Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Среда, 30.09.2020, 23:10
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Сибирь в описаниях европейцев XVIII в.


Известия Николая Витсена о Сибири - 3
Между тем Ермак, спустившись по реке Тоболу, доплыл до Тобольска, главного города,   находящегося   в недалеком расстоянии на реке Иртыше, где в него выпа­дает Тобол, и на реке Курдюмке. Он стоит на высокой горе и окружен деревянной стеной. Но атаман распо­ложился на расстоянии семи верст от города на месте, где теперь деревня под названием Хискина (Khiskina). Здесь он заночевал.
На другой день перед восходом солнца, когда эти люди по своему обычаю еще спали (так как они вечером сидят долго, а утром встают поздно), атаман прорвался через это место и на судах поплыл прямо к городу То­больску, подвергая себя явной гибели. Утром, когда взо­шло солнце, царь Кучум увидел своего неприятеля пря­мо перед городом, куда он и вывел свое войско. Атаман, видя такое множество народа на берегу и еще больше того на верху горы, приказал зарядить ружья одними пыжами, дабы придать врагам больше смелости. С вели­чайшим криком бросились татары на казаков, последние же, держась в сомкнутом строю, стреляли одними толь­ко пыжами, вследствие чего никто из врагов не был убит, и это обстоятельство придало им еще больше храбрости. Казаки, наконец, должны были отступить к судам, где оставался атаман, и поехать по Иртышу две версты вплоть до того места, где в него впадает Тобол.
Здесь он оставался двое суток, приказав казакам держать наготове свое оружие, зарядив его четырех­угольными кусками железа и пулями, такими зарядами, какие только может выдержать оружие. Затем он обра­тился к ним с речью, сказал, чтобы они подумали о всем том зле, которое они причинили его царскому величест­ву Ивану Васильевичу и всему христианству, пролив столь много невинной крови; что они должны теперь му­жественно сражаться и разбить этих неверных. Со сле­зами на глазах слушали казаки своего атамана, все от­вечали ему, что готовы повиноваться ему, атаману, во всем, что он прикажет. Тогда атаман со своими судами и 600 человеками снова стал на прежнее место перед То­больском.
Кучум, увидав своих врагов перед городом во второй раз, также собрал своих подданных и говорил им такую речь: «Мои храбрые герои, любезные и испытанные вои­ны! Нападайте без боязни и малодушия на этих нечи­стых собак казаков; их оружие не может нам принести вреда, ибо наши боги защищают нас. Стойте храбро, что бы ни случилось, и я вас одарю». Эти люди разных на­родностей и религий, услышав такую речь от своего по­велителя, с великой радостью бросились из города, при­зывая друг друга к мужеству. В городе остался только царь Кучум с некоторыми приближенными, чтобы с вы­соты смотреть на битву. Кучумовцы с криком бросились на казаков, многие с воплями «Магомет с нами!» и вся­кий с уверенностью, что идёт за свою веру.
Атаман приказал стрелять только одной половине ка­заков, а другая должна была только заряжать ружья; в последний раз он ободрил их, называл братьями, уго­варивал не бояться этой толпы неверных, ибо с нами, го­ворил он, бог.
Битва началась со второго часа и продолжалась до вечера. Это было 21 мая 1574 года. Наконец, атаман Ермак Тимофеевич победил своих неприятелей и многих таял живыми в плен. Казаки вслед за бегущим неприя­телем вошли в город. Кучум, видя великое поражение своих войск, убежал к своей жене и детям, находившим­ся на расстоянии в 20 верст от города. В городе Тоболь­ске лежали две большие литые железные пушки, длиной в 6 футов, стрелявшие ядрами в 40 фунтов. Кучум при­казал во время битвы зарядить их и стрелять в неприя­теля, но из них не могли сделать ни одного выстрела, поэтому с проклятиями он велел сбросить их вниз в Ир­тыш. Атаман оставался в городе около шести недель. Лучших аз жителей он взял в заложники, на окрестные народы наложил дань — по десяти соболей на каждого охотника. В то же время он позволил вытащить из реки одну из пушек и снова привезти в город, где она и сто­ит до настоящего времени.
Из Тобольска послал Ермак одного из лучших своих товарищей по имени Гроза Иванович вместе с пятью другими к царю с просьбой о помиловании; с ним по­слана была и собранная дань — 60 сороков соболей, 50 бобров, 20 черных лисиц и трое из самых знатных плен­ников; он просил также послать кого-нибудь начальни­ком в Тобольск, чтобы принять и защищать город...».
«Когда посол Гроза Иванович со своими товарищами и пленниками явился в Москву, то пал в ноги царю и просил о забвении всех прежних злодейств ради тех тяжких трудов, которые были приняты ими за его вели­чество. Они поднесли дань и просили послать кого-либо из воевод в Тобольск.
Всеми этими известиями царь был так обрадован, что со всем духовенством отблагодарил бога и великую апо­стольскую церковь за новое приобретение и роздал мно­го милостынь, а атаману Ермаку Тимофеевичу и его то­варищам простил все их прежние разбои и допустил их к целованию своей руки. Отправляя их в обратный путь, он послал подарки всем казакам, каждому особо; Ерма­ку послал он плащ из шелковой материи, вышитый зо­лотыми цветами с бархатными украшениями и двойной дукат, а каждому казаку сукна на платье, бархату на шапку и золотую копейку. При этом было послано пись­мо с золотой печатью, в котором он, прощая их преж­ние злодеяния, выразил желание, чтобы они и в буду­щем продолжали свою верную службу, что зимой он по­шлет к ним начальника, а теперь пусть пока управляет Сибирью Ермак.
Осенью того же года Гроза прибыл из Москвы в То­больск, привезя с собой почетные дары и письмо царя. Атаман с казаками весьма тому обрадовались и Молили бога, чтобы он дал его царскому величеству здоровья и продолжительную жизнь.
Когда атаман получил это письмо с помилованием и подарки, он решил преследовать Кучума; в Тобольске он оставил Грозу Ивановича с 60 казаками, а в других ме­стах — атамана с 30 казаками.
Когда царь Иван Васильевич отправлял казаков из Москвы к Ермаку, то дал Грозе открытую грамоту с большой висячей печатью, которой дозволялось всем, кто имел желание, ехать в Сибирь, в Тобольск или дру­гие завоеванные места, беспрепятственно туда отправ­ляться с женами и детьми; было приказано давать та­ким людям свободный пропуск. И в тот же год с Грозой добровольно переселилось в Сибирь 500 человек со сво­ими семьями, а из Вологды его царское величество по­велел перевести в Сибирь епископа, десять священников с женами и детьми; для них были назначены вольные подводы и каждому было специально дано 20 рублей.
Установив порядок во всех завоеванных пунктах, Ер­мак с 600 казаками отправился на судах по реке Ирты­шу до речки Сибири, которая на расстоянии в 15 верст от города впадает в Иртыш, где еще держался царь Кучум, пребывая в большом страхе. Не доезжая полто­ры версты до этого места, он остановился с казаками в поле, чтобы переночевать, приказав, по старому своему обычаю, поставить кругом стражу. В полночь два каза­ка, стоявшие на страже, были схвачены осторожно под­кравшимися татарами Кучума. В лагере поднялась  суматоха, а затем неприятель напал на казаков. Атаман, опавший в палатке посредине лагеря, услышав крики, выбежал и стал сзывать своих товарищей, но ничего не успел сделать и направился к судам. Здесь, чтобы ско­рее достигнуть своей лодки, он спрыгнул с высокого бе­рега, но, сделав слишком длинный прыжок через три лодки, попал в воду на глубоком месте и, имея на себе два панциря, а сверх того еще железные нарукавники, как камень погрузился на дно и самым жалким образом погиб. Из людей Кучума в этой свалке остались на ме­сте брат его жены, мурза Булат и 65 простых людей».
«Так казаки потеряли своего предводителя Ермака Тимофеевича. После этой битвы они возвратились в То­больск, взяв, впрочем, пять человек пленными.
Как только казаки удалились, Кучум приказал рыба­кам искать тело утонувшего Ермака, обещав тому, кто его найдет, столько серебра, сколько весит тело. «Я, — говорил он,— должен найти его, разрубить на мелкие куски и съесть его сам вместе со своим семейством как притеснителя моего царства...
После смерти Ермака казаки выбрали на его место Грозу Ивановича. Этот в 1575 году, совершив по своему обычаю службу в церкви, с 1000 казаками отправился по реке Иртышу и дошел до места Абалака, где еще дер­жался Кучум. Последний выслал против него своего шу­рина Ики Ирку (Iki Irku) с 540 человеками, но атаман прогнал его, взяв 20 человек в плен. Царь Кучум, видя, что его народ как бы тает, убежал с женой и детьми к калмыцкому хану Абдар-Тайше, который приходился ему дядей. Этот Кучум имел семь жен и двадцать пять наложниц; от первых он имел пять, от последних две­надцать сыновей.
Надеясь возвратить себе царство, сыновья и сам Ку­чум много раз нападали на русских, но с божьей по­мощью всегда были разбиваемы.
После смерти атамана Ермака Тимофеевича атаман Гроза Иванович со своими казаками отправился по реке Иртышу до Оби, а потом по этой реке спустился до Березова, который теперь представляет из себя городок; отсюда он дошел до океана. На все народы, жившие по берегам этой реки, он наложил дань; построив городок Березов, он поместил в него заложников, взятых с окре­стных народцев, с условием менять их каждые полгода.
Категория: Сибирь в описаниях европейцев XVIII в. | Добавил: anisim (29.11.2010)
Просмотров: 1686 | Рейтинг: 5.0/8 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>