Плиты, разбитые на куски и просто подобранные для строительства, не могли быть предметом почитания!
История развития культур и рожденных в недрах их сложных мифических образов Южной Сибири рубежа каменного и бронзового веков составляет своеобразный кроссворд. Среди запечатленных на строительных плитах каменных ящиков особое внимание привлекает образ синкретичного существа с головой медведя, телом волка и лапами птицы. Этот персонаж знаком по наскальным изображениям Енисея. Известно также, что выразитель­ная полуфигура волка — один из ведущих изобразитель­ных компонентов на зооморфной статуе с озера Шира. Здесь волк изображен на груди зооморфной женщины с рогами коровы: он пытается схватить лапами и прогло­тить крупный солярный знак, едва ли не само солнце... Следовательно, приписывая авторство зооморфных ста­туй создателям культуры могильника Черновая, можно заподозрить их в небрежении к собственному сакрально­му персонажу? Конечно, нет! Просто следует отчетливо представлять значительную хронологическую протяжен­ность и многокомпонентность культурного развития пле­мен Южной Сибири эпохи ранней бронзы.
Категория: Сибирские мифы и археололгия | Добавил: anisim (22.07.2011)
Просмотров: 1093 | Рейтинг: 5.0/3 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>