Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Среда, 23.09.2020, 08:00
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Сибирская экспедиция Ермака


Политика России в отношении Сибири


ПОЛИТИКА РОССИИ В ОТНОШЕНИИ СИБИРИ


Зауралье и Сибирь не были для
русских лю­дей «землей незнаемой». Новгородцы начали торговать с югорскими
племенами с XI в. В первой четверти XII в. они ходили «за Югру и Самоедь».
Жители Новгорода Ве­ликого знали, что путь за Камень (Урал) «непроходим
иропастьми, снегом и лесом», но их неудержимо влекли на восток морские промыслы
и пушные богатства. На про­тяжении XII—XIII вв. новгородские дружины прочно ос­воили
Печорский путь за Камень. Они периодически по­являлись в Приуралье и собирали
дань с местных югор­ских племен. В качестве владений Новгорода Югорская волость
фигурировала уже в грамотах XIII в. Власть Новгородской феодальной республики
над отдаленной се­веро-восточной окраиной не отличалась прочностью. И все же
роль новгородцев отнюдь не сводилась к сбору дани. Народная колонизация
необъятных северных территорий имела большое историческое значение.

В XIII в. народы Западной Сибири
подверглись нашествию с Востока. Монгольские феодалы разгромили мно­гие старые
центры Сибири. Их вторжения сопровожда­лись истреблением местного населения и
разрушениями. В итоге одни югорские племена, жившие в лесостепной полосе, были
включены в состав Золотой Орды, другие оттеснены на север.

Примерно с XIV в. на Тоболе и в
междуречье Туры и Тавды сложилось раннее политическое образование сибир­ских
татар — Тюменское ханство. В начале XV в. в рус­ских летописях появляются
первые известия, относящие­ся к истории татарских владений в Сибири. Соперник
Ма­мая хан Тохтамыш, разгромленный Тимуром, искал спасе­ния на дальних северо-восточных
окраинах Золотой Орды. Там он был убит поблизости от Тюмени, столицы Тюмен­ского
царства.

В 20-х гг. XV в. потомок Чингисхана
Хаджи-Мухам­мед покорил ишимских татар и основал ставку в городи­ще Кызыл-
Type, располоягенном при впадении Ишима
в Туру. В конце XV в. при внуке Хаджи-Мухаммеда Ибаке Тюменское ханство
достигло расцвета. Территория хан­ства простиралась теперь от Туры, Тавды и
Тобола до Ишима.

Монголо-татарское нашествие оказало
губительное вли­яние на Русь. Однако Новгород и его северные владения нзбея;али
погрома. В XIV в. новгородцы смогли снаря­дить крупные экспедиции в Зауралье. В
1384 г.
они про­шли с Печоры па Обь и там разделились на два отряда. Один «воеваша по
Оби реки до моря», другой — «наверх Оби воеваша».

В XIV в. Московское княжество
возглавило борьбу Руси против чужеземного ига. Москва играла все более
значительную роль и на Русском Севере. Колонизацион­ные потоки из междуречья
Оки и Волги пересеклись на Двине и Печоре с новгородскими. Далеко на северо-во­стоке
возникли очаги земледелия.

По мере усиления Московского великого
княжества на Печорском пути все чаще появлялись московские воеводы. В 1465 г. воевода Василий
Скряба с отрядом прошел за Урал в Югру и собрал дань в пользу московского
велико­го князя. Воевода Федор Пестрый в 1472 г. подчинил Ве­ликую Пермь и выстроил в
Приуралье укрепленный го­родок Чердынь.

С падением независимости Новгорода
Великого в 1478 г.
все его северные владения, включая Печорский край, вошли в состав единого
Русского государства.

Окрепнув, Русь сбросила татарское
иго. Властитель Большой Орды Ахмат-хан в 1480 г. предпринял нападе­ние на русские земли
в районе Угры, но потерпел неуда­чу и отступил в степи. С наступлением зимы
Ахмат-хан распустил своих мурз в их улусы. Его оплошностью не­медленно
воспользовались ногайские князья и тюменский хан Ибак. Они напали на Ахмат-хана
и убили его.

Тюменское «царство» являлось одним
из многих улу­сов распавшейся Золотой Орды. Его столица располага­лась в
городке Чимга-Тура за Уральским хребтом. Неуда­ча Большой Орды в войне с
Москвой подтолкнула тюмен­ского хана к решительным действиям. После убийства Ах­мат-хана
Ибак и ногайцы «начата Ахматову орду грабити меж Доном и Волгою, па Донцу на
Малом близ Азова. И стоял Ибак царь пять дней на Ахматове орде и поиде прочь, а
ордобазар поведе в Тюмень не грабя». Переве­дя купцов из древней столицы Орды в
Тюмень, Ибак по­пытался превратить этот сибирский город в новую торго­вую
столицу ордынцев.

Поражение Большой Орды принесло
безопасность юж­ным русским границам. Москва смогла выделить силы для похода в
Зауралье. В 1483 г.
воеводы князь Федор Курбский и Иван Салтыков Травин с воинскими людьми прошли с
Вишеры на Лозьву и Пелым, рассеяли отряды пелымского князя Юмшана и двинулись
«вниз по Тавде реце мимо Тюмень в Сибирскую землю». Поход в Зау­ралье не привел
к войне между Россией и Тюменским ханством. Иван III и «царь» Ибак вели борьбу
с Боль­шой Ордой, а потому избегали столкновений между собой. Федор Курбский
обошел стороной владения Ибака и с Тавды перешел на Тобол, Иртыш и Обь. Там
русские рат­ники «повоевали» Югру и взяли в плен многих князей, в том числе
«большого» князя Молдана, «княжих Екмычаевых двое сыновей» и других.

Как записал устюжский летописец,
устюжане высту­пили в поход с Курбским 9 мая 1483 г., вернулись же 1
октября. Таким образом, экспедиция длилась несколь­ко месяцев.

Поход Федора Курбского имел важные
последствия. Используя посредничество пермского епископа Филофея, сибирские
князьки вступили в переговоры с Иваном III. «От всея земли Кодские и Югорские»
в Москву прибыл вогульский князек Пыткей. Он привез поминки от кодских князей
Лабада, Чангила и других и просил велико­го князя освободить пленных югорских
князей. Его прось­ба была удовлетворена. В конце 1484 г. кодские князья Молдан,
Сонта и Пыткей прибыли из Зауралья под стены Усть-Вымского городка и заключили
с епископом и мест­ными вымскими князьками мир «на том, что им лиха не
смыслити, ни силы ни чинити над пермскими людьми, а великому князю правили во
всем». Князья скрепили мир священным обрядом: «со золота воду пили».

Пелымские манси также вступили в
более тесные сно­шения с Россией. Местный пелымский князь Юмшан в 1483 г. прислал к Ивану III
своего шурина Юргу и сот­ника «вогулятина» Анфима с просьбой об «опасной» гра­моте
— разрешении на проезд в Россию. В 1485 г. Юм­шан приезжал в Москву и вел там
переговоры с великим князем.

Военное могущество Орды рушилось, и
Русское госу­дарство начало вести все более активную политику в от­ношении
ордынцев. Изгнанный из Сарая хан Улу-Муха-мед сокрушил древнее Болгарское
царство в Поволжье и на его развалинах основал в 1438 г. Казанское ханство. В
1487 г.
русские после двухмесячной осады овладели Ка­занью и тогда же увели казанского
«царя» Али-хана в Москву в качестве пленника. Иван III посадил на казан­ский
трон своего ставленника Мухаммед-Эмина. Казан­ское ханство оказалось в
вассальной зависимости от Рус­ского государства.

Хан Ибак, продолжавший борьбу с
Большой Ордой, в 1489 г.
прислал в Москву своего посла Чумгура и предложил Ивану
III мир, но потребовал отпустить из
плена своего «брата», казанского «царя» Али-хана. В 1492 г. хан Ибак с братом
Мамуком при поддержке ногайских мурз разграбил Астрахань, затем перенес свои
кочевья в Заволжье.

Продолжая домогаться дружбы с
Россией, Ибак в в 1493 г.
вторично прислал в Москву посла Чумгура. Изве­щая Ивана III о своих успехах,
тюменский царь писал: «ино мне счастье дал бог, Тимер-Кутлуева сына (Ахмат-хана
) убивши, Саинской есми стол взял, да
еще сам с братьями и с детьми условившыся, а великого кня­зя детей на княженье
учинив, на отцов юрт, к Волзе при-шед, стою». Среди титулов Батыя был титул
Сиин-хана. Таким образом, Ибак известил Ивана III о своем намере­нии занять
золотоордынский «сиинский» трон.

Правителям Большой Орды —
наследникам Ахмат-хана — пришлось вести борьбу разом и с тюменским, и с
крымским ханами. Однако в 1475
г. в Крым вторглись турки, и Менглы-Гирей признал себя
вассалом Османской империи. Крымское ханство утратило самостоятельность.

Хан Ибак в качестве чингизида
претендовал па золо­тоордынский трон. Он всеми силами старался утвердиться в
Поволжье, но ему не удалось справиться с могущест­венной татарской знатью
внутри собственного «царства». Большим влиянием в Сибири пользовались беки, или
«тайбуги». Князья «тайбугина рода» около 1495 г. вы­ступили против Ибака и убили его.

Преемник Ибака хан Мамук с отрядами
тюменцев и ногайцев в 1496 г.
изгнал из Казани русского ставленни­ка, но сумел продержаться там лишь
несколько месяцев. В 1498 г.
в Москве стало известно, что Мамук вместе с ногайцами вновь готовится напасть
на Казань.

В таких условиях Россия предприняла
в 1499 г.
новое наступление в Сибирь. Иван III преследовал двоякую цель. Поход должен был
упрочить власть русских в низо­вьях Оби и послужить грозным предостережением
для властителей Тюменского «царства». С появлением русских войск на Оби тюменскому
царю пришлось отказаться от далеко идущих планов в отношении Казани и подумать
об обороне собственных северных границ.

Кампанию в Зауралье возглавили
воеводы князь Се­мен Курбский, Петр Ушатый и Василий Бражник Забо­лоцкий. По
северным городам и землям был проведен сбор ратных сил. В поход выступили 1920
чел. с Двины, Ваги и Пенеги, 1304 — из Устюга Великого 500 — «вымеч и
вычегжан», а также вятчане — «200 человек Руси да 100 человек арян, татар и остяков».
Все эти силы — более 4 тыс. ратников — направились в Югорскую землю.
Обычно русские проникали за Урал в летнее время на ре­чных судах. На этот раз
пешие ратники двинулись в по­ход зимой на лыжах. Главной целью похода было поко­рение
Ляпинского княжества, которое населяли северные манси (сакв маньсит) —
родственники приуральских ман­си, давно известных русским.

Войска отправились к Ляпину
кратчайшим путем. Для этого им пришлось преодолеть Урал там, где горы достигали
наибольшей высоты. Главные воеводы прошли за Камень ущельем («щелью»). Вершины,
поднимавшиеся на 1400—1600 м над уровнем моря, произвели на равнин­ных жителей
большое впечатление. «А Камени в облаках не видати,— записал с их слов
летописец,— только ветренно, ино (горы
)
облака раздирают».
Ратным лю­дям пришлось преодолевать перевалы в условиях мороз­ной и вьюжной
зимы. Младший воевода Заболоцкий про­шел на Обь севернее, привычными путями.
Поход продол­жался всю зиму, было занято более
40 городков и взято в плен 58 князьков.
В итоге Югорская земля была подчине­на, а ее князья приведены «к роте по их
вере».

Русское государство было как никогда
близко к тому, чтобы закрепиться в Западной Сибири. Иван III даже присвоил себе
титул «князя Кондинского и Обдорского». Однако вскоре плоды сибирских побед
были утра­чены. «Печорский путь,— отметил С. В. Бахрушин,— был слишком отдален
от Москвы, чтобы им можно было совер­шать прочное присоединение Зауралья». Еще
более важ­ное значение имело другое обстоятельство. Понадобилось еще
100 лет, прежде чем русские крестьяне и
казаки, ко­лонизовав восточные и юго-восточные окраины, подошли вплотную к
границам Сибири, основали свои поселения на Урале, Нижней Волге и Яике. Лишь
после этого воз­никли объективные предпосылки для присоединения и освоения
сибирских земель.

Сколь бы внушительной не выглядела
военная демон­страция русских в Зауралье, она не поколебала господ­ства
ордынских феодалов в пределах Западной Сибири. Гибель Ахмат-хана и свержение
татарского ига обнаружи­ли тот факт, что Россия обладала перевесом сил и имела
возможность нанести поражение наследникам Орды в Си­бири. Но она вынуждена была
на время отказаться от ак­тивной политики на Востоке: страна стояла на пороге
войны с Литовским великим княжеством. Предстояла тя­желая борьба за возвращение
Смоленщины и других ве­ликорусских земель, попавших под власть литовских фео­далов.
С юга границам Руси по-прежнему угрожала Боль­шая Орда. В таких условиях Иван
III предпочел воздер­жаться от прямой войны с Тюменским «царством», выжи­дая,
пока взаимные распри ордынцев не ослабят их окон­чательно.

Потомкам Ибака не удалось удержать
власть в своих руках. На смену старой династии пришла династия Мах-мета
Тайбуги. Со временем «тайбугины» объединили та­тарские улусы на Тоболе и Иртыше
и в самом начале XVI в. подчинили себе остатки Тюменского «царства». Го­родище
Чимги-Тура пришло в упадок, и новой столицей ханства стал Кашлык.

На протяжении XIV в. тюркоязычяые
кочевники За­падной Сибири, подвергшиеся завоеванию со стороны мон­голов,
ассимилировали завоевателей. В этногенезе сибир­ских татар приняли участие
тюрки-кыпчаки, угорские, са­модийские, отчасти монгольские племена. В
XVl в. жи­тели Кашлыка и окрестных
татарских юртов говорили на языке кыпчакской группы тюркских языков.

Сибирские татары вели полукочевой
образ жизни. Они занимались скотоводством, разводили лошадей и овец. В пойме
Тобола и Иртыша существовали небольшие оча­ги земледелия. В оседлых поселениях
развивалась домаш­няя промышленность — гончарное производство и ткаче­ство,
плавка и обработка металлов.

Татарское население находилось на
ранней стадии раз­вития феодальных отношений. Мурзы и беки владели бо­гатствами
в виде пастбищ, скота и рабов. «Черные» улу­сные люди, принадлежавшие к низшему
слою общества, несли военную службу в отрядах владельца улуса и пла­тили им ежегодные
«дары».

Сибирские ханы силой подчинили себе
земли местных племен ханты и манси на Урале, в низовьях Иртыша и на Оби.
Главным занятием ханты-мансийских племен бы­ло рыболовство и охота. В южных
районах, где они бли­зко соприкасались с башкирами и татарами, начало раз­виваться
скотоводство. На Тавде манси занимались охот­ничьим промыслом и в небольших
масштабах — прими­тивным земледелием.

Источники содержат слишком скудные
данные, чтобы составить четкое представление о социальных отношениях у хантов.
Основу общественной организации у них со­ставлял «юрт» — большая семья. Во
главе объединения «юртов» стояли «князьцы», обладавшие лучшим оружием и
большими богатствами, чем их соплеменники. Война обогащала родо-племенную
верхушку и усиливала нера­венство внутри племен. У ханты-мансийской знати были
свои «городки», но они были укреплены значительно сла­бее, нежели татарские городища.

Правители Сибирского ханства взимали
с покоренного хантского   населения дань.
Ханты-мансийские племена, обитавшие по нижнему течению Иртыша, на Тоболе, Туре
и Тавде, находились в более тесной зависимости от татар. Ханы брали дань также
и «со многих низовых язык» на Оби. Взимание дани, в особенности с отдаленных
пле­мен, имело характер периодического грабежа.

Система управления в ханстве была
примитивной. При хане находились его визирь — карача и советники. Из сво­ей
ставки он рассылал во все концы сборщиков ясака — даруг. Ханы мало вмешивались
во внутренние дела улу­сов, находившихся во власти знатных мурз. Будучи васса­лами
хана, мурзы вместе со своими отрядами участвовали во всех его военных
предприятиях, получая за это часть добычи. Война была одним из средств
обогащения татар­ских феодалов. Они грабили соседей, а захваченных плен­ных
продавали в рабство.

В XVI в. ведущую роль среди
татарских «царств» ста­ло играть Крымское ханство, вступившее в жестокую борь­бу
с Россией. Ногайская Орда претерпела дальнейшее дро­бление. Сибирские ханы
заняли свое место в системе го­сударств, образовавшихся после распада Орды. По
тради­ции они ориентировались на ногайцев и вели борьбу с правителями Бухары.





Категория: Сибирская экспедиция Ермака | Добавил: anisim (13.11.2010)
Просмотров: 3433 | Рейтинг: 5.0/8 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>