Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Понедельник, 20.11.2017, 09:59
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Сибирская экспедиция Ермака


Источники 5
Предположение о том, что вольные казаки из окруже­ния Ермака вели свою, «казацкую летопись», не подтвер­ждено фактами. Какой же характер носили материалы, положенные С. Ремезовым в основу так называемых кун­гурских листов? Ответить на этот вопрос достаточно труд­но. Вероятно, кунгурские листы отразили устную тради­цию, сохранявшуюся в среде сибирских казаков. Время записи этих преданий пока не поддается точному опре­делению.
По-видимому, С. Ремезов не только переписал попав­шие к нему в руки материалы, но и пополнил их собран­ными известиями.
Ремезовы обосновались в Сибири в 20-х гг. XVII в., когда живы были еще некоторые ветераны похода Ерма­ка. Сначала дед Моисей и отец Ульян, а потом и сам Семен собирали ясак в тобольской округе, строили острож­ки, выполняли дипломатические поручения. Когда Се­мену минуло 18 лет, отец доставил в степь к Аблаю Тайше панцырь Ермака, а обратно привез запись «ска­зов» о Ермаке. Семен продолжал дело, начатое отцом.
Первый историограф Сибири проявлял устойчивый интерес к самым разнообразным источникам по истории, этнографии и географии своего края. В собственных сочи­нениях он неоднократно ссылался па архивные разыска­ния («в Приказной палате из книг выписано», «в Сибир­ском приказе выписано» и пр.), на записи «сказов» мест­ных жителей («допрашивал... сторожилов, бывальцов и ведомцов про всякие урочища, остроги и волости»). Составляя чертежи земель но рекам Тоболу, Иртышу и Оби, С. Ремезов многократно помечал на своих картах места, связанные с походом Ермака («суда Ермаковы», «кладбище Ермаково», «Дуванной луг — Ермак с казаки дуванили на нем» и пр.), а в некоторых случаях кратко записывал на карты сведения, почерпнутые из бесед со сторожильцами. Так, возле урочища Кулары на ремезовской карте помечено: «Куларской Иртышака царя берего­вой воинской город». Помета на карте находит полную аналогию в кунгурских «сказах», где о Куларах сказано:  «той опасной крайней кучюмовской (городок) от калмык и во всем верху Иртыша крепче его нет».
В 80—90-х гг. XVII в. С. Ремезов объездил многие сибирские уезды в качестве ясашного сборщика. В тексте кунгурских листов можно обнаружить данные, связанные с этой стороной его биографии. Так, описав поход Ермака на Тавду, автор отметил, что казаки впервые собрали там «хлеб в ясак», «и тот збор первое ясачной хлеб в Тоболску, и доныне хлеб и деньги и куны — то вместе Ермако­ва прибору». В этом замечании сказался опыт С. Ремезова, служившего много лет ясашным сборщиком в то­больской округе.
В городище Тебенди татары пели песнь о побиении там пяти ермаковых казаков. В тексте кунгурских лис­тов можно найти запись этой песни: «И о тех пяти чело­веках,— значилось там,— татары поют с плачем при бе­седах в песнях, припеваючи: яным, яиым, бншь казак, бишь казак, сиречь: воины, воины пять, пять человек нобедиша и разориша. А сия песнь их словет Царицын плач». Сама форма записи песни-плача, указание на «беседу» позволяет высказать предположение, не сам ли С. Ремезов записал татарское предание при посещении Тебенди?
С. Ремезов имел возможность познакомиться с бога­тейшей устной традицией, сохранявшейся как татарским населением Сибири, так и, в особенности, тобольскими ка­заками. Ветераны «сибирского взятия» сошли со сцены, но живы были их сыновья и внуки, пользовавшиеся в То­больске известностью и уважением.
В 1668 г. тобольский служилый человек Степан Кар­пов подал воеводам челобитную грамоту, в которой писал, что дед его Сергей Зиновьев прибыл в Сибирь сразу пос­ле того, как «Ермак Сибирь взял». Добиваясь зачисления на казачью службу, С. Карпов не называл деда ни воль­ным казаком, ни ермакопцем. Он утверждал, будто Зи­новьев явился в Сибирь с «первым воеводой Дмитрием Чулковым», что он и дальше нес «государеву службу». По описанные им дальше службы не оставляют сомнения в том, что казак Сергей Зиновьев участвовал именно в экспедиции Ермака. «И был послан дед мой,— писал С. Карпов,— на Вашу государеву службу под Белогоре с служилыми людьми и Белогоре взяли и остяков под ва­шу великих государей высокую руку привели и ваш ве­ликих государей первый ясак взяли и после того дед мой Сергей на вашей государевой службе под Сырьянском Маметкула царевича взяли и па той вашей службе дед мой Сергей убит». Указание на то, что в первом ясашном походе казаки достигли Белогорья на Оби, находит полную аналогию в одном из кунгурских «сказов», а в Синодике ермаковым казакам можно прочесть имя каза­ка Сергея, погибшего в сражении с Маметкулом.
В то время, как С. Карпов подал свою челобитную в приказную избу, С. Ремезову было 26 лет и он служил в Тобольске.
Собирая исторические сказы и предания, С. Ремезов имел возможность сопоставить их с фактами, накоплен­ными при поездках по Сибири и картографировании мест, связанных с экспедицией Ермака. Это обстоятельство значительно повышало ценность собранного им фольклор­ного материала.
В кунгурских «сказах» поименованы названия десят­ков городищ, урочищ, речек и озер. Замечательно, что эти наименования находят полную аналогию в «Хорографической чертежной книге», составленной С. Ремезовым в 1697 г. В Кунгурском летописце можно прочесть, что в дни похода на Пелым казаки прошли Калымскую волость (на карте — волость Калымска), Лабутапу (волость Лабутинска), Паченку (р. Паченка), озеро Банное Поганое (Поганое), Кошуни (городок Кошунский), в Кошуне «поймали первого есаула» (па карте — деревня Есаулов), вышли через Чандырь (волость Чапдырская) к городку Табарипца Бия (Табаре) и добрались до «пелымского кияжца» (Пелым).
Во время последнего похода Ермака, завершившегося его гибелью, казаки, согласно кунгурскпм «сказам», про­следовали через городок Бегшпа (на карте — Бегишевы), Крянчики (Рянчнковы), Салах (Старый городок Саланский), Каурдак (Каурдыков острог), Тебеидинский острог (Тебенди), устье Мшима, Кулиары (Куллар), Ташатканский городок (Ташаткан), Шиш-Таман (Шиштамацкая), волость Туралинцы (Туралшщы), Агнтский городок на Вагае (р. Агитка — приток Вагая) и пр. То же совпаде­ние названий можно обнаружить при сопоставлении с картой «сказа» о походе Брязги на Обь.
Можно ли предположить, что С. Ремезов нашел в Кун­гурской летописи наименования десятков географических пунктов — мелких деревень и городищ, речек, озер, кото­рые сам он нанес на карту несколькими годами ранее? Такое предположение кажется невероятным. Возмож­ность случайного совпадения следует исключить. Столь же невероятно, чтобы С. Ремезов составлял свои карты на основе Летописца, поскольку Летописец был найден после составления «Хорографической чертежной книги». Остается предположить, что знаменитый сибирский кар­тограф сам включил хорошо известные ему названия раз­ных пунктов и мест в найденную им краткую летопись.
Кунгурские «сказы» содержат множество ярких и правдоподобных подробностей насчет походов казаков в пределах Сибирского «царства». Некоторые из этих под­робностей поддаются проверке. Отписка Ермака в Москву подтверждает, что казаки сразу после первого зимовья в итоге ясашных походов привели к присяге и обложили ясаком многих татар и хаитов. Автор «сказа» о походе на Обь не только в мельчайших подробностях обозначил маршрут следования казаков, но и называет имена князь­ков — владетелей различных городков. Проверка имен по ясашным книгам начала XVII в. подтверждает их под­линность. Так, «князцом» в Белогорье «сказ» называет Самара, В 1609 г. в русских источниках фигурирует его сын Таир Самаров в качестве князя Белогорья. По «сказу», казаки объявили «большим князем» на Обн Алачея. И действительно — до середины XVII в. на Оби кня­жили Игичей Алачеев и его дети. В рассказах С. Ремезо-ва о походе на Белым упоминалось, что казаки заняли волость «Лабутана со княжцы» и захватили там князька Лабуту «с богатством». Семья «князя» Лабутана про­должала жить в волости в XVII в. Правда, вся эта «во­лость» тогда состояла всего из одной семьи Васьки Лабутанова. В дни похода на Кулары Ермак выдержал бой с воинами князя Бегича. Реальность этого персонажа Кунгурской летописи подтверждается тобольскими доку­ментами начала XVII в., упоминающими о Келмамете — князе Бегишеве сыне.
В кунгурских листах подробно описан обряд шертования хантских племен, камлание шаманов и пр. Все эти описания также находят точную аналогию в самых ран­них русских документах о Сибири и в этнографических описаниях Сибири XVIII в.
Однако не все подробности «сказов» выдерживают кри­тическую проверку. В частности, многие подробности «сказа» о ясашном походе Богдана Брязги очевидным об­разом расходятся с показаниями тобольских ветеранов, получившими отражение в Синодике ермаковым казаках. Тобольские казаки утверждали, что их поход на Обь к Назыму был кровопролитным. Согласно кунгурскому «сказу», за время похода Брязги на Обь в «Назымские городки» казаки не потеряли ни одного человека убиты­ми. По «сказам», руководителем ясашного похода был Брязга. Однако, по Синодику, Брязга погиб за несколько месяцев до названного похода. Показание тобольских ве­теранов в этом случае подтверждается данными из «ар­хива» Ермака.
Наибольшим правдоподобием отличались, как уже от­мечалось, географические и этнографические подробности «сказов», которые С. Ремезов мог проверить пли почерп­нуть из личного опыта, накопленного во время сбора яса­ка и картографирования сибирских мест. То, что находи­лось вне сферы его практического опыта и наблюдений, отличается, как правило, меньшей достоверностью. С. Ре­мезов не знал в точности, когда произошли два похода казаков (на Обь и на Пелым), подробнее всего описанные во вставных (кунгурских) листах, и датировал эти походы дважды по-разному.
Первоначально С. Ремезов включил фрагмент кунгур­ских «сказов» в текст «Истории». При этом он отнес два похода к одному и тому же 1583 (7091) г. Весной казаки вышли в поход па Обь, 20 июня вернулись из похода, а 1 июля Ермак выступил на Тавду и Пелым. На по­следних страницах «Истории» С. Ремезов вновь вернулся к этому сюжету, подвергнув переработке текст Синоди­ка: «...в лето 89, июля и июня месяцех, воюющим вниз Иртыша по Оби, по Тавде, взяша Назымские и Кодские и Дабутинские городки, вечная память средняя». Итак, ко времени окончания «Истории» С. Ремезов по-прежне­му считал, что походы на Обь и Тавду продолжали друг друга по времени. Но теперь он произвольно изменил да­ту походов с 7091 на 7089 г.
На самой последней стадии работы при составлении кунгурских листов С. Ремезов снова пересмотрел своп хронологические выкладки и вновь изменил даты. В «ска­зе» о Брязге он пометил, что казаки ходили на Обь с 5 марта до 29 мая 7090 г., когда тот и вернулся в «Си­бирь град». Поход же Ермака па Тавду и к Пелыму С. Ремезов отнес теперь ко времени с 1 августа по 8 но­ября 7087 г.
В описании ясашного похода на Обь (из кунгурских листов) сказано, что казаки прибыли во владения князь­ка Самара и «в день недельный приплыша протокою под самый Самар». Ниже в тексте обозначена дата появ­ления казаков под Самаром — 20 мая. Эта дата не выдерживает критики. В 1583—1585 гг. 20 мая приходилось соответственно на понедельник, среду и четверг, а не на воскресенье («день недельный», как обозначено в Кунгурской летописи).
«Точные» даты, которыми С. Ремезов снабдил текст «Истории» и кунгурские листы, носят явно недостовер­ный характер.
Проведенное выше исследование текста «Истории» и его соотношения с текстом так называемого Кунгурского летописца позволяет перейти к рассмотрению вопроса о датировке и атрибуции памятника в целом.
Е. И. Дергачева-Скоп датировала «Историю», исходя: из предположения о том, что в работе над этим сочинением участвовало сразу три поколения семьи Ремезовых — Ульян, его сын Семен и внук Леонтий. По ее мнению, «История» была написана до времени смерти Ульяна (1689—1690 гг.), когда внук Леонтий достиг пятнадцати­летнего возраста.
Автор специальной монографии о С. Ремезове Л. А. Гольденберг отверг предположение об участии в ра­боте над «Историей» Ульяна Ремезова и отнес труд Се­мена Ремезова к 90-м гг. XVII в. По мнению Л. А. Гольденберга, «История» возникла до времени поездки С. Ре­мезова в Кунгур в 1703 г., когда он разыскал Кунгурскую летопись.
Приведенные выше данные об использовании Кунгурской летописи при работе над текстом «Истории» обна­руживают ошибочность предложенных датировок. С. Ре­мезов приступил к работе над своим основным сочинени­ем в конце XVII в., но завершил его, без всякого сомне­ния, после 1703 г. Некоторые статьи «Истории» были написаны на той же бумаге, на которой печаталась кии-га «Артиллерия» в 1709 г.
В заключительной статье «Истории» С. Ремезов обо­значил имена авторов «литореей» из четырех букв — «ЛСУР». Е. П. Дергачева-Скоп расшифровала «литорею» как указание на имена Ульяна Ремезова, его сына Семена и внука Леонтия. Однако эта «литорея» допускает различные толкования. Некоторые историки полагают, что на последней странице зашифрованы были имена Семена Ремезова, его родственников («природных»), т. е. сыновей Леонтия, Семена, Ивана, Петра и, возможно, племянника Афанасия. Такая интерпретация «литореи» кажется более простой и удачной. Прочтение «литореи» имеет не­маловажное значение для уточнения датировки сочине­ния. Монограмма с инициалами младших сыновей С. Ре­мезова (как авторов или владельцев «Истории») попала на страницы памятника, очевидно, после того, как они достигли совершеннолетия, а произошло это никак не ра­нее 1708—1711 г. «Литорея», таким образом, наводит на мысль, что работа над текстом «Истории» была заверше­на в сравнительно позднее время.
Процесс творчества С. Ремезова носил более сложный характер, нежели принято думать. Когда историк присту­пал к написанию произведения, он находился под силь­ным влиянием официальной традиции, прославлявшей подвиг Ермака во имя христианизации языческого сибир­ского края, и не только воспринял эту традицию, но и довел ее до крайних пределов. Один из читателей «Исто­рии» очень точно уловил основную тенденцию и сочинил новый заголовок: «Житие Ермака как Сибирь взял с дру­жиною своею». Ту же мысль выразил в XVIII в. то­больский любитель истории И. Л. Черепанов, заметивший, что С. Ремезов «имел немалое желание, чтоб Ермак ког­да-нибудь святым причтен был». С. Ремезов старатель­но собрал и поместил на страницы «Истории» многочис­ленные церковные притчи о подвижниках-казаках, со­чиненные после смерти Ермака. Одна из них гласила, что на Тоболе казаки приняли решение идти вперед «по яв­лению святителя Николы чудотворца». Согласно другому апокрифу, в трудный момент казачье знамя с ликом спа­сителя поднялось из струга и само собой пошло впереди по левому берегу Тобола, увлекая за собой отряд. Потом явился в облаках бог с небесным воинством и не дал бусурмаиам стрелять в ермаковцев и т. д. Житийными мотивами проникнут самый ранний слой в тексте «Исто­рии». Однако обнаруживаются и более поздние слои, имев­шие иную идейную направленность.
В «Истории» можно найти два «зачина». На самом первом листе своего сочинения С. Ремезов повествует о начале сибирского похода в церковном духе: «Велий господь бог... Ермаку Тимофееву сыну Поволскому даде силу, спех и храбрость... И в таковой храбрости Герман в дружине своей Ермаком просты, ... воюя бусы по Хва-лынскому морю, ... яко н царскую казну шарпал». На втором листе автор вновь описал предысторию сибирского похода, на этот раз в чисто прозаическом стиле. Тут не было больше ссылок на бога, Ермак не именовался Гер­маном Поволским, а дела его назывались воровскими: «Собрании вой ...с Ермаком с Дону, с Волги и с Енку, из Астрахи, ис Казани, ворующе, разбита государевы казенные суды, послов и бухарцев на усть Волги реки...».
Второй зачин «Истории» был составлен С. Ремезовым под влиянием обнаруженных им кунгурских источни­ков. Тобольский историк ознакомился с ними в то вре­мя, когда первоначальный «житийный» текст «Истории» в основных чертах уже сложился. Новые источники очень мало подходили к избранному им жанру. Поэтому С. Ре­мезов, поначалу пытавшийся сохранить старый текст и приспособить к нему извлечения из вновь найденного ис­точника, затем отказался от этих попыток. Так возник третий редакционный слой в тексте «Истории»—допол­нительные (кунгурские) листы, в которых нет и намека на христианские чудеса. Факты излагаются здесь в духе светской литературы. Изменение манеры прослеживается даже во внешнем оформлении. Если иллюстрации к ос­новному тексту напоминают тщательно отработанные ми­ниатюры в традиционном условно-иконописном духе, то рисунки кунгурских листов -~ это беглые наброски, которые, однако, отличаются поразительной живостью и реа­лизмом.
Л. А. Гольденберг обратил внимание на необычайное сходство почерка С. Ремезова в его «Служебной книге 1709—1710 гг.» и почерка вставленных листов (Кунгурской летописи). С. Ремезову было к тому времени почти 70 лет, и в его почерке прослеживались четко выражен­ные возрастные изменения.
Следует заметить, что кунгурские листы отразили не только возрастные изменения, но, что значительно более важно, перемены в идейных установках Ремезова.
Подведем краткие итоги. С. Ремезов приступил к со­ставлению «Истории Сибирской» в конце XVII в. В то время он еще находился целиком под влиянием старой традиции в освещении похода Ермака, тщательно собирал и записывал притчи о «подвигах» казаков, их молитвах и постах, помощи со стороны святых и пр. Ознакомление с краткой Кунгурской летописью в 1703 г. побудило вер­нуться к работе над «Историей». Поначалу историк пы­тался сохранить старый текст и лишь приспособить к не­му вновь найденный материал. Но после 1709—1710 гг. он отказался от подобных попыток и собственноручно запол­нил вставные листы к «Истории», дав им заголовок «Ле­топись сибирская краткая Кунгурская». Новые веяния, связанные с петровскими преобразованиями, появление новых исторических сочинений, распространение рациона­листических воззрений оказали решающее влияние на идейную эволюцию первого сибирского историографа. В конце жизни С. Ремезов отдавал решительное предпоч­тение чисто светским по своему содержанию «сказам» о походе Ермака, широко использовал свои записи фоль­клора, географические и этнографические наблюдения, сделанные во время картографирования сибирских мест, в которых действовал отряд Ермака. Преодоление церковно-книжной традиции, бесспорно, повысило степень достоверности последнего редакционного слоя «Истории Сибирской».



Категория: Сибирская экспедиция Ермака | Добавил: anisim (13.11.2010)
Просмотров: 1804 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>