Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Среда, 13.12.2017, 02:00
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Потанин Н.Г. ч. 1


Путешествие в Китай (1884—1886) - 7
Местность представляла равнину с глинисто-песчаной почвой, из которой местами выступала вода, образуя мелкие озера или лужи, окруженные лучшей растительностью и являвшиеся пастбищем. Встречались песчаные пространства в виде подвижных барханов и небольшие речки. На пути экспедиция видела два монастыря. Местность была населена монголами и китайцами; последние занимались земледелием, жили отдельными усадьбами и небольшими поселками. Их пашни страдали от заноса песка с барханов, которые местами наступали вплотную и на поселки, засыпая деревья и стены фанз.
Боро-балгасун представлял развалины довольно большого города, окруженного стеной и занимавшего площадь в 800х1000 шагов. Стена, когда-то одетая кирпичом, большею частью уже превратилась в вал; ворота сохранились без кровли. Внутри только в одном углу были еще остатки зданий, среди которых находился ханский дворец; кое-где виднелись плоские бугры и холмы. Часть старого города была занята большим домом католической миссии с церковью и мазанками монголов-христиан.
Местные жители не могли сказать Потанину, когда город был построен, а разрушение его, как и других городов Ордоса, приписывали Чингис-хану.
Экспедиция возлагала большие надежды на помощь миссионеров Боро-балгасуна в отношении найма надежных рабочих-монголов. Китайские слуги, взятые в Пекине, как мы уже упоминали, оказались как городские жители мало пригодными для путешествия. Курильщика опиума рассчитали в Гуй-хуа-чене, а второй, Ли, который важничал и был своекорыстный, сам покинул экспедицию уже в Ордосе, вероятно, опасаясь показаться в миссии; третий, Цуй-сан, был хорошим слугой в городских условиях; но ни он, ни Ли не желали и не умели заботиться о лошадях путешественников и о целости снаряжения. Когда экспедиция подошла к Боро-балгасуну, половина седельного прибора оказалась разворованной; седла были без стремян или с деревянными стременами вместо железных, узды без удил и даже без поводьев.
По Ордосу экспедиция шла от ставки до ставки с конвоем из монголов, который давали князья и который менялся. Конвоиры и соблазнялись седельными приборами, которые никто не берег. В Китае на постоялых дворах и при покупках путешественники, находившиеся в зависимости от своих нерадивых и своекорыстных слуг, переплачивали лишние деньги и вообще играли роль неопытных обкрадываемых чужеземцев. Это нужно было прекратить, так как иначе экспедиции грозил преждевременный конец за истощением отпущенных ей денег.
Бельгийские миссионеры выручили экспедицию. Они выбрали из своей паствы трех надежных монголов: Очира, Омолона и Пурина, которые оправдали доверие и сопровождали экспедицию до весны. Кроме них поступить на службу в экспедицию согласился еще старый монгол Сантан-джимба, опытный в путешествиях. Родители хотели сделать его ламой и отдали в монастырь; но здесь учитель так жестоко обращался с ним, что мальчик сбежал, скитался по Монголии и, наконец, попал в миссию, где вырос и принял христианство. С миссионерами при их разъездах он побывал и в Пекине, и в Манчжурии, а затем, в качестве слуги, сопровождал Гюка и Габэ в 1844—1845 гг. во время их путешествия из Пекина в столицу Тибета Лхассу, где власти посадили его в тюрьму за измену буддийской вере и выпустили только при отъезде миссионеров. Позже Сантан-джимба сопровождал еще миссионера-зоолога Давида, исследовавшего южную окраину Монголии, и дважды побывал в Кяхте, сопровождая из Пекина французского посланника и итальянского купца. Хотя ему было уже 68 лет, он был еще вполне здоровым и подвижным человеком; его пригласили в экспедицию в качестве посредника для сношений с китайскими чиновниками ввиду его опытности и знания китайского языка и для общего руководства рабочими. Он оказался очень полезным.
Автор этой книги также видел Сантан-джимбу девять лет позже в том же Боро-балгасуне у миссионеров и хотел его пригласить в свою экспедицию. Хотя старик был еще бодр, но ему было уже под 80 лет, и он не решился на новое путешествие.
Экспедиция провела в миссии пять дней, собирая у миссионеров, хорошо знакомых с Ордосом, сведения об этой стране и ее монгольском населении. Целая глава в отчете Потанина посвящена монголам Ордоса. Она содержит исторические данные о них, описание их жилищ, одежды, пищи, земледелия, охоты, семейных и общественных обрядов, верований и празднеств.
Из Боро-балгасуна экспедиция пошла дальше по южной окраине Ордоса до г. Хуа-ма-чен. К северу от дороги тянулся пояс сыпучих песков, покрывающий южный Ордос. На юге виднелись плоские горы, покрытые большой толщей лёсса, буро-желтого суглинка, который китайцы называли хуан-ту, т. е. желтая земля, и который тождественен с желтоземом Украины. Этот лёсс постепенно образовался в результате накопления мелкой песчано-глини- стой пыли, которую ветры приносили и приносят из Гоби на окружающие ее степи. Весь Северный Китай покрыт этим лёссом, образующим очень плодородную почву; из него в смеси с водой лепят ограды полей, стены зданий и делают кирпичи, черепицу, горшки. В толщах лёсса, очень мягкого, легко выкапывают подземные жилища, и в Северном Китае целые селения являются подземными. В жизни китайца Севера лёсс имеет большое значение; предполагают, что именно поэтому желтый цвет — священный и национальный цвет Китая.

 

 

Категория: Потанин Н.Г. ч. 1 | Добавил: anisim (25.10.2012)
Просмотров: 3776 | Рейтинг: 5.0/2 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>