Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Вторник, 23.05.2017, 18:39
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Потанин Н.Г. ч. 2


Восточная окраина Тибета (1884—1886) - 5
В Боу-нани отдыхали один день; выезд экспедиции мандарин все же обставил помпой; почти все население высыпало за восточные ворота, и, когда караван показался из ворот, раздались выстрелы из ракеток, а мандарин проводил его до устья другой речки, вверх пo которой пошел путь.
У ближайшей тангутской деревни один домохозяин выставил у дороги стол, разостлал войлоки и пригласил путешественников напиться чаю. Этот обычай Григорий Николаевич отметил и далее на нагорье; тангуты выносят караванам и проезжим чай или кислое молоко. Он представлял себе тангутов диким и недоступным народом, а они оказались гостеприимными и приветливыми, но обнаруживали эти черты не сразу.
В долине реки Ланчжа путешественники видели сушила для хлеба, состоящие из жердей в 6 метров, врытых в землю рядами и соединенных поперечинами на нескольких уровнях.
На эти поперечины снопы сажают верхом, колосьями вниз. Этот способ сушки, вероятно, был обусловлен обилием дождей во время уборки хлеба.
Местность была живописная. По дну долин раскинулись пашни; склоны и более высокие горы заросли хвойными лесами с подмесью осины, кустарной березы, ивы, ольхи; листья последней тангуты употребляли вместо чая.
Путь далее шел через несколько перевалов в промежутках между долинами, врезанными в нагорье; по сторонам видны были снеговые горы. Миновали два мужских монастыря: один китайской, другой тибетской архитектуры, и женский. На нагорье видны были черные палатки кочевых тангутов. Перед спуском в долину с монастырем Лабран экспедиция прошла через деревню китайских мусульман, которая поражала своей нечистоплотностью; улицы были завалены всякими отбросами, образовавшими зловонные бугры.
В Лабране экспедиция провела два дня. Этот монастырь лежал на высоте почти 3000 м, на границе земледелия; он являлся одним из главных рассадников буддизма в Амдо и по своему влиянию в Северном Тибете и Монголии не уступал Гумбуму, хотя был основан гораздо позже, в XVI веке. В него стекались молодые ламы не только из Монголии, но даже бурятские из Сибири, чтобы учиться и утверждаться в вере. Старик тангут, которого Потанин нанял в Лабране, рассказывал с благоговением о трудолюбии лам монастыря: «В длинные темные ночи сидят ламы при свете лампад и все пишут и пишут». Как известно, одним из главных занятий буддийских лам являлась переписка священных тибетских сочинений для углубления своих познаний в вере и для снабжения сочинениями вновь основываемых или бедных монастырей. Истинному просвещению народа это трудолюбие, конечно, ничего не приносило.
Экспедиции отвели два двора за окраиной монастыря. В нижнем этаже трехэтажного дома, лишенном окон, поместились все животные, в среднем — рабочие. Потанину с женой и Скасси отвели одноэтажный дом ближе к монастырю.
Письмо сининского амбаня, доставленное гэгэну Лабрана, оказалось очень полезным. Гэгэн назначил путешественникам аудиенцию и прислал сказать им, что очень рад их приезду и принимает на свой счет их содержание на время их пребывания в Лабране. На следующий день Потанин и Скасси отправились к гэгэну. Их сопровождали почти все слуги, горевшие желанием получить благословение и приложиться к святыням. Миновав кривые переулки, они через ворота попали в обширный двор; гэгэн уже ждал их в длинном приемном зале бокового флигеля, окна которого были затянуты шелком с вышитыми на нем цветами. Другая стена зала, без окон, была занята витриной, разбитой на клетки; в каждой помещалась статуэтка какого-нибудь божества. С потолка свисали ряды китайских фонарей разной формы.
Гэгэн сидел в конце зала на возвышении из плоских подушек или матрасов, наложенных друг на друга на лежанке вроде кана; на нем была желтая шелковая мантия, на голове диадема. Стена за его спиной была заставлена хоругвями, колесами веры и разной церковной и нецерковной утварью, среди которой красовался и простой русский фаянсовый молочник. Перед гэгэном стоял красный низенький столик. С обеих сторон гэгэна стояли два монаха в тёмнокрасных одеяниях. Они служили посредниками при разговоре гэгэна и при передаче ему путешественниками знаков приветствия в виде хадаков, т. е. шелковых шарфиков.

 

 

Категория: Потанин Н.Г. ч. 2 | Добавил: anisim (25.10.2012)
Просмотров: 787 | Рейтинг: 5.0/2 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>