Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Суббота, 18.11.2017, 05:24
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Потанин Н.Г. ч. 1


Жизнь в Томске (1864—1868) - 1
Глава VI. СЛУЖБА И ЗАНЯТИЯ В ТОМСКЕ. АРЕСТ И ТЮРЬМА (1864—1868)
Работа Г. Н. Потанина по крестьянским и инородческим делам у томского губернатора. Участие в местной газете. Преподавание естествознания в гимназии. Мечты о сибирском университете. Кружок «сепаратистов» и отношение к нему обывателей. Неожиданный арест. Пребывание в омской тюрьме. Суровый приговор. Обряд гражданской смерти


Изучением Тарбагатая экспедиция Струве в пограничные местности закончилась, и Потанин остался в Омске, где получил место младшего переводчика татарского языка при генерал-губернаторе. Но он вскоре убедился, что для публицистической и общественной деятельности, ради которой он вернулся в Сибирь, Омск мало подходящее место. В то время Омск больше походил на военный лагерь, чем на город. Значительная часть населения состояла из солдат, офицеров и чиновников. Русские деревни находились только по одну сторону города, а по другую простиралась безлюдная степь, только вдали населенная кочевниками. Торговля была ничтожная, лавки снабжали товаром только городское население. В клубе, называвшемся благородным собранием, бывали только офицеры и чиновники. Общество педагогов состояло из учителей кадетского корпуса, т. е. наполовину из офицеров. Газеты в городе, даже официальной, не издавалось,— сибирскими общественными делами омская интеллигенция почти не интересовалась.
Более подходящим местом Потанину показался Томск, который являлся торговым центром для огромного района Сибири до Иркутска; через город шли многочисленные обозы на восток с русскими товарами, на запад — с чаем, который доставлялся в Россию сухим путем через Восточную Монголию, Кяхту и Иркутск. Учебные заведения были не военные — мужская и женская гимназия и духовная семинария. Издавалась газета, редактором которой был учитель Кузнецов.
Григорий Николаевич узнал, что открывается место секретаря томского статистического комитета, которое соответствовало его (наклонностям. Он поехал в Томск и представился губернатору Лерхе. Последний сообщил, что организация статистического комитета предположена только на будущий год, а пока предложил Григорию Николаевичу службу в губернском совете и выделил для него делопроизводство по крестьянским и «инородческим» делам. Таким образом, Григорий Николаевич сделался столоначальником, канцелярским чиновником, вместо путешественника, разъезжающего по краю с ученой целью. Он согласился считая, что это продлится не долго.
Потанин углубился в дела по освобождению крестьян, прикрепленных к алтайским заводам, и по улучшению быта «инородцев»; последнее дело тянулось уже 40 лет и достигло толщины в целый метр. Григорий Николаевич использовал его для составления статьи о географическом распределении туземных племен в Томской губернии, которую послал в Географическое общество. Он принял также участие в местной газете и привлек к этому своего друга Ядринцева, вызвав его из Омска, а также бывшего кадета Колосова, служившего у золотопромышленника в Забайкалье. Позднее все трое вызвали в Томск писателя Шашкова, временно преподававшего в Красноярске в женском училище и прочитавшего там несколько публичных лекций по истории Сибири. Лекции эти взволновали весь город, так как в них ярко были освещены нравы старого чиновничества, его произвол, взяточничество, казнокрадство и издевательство над населением. Эти лекции были повторены в Томске и имели большой успех. На последней лекции Шашков провозгласил, что сибирякам нужен свой университет, и весь переполненный зал приветствовал это заявление аплодисментами и сочувственными криками. Эту лекцию Шашков закончил цитатой из статьи Щапова о сельской общине, в которой говорилось о новгородском вече; она кончалась словами, что нам нужны такие же новые земские советы и такой же новый великий земский собор.
Пропаганда необходимости создания сибирского университета встречала много противников. Генерал-губернатор Восточной Сибири Муравьев-Амурский боялся, что университет будет рассадником сибирского сепаратизма. В реакционной части русской литературы давались советы правительству не поощрять развитие гражданской жизни в Сибири, а идея создания в Сибири университета объявлялась вредной, мешающей сосредоточить внимание на более важных государственных вопросах. Томское чиновничество было возмущено лекциями Шашкова и пожаловалось на него губернатору, который вызвал к себе лектора. Но он не мог их запретить, так как Шашков показал, что он читает лекции по тексту своих напечатанных статей, согласно правилам того времени.



Категория: Потанин Н.Г. ч. 1 | Добавил: anisim (25.10.2012)
Просмотров: 893 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>