Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Вторник, 17.10.2017, 17:48
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Первопроходцы ч. 1


СЕМЕН УЛЬЯНОВИЧ РЕМЕЗОВ - 15
Восемнадцать "городовых" чертежей Ремезовы дополнили сравнительно незначительно. Но семь сделали заново. Именно так был сделан "Чертеж вновь Великопермские и Поморские Печерские и Двинские страны до Соловецкие проливы со окресными жилищи". На основе прежних изображений Казахстана и Бухары Ремезов составил интереснейший "Чертеж земли всей безводной и малопроходной каменной степи", который живо интересует историков Казахстана и Средней Азии. Любопытным был и новый "Чертеж града Тобольска и посадов и нагорья и подгорья с улицами". Прошло каких-нибудь три года, но два больших пожара во многом изменили планировку города, особенно его посадов и "подгорья". Кстати, в обоих случаях Семену Ульяновичу пришлось лично участвовать в борьбе с огнем. Впоследствии он вспоминал, как в пожар 4 июня 1704 года пришлось ему отстаивать "город и башни и воеводский двор и приказ и казенные и зелейные амбары и церкви соборные верхи и Троицкую с приказными письмами… и на нижнем посаде по конец татарских юрт русские дворы и по ново-крещенных жителей улицу".
В новом атласе нашлось место для этнографического чертежа с замысловатым названием — "Чертеж и сходство наличие земель всей Сибири Тобольского города и всех розных градов и жилищ и степи". Лежавшие в его основе сведения были собраны еще в 1673 году. Открывало атлас своеобразное предисловие — "Писание до ласкового читателя".
Уже в сентябре 1699 года Виниус направил тобольским властям напоминание о своем задании. Но строительные работы в городе шли полным ходом, и Ремезовы лишь урывками могли трудиться над составлением атласа. Лишь 1 января 1701 года он был закончен. Но уже вскоре выяснилось, что в нем требуются еще некоторые доработки и уточнения. Осенью 1701 года Семен Ульянович решил отправить теперь уже завершенный труд с казаками, которые повезли в Москву "ясачную казну". Между тем терпение Виниуса лопнуло, и он в ноябре 1701 года послал тобольским воеводам приказание немедленно прислать в Москву самого Семена с его атласом.
14 января 1702 года воевода А.М. Черкасский учинил допрос Семену — почему-де он не выполнил наказ главы Сибирского приказа. Ремезов ответил, что давно все отправлено в Москву. Ему поставили на вид то, что об этом он своевременно не доложил воеводам. Пришлось оправдываться "забвением от недоумения".
Полученную чертежную книгу Виниус объявил своей собственностью. Поэтому и он, и его помощники посчитали возможным делать там свои пометки. По ним видно, что кто-то в Москве готовил к атласу особый географический указатель, но так и не довел задуманное до конца. Некоторые географические названия документа переведены на голландский язык. Как раз в это же время Виниус занимался составлением голландско-русского словаря. Тогда же он по указанию Петра Первого новейшие географические сведения посылал в Голландию Николасу Витсену, который собирался переиздать книгу "Северная и восточная Татария" и намеревался составить новую карту Сибири.
ЧЕРТЕЖИ И ПУШКИ. 1703–1706 ГОДЫ
Для успешного ведения Северной войны Петру Первому необходимо было иметь мощную артиллерию. Во главе производства пушек государству требовался человек надежный. "Надзирателем артиллерии" Петр решил назначить Андрея Виниуса. В его задачу входила забота о литье новых орудий. Именно тогда впервые правительство особые надежды стало возлагать на Урал.
28 июня 1702 года Виниус выехал из Москвы на восток. На реке Каменке стоял завод, принадлежащий тобольскому воеводе М.Я. Черкасскому. Он возник еще в сентябре 1699 года, но производил мало пушек. Виниусу предстояло резко увеличить их производство. В Тобольске Виниус вновь встретился с Ремезовым. Мастер на все руки, он должен был принять участие в решении новой для него, но ответственной и важной для государства проблемы. И пришлось немолодому уже — ведь ему пошел седьмой десяток — картографу, зодчему и строителю спешно ехать в Кунгур.
9 января 1703 года был издан указ о передаче города Кунгура в ведение Сибирского приказа с подчинением Верхотурью. Тамошнему воеводе А.И. Калитину повелевалось организовать поиск руд и строительство нового завода в Кунгурском уезде, дабы "в Московском государстве железом и медью и селитрою, и серою горячею Удовольствоваться без постороннего привозу из иных страны". А спустя месяц из Москвы пришла грамота о посылке Семена Ремезова в Верхотурье и Кунгур. Главная задача новой командировки определялась достаточно четко: "И ехать тебе в Кунгурский уезд и зделать всему Кунгурскому уезду, селам и деревням и рекам чертеж исправной с розмером подлинным для удобного железу и иным статьям к Каме реке привозу и описать как тот Кунгурский уезд с Сибирскими и с Уфимским сошлись, и которая река отколь взялась и в которую сторону и куды впала и мочно ль какими судами по ней ходить и суды на ней делать, много ль которою рекою будет ходу лехкими и тяжелыми судами и где пороги…"
В свое распоряжение Семен Ульянович получил в Кунгуре двух "вожей" (проводников), подводы, бумагу, чернила и двух казаков для "обережи" (охраны).
12 апреля 1703 года Ремезов с сыном Леонтием выехали из Тобольска "по последнему санному вешнему пути со льдом". Поездка оказалась крайне тяжелой: "многожды был при смерти и тонул". И все-таки уже 27 апреля Ремезовы смогли добраться до Кунгура, где сразу же приступили к работе. Особое внимание они уделили тем районам, по которым должен был проходить провоз каменских пушек к реке Каме.
Уральцы дорожили своей свободой. Они сразу же поняли, что составление чертежа и перепись населения производится для того, чтобы обложить их новыми повинностями. Начался ропот, а кое-где и открытое противодействие. Так, некий отставной подьячий И. Шавкунов позвал к себе двух татар "и говорил непристойные слова о чертещике Семене Ремезове, не велел давать писцовых книг и всем де им лутчим людем и татарам про речки и про озеры и урочища сказывать не велел". Но Ремезов не столько рассчитывал на устные показания "старожильцев", сколько на свои собственные наблюдения.
Большое впечатление на бывалого путешественника произвела впервые увиденная им здешняя уникальная сталактитовая пещера. Именно ему принадлежит самая ранняя зарисовка этого удивительного чуда природы.
Посчастливилось Ремезовым сделать и весьма важную археографическую находку: они обнаружили ценнейшую Кунгурскую летопись, которая им так пригодилась при дальнейших их летописных трудах.
8 июля Семен Ульянович официально сообщил верхо-турскому воеводе об успешном окончании всех чертежных работ: города Кунгура с посадом и второго — всего Кунгурского уезда, "рек и урочищ для удобного провозу всяких припасов и сходство многих рек и меж ими гор и которые реки впали в Сибирскую сторону и вкруг устьем в Каму реку и на них жилья сел и деревни и татарские юрты мордвы и черемис и с окольними х Кунгурскому городу принадлежащими соседи и которые кунгурские жители всяких чинов люди между соседы грани и межи и урочища почитают с Верхотурьем, с Уфою, с Осою, со Строгановыми селы вкруг своей уезд…". Последний был выполнен на нескольких листах.

 

Категория: Первопроходцы ч. 1 | Добавил: anisim (15.01.2012)
Просмотров: 1485 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>