Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Понедельник, 21.09.2020, 16:27
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Сибирь в описаниях европейцев XVIII в.


Заключение

          Мир ревниво оберегает свои тайны от человека и от­дает ему лишь то, чего он добивается неустанным и це­ленаправленным поиском. Голландца Николая Витсена привела в Россию жажда узнавания неизвестных стран Севера и Востока, и Сибирь раскрылась ему во всем своем многообразии и пестроте фактов и явлений, лю­бовно собранных старательным и вечно удивленным пе­ред новым любителем, не знающим еще, что ждет его впереди.
Для дипломатов Белла, Ланге и Унферцагта Сибирь была лишь большой дорогой в далекий Пекин с долги­ми остановками и медлительным продвижением по ог­ромным пространствам. Взор их не простирается вглубь: лежащее рядом, на пути становится предметом их ин­тереса.
Тягостное и вынужденное безделье долгого изгнания в сибирской ссылке делает исследователями Сибири шведских военнопленных офицеров Страленберга, Мюл­лера, Вреха и многих их соотечественников. Они на­блюдают и сравнивают, пытаясь уловить сходство и не­схожесть увиденного с тем далеким миром, с которым их разлучила катастрофа войны и поражения. Прони­кают они в тайны далекого края неохотно, как бы ощупью, неуверенно, боязливо, со страхом и нелю­бовью.
Большие академические сибирские экспедиции при­водят в Сибирь ученых Мессершмидта, Палласа, Гме­лина, Георги, Зиверса. Россия с ее беспредельными просторами становится их второй родиной, родиной мысли и научной одержимости.
Игриво, иронически, с вечной насмешливой улыбкой на губах созерцает Сибирь завсегдатай парижских са­лонов элегантный аббат Шапп д'Отрош, выискивая во всем смешное, необычное.
Для прусского постдиректора Вагнера и Августа Ко­цебу Сибирь — это огромная воображаемая несправед­ливость, они вечно недовольны и вечно брюзгливы.
Но как бы ни различны были эти люди, как бы раз­личны ни были их характеры, их склонности и направ­ление ума— Сибирь каждому дала нечто новое, раскры­вала каждый раз какие-то свои другие стороны. И в строках их дневников, записей, писем прибавлялись ка­кие-то новые черточки познания Сибири.
Конечно, известия зарубежных ученых и путешест­венников XVIII века о Сибири ни по полноте, ни по объективности не могут идти в сравнение с работами русских исследователей. В этом отношении их ценность для географа, историка или этнографа порой весьма относительна. Но, как это и ни звучит парадоксально, их познавательное значение часто заключается как раз не в их объективности, а именно в их субъективности. Многое, что пытливому взору русского человека пред­ставлялось как нечто привычное, обыденное' и поэтому мало примечательное, для иностранца в силу контрас­та с известными ему зарубежными картинами жизни и представлениями казалось исключительным и уже по этому одному достойным внимательного рассмотрения. Поэтому многие детали, ускользающие от внимания рус­ских исследователей Сибири, сохранились именно бла­годаря трудам зарубежных путешественников в памяти потомства.
Но не только в этом дело. Если даже значение ино­странных известий о Сибири для развития русской исто­рической и географической науки ограничено, то для развития мирового научного познания мира оно несом­ненно.
Сведения о природе Сибири, о жизни ее аборигенов благодаря посетившим и описавшим восточные окраи­ны Российской империи зарубежным ученым и путе­шественникам проникают в научный обиход, дают обильную пищу для исторических сопоставлений и срав­нений, способствуют наряду с аналогичными сведения­ми о населяющих Африку, Азию, Австралию народах, стоявших по сравнению с народами так называемых ци­вилизованных стран на более низкой ступени общест­венного развития, созданию истинно научных представ­лений об общем генезисе человечества, о смене истори­ческих формаций и их исторической неизбежности. Ко­нечно, не случаен тот интерес, который проявили к Си­бири многие деятели французского просвещения — Руссо, Вольтер и Дидро.
Не случаен, конечно, и тот факт, что сибирские мате­риалы вскоре затем широким потоком проникают и в западноевропейскую художественную литературу XVIII века. Сибирская тема присутствует во многих произ­ведениях Дефо, Свифта, Геллерта, Галлера, Гердера и других корифеев мировой литературы. И это не только симптомы количественного расширения диапазона ми­ровой поэзии, но и ее качественного преобразования. Не­сомненно, что включение этих новых материалов в оби­ход западноевропейской литературы немало способство­вало формированию европейского критического реализ­ма XIX века с его гармоничным сочетанием научного и поэтического мышления. Проблема эта далеко еще не изучена. Задача настоящей работы — наметить один из многочисленных путей изучения этого вопроса.
 
Категория: Сибирь в описаниях европейцев XVIII в. | Добавил: anisim (29.11.2010)
Просмотров: 1767 | Рейтинг: 5.0/8 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>