Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Пятница, 24.11.2017, 13:29
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Потанин Н.Г. ч. 1


Казачья служба (1852—1859) - 5
За первые два-три года своей службы Потанин хорошо познакомился с двумя типами казаков — иртышским и ал тайским. С первыми юн знакомился у походного костра или в табуне, проводя недели в одной юрте с казаками- табунщиками, ночуя рядом с ними на тоненьком войлоке, ожидая у костра, когда сварится каша, слушая сказочника, рассказывавшего о царь-девице. С алтайскими казаками он сблизился несравненно теснее, проведя полгода в семье казака Иванова в качестве его домочадца, подчиняясь его авторитету. Григорий Николаевич чувствовал, что патриархальные черты алтайских казаков, наравне с другими, ближе его духовному складу, начавшему постепенно обогащаться демократическими настроениями.
Через полгода адъютант атамана, покровительствовавший Потанину, устроил ему перевод в Омск, в контрольное отделение войскового правления, для проверки разных шнуровых книг. Жаль было расставаться с прекрасным Алтаем и его милым людом. Но Омск манил возможностью общения с интеллигенцией, чтения, обогащения своих знаний, недостаточность которых молодой офицер вполне сознавал.
В Омске он застал своего друга, киргиза Чокана Валиханова, и других товарищей по корпусу. Чокан служил в штабе генерал-губернатора, вращался в высших кругах общества, жил богато; он был, как мы уже упоминали, сын киргизского султана и даже внук последнего киргизского хана, киргизский аристократ. К демократическим наклонностям Потанина более подходили другие товарищи по корпусу, простые казачьи офицеры, жившие очень скромно. Они нашли ему комнату у казака, в казачьем форштадте. Комната была обставлена хозяйскими сундуками, покрытыми тюменскими полозами (коврами без ворсы). Кровать, стол и 2—3 стула дополняли обстановку. За комнату и стол,— а последний состоял из чая с хлебом в виде сибирских шанег,— Потанин платил 3 рубля в месяц.
Скучную работу проверки шнуровых книг Г. Н. Потанин разнообразил, делая по поручению Чокана выписки из областного архива. Чокан не имел ни времени, ни склонности к этой кропотливой работе. В архиве, акты которого начинались с половины XVII века, было много интересных сведений о сношениях русских с главами киргизских родов и с князьями соседнего Джунгарского ханства до последних дней его существования, а также о торговле Сибири с городами Туркестана. Выписки Потанин передавал Чокану.
Среди приятелей Потанина выделялся офицер Копейкин, бывший топограф, выполнивший съемку огромного Васюганского болота между Иртышом и Обью и так картинно рассказывавший о природе этой страны, что Григорий Николаевич составил из его рассказов статью, напечатанную в «Тобольских губернских ведомостях». Он же дал Потанину письма своего друга, содержавшие описание плавания последнего на пароходе по Волге. Читая эти письма, Копейкин и Потанин с восхищением отдавали предпочтение оживленной Волге перед Иртышом, по которому только раз за лето проползала медленно, подобно черепахе, коноводка (баржа с лошадиной тягой), нагруженная ямышевской солью. Григорий Николаевич увлекался также чтением книги Семашко «Фауна России». Он напечатал в тех же «Тобольских губернских ведомостях» несколько написанных им по рассказам отца статеек о диком осле кулане, о раках, которых в сибирских реках старались разводить исправники, о слоне, приведенном из Ташкента в Омск кокандским посольством, которое сопровождал его отец.
Потанин все больше и больше формировался как натуралист. Он любил составлять гербарии, читать книги по естественной истории. Григорий Николаевич собрал коллекцию полевых мышей, которые однажды сделали нашествие на деревни вокруг Омска и в поисках пищи бегали по улицам и забирались в дома, не боясь людей. Целыми десятками они прятались под скирдами хлеба. О них Потанин тоже напечатал в газете короткую заметку.
В Омске изменились политические взгляды Потанина. Хотя и до своего приезда в Омск он знал о развивавшемся в стране движении за отмену крепостного права, но еще не имел вполне ясного представления о силе этого движения и не знал о жестокостях, с которыми правительство царя подавляло бунты крестьян, требовавших своего освобождения. Да и о самих ужасах крепостничества он еще не имел вполне ясного представления. Ведь в Сибири крепостного сословия не было, не было в сибирских казачьих станицах и сосланных крепостных крестьян, от которых он мог бы услышать подробные рассказы об этих ужасах.
Тем сильнее он был потрясен, когда, приехав в Омск, он узнал как от друзей, так и из журналов, которые после смерти царя Николая стали подвергаться менее жестокой цензуре, горькую правду о гнете помещичьего землевладения, о том, что царь и его правительство сами являются помещиками-крепостниками и защищают интересы помещиков против крестьян, подавляя огнем и мечом бунты последних.
Потанин понял, что в свое время он не сумел оценить полностью обличительный характер «Записок охотника» Тургенева. Стремясь расширить политический кругозор Потанина, Чокан познакомил его с сочинениями Гейне — «барабанщика революции 1848 года». Чокан познакомил его также с петрашевцем Дуровым, отбывавшим в Омске ссылку.
До знакомства с Дуровым Потанин преклонялся перед царем Николаем, и в бытность свою в Антоньевке даже заплакал, узнав о его смерти. Чокан, который раньше пытался пробудить в нем отрицательное отношение к Николаю и критическое отношение к царизму вообще, не имел в этом успеха. Свидание с Дуровым в один вечер сделало то, чего раньше так долго не мог добиться Чокан. Дуров рассказал Потанину о судьбе своего товарища Григорьева, который в числе пяти петрашевцев был приговорен к расстрелу. Когда Григорьев стоял с завязанными глазами перед взводом солдат, повязка с его глаз упала, и он увидел, что солдаты, которые должны были дать по нему залп, взяты из его роты и что командует ими фельдфебель, которого Григорьев очень любил. Это так подействовало на Григорьева, что он тут же сошел с ума. Приговор не был приведен в исполнение. В числе других участников процесса петрашевцев сошедший с ума Григорьев был отправлен в Сибирь на каторгу. После отбытия ее, когда им разрешили вернуться в Россию, Григорьев прожил некоторое время у Дурова в Омске. Он был помешан на мысли о мести Николаю. Григорьев брал в руки какое-нибудь острое оружие, упирал его в стену, сверлил ее и воображал, что сверлит сердце Николая.



Категория: Потанин Н.Г. ч. 1 | Добавил: anisim (25.10.2012)
Просмотров: 1142 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>