Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Четверг, 21.09.2017, 07:51
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Открытие Сибири ч. 2


Третье открытие Сибири - 2
Народы бывшей царской России, — говорил он, — впервые обрели возможность исторического выбора, право самим определять свою судьбу.
Они сделали свой выбор. Они добровольно объеди­нились в могучем союзном государстве и, опираясь на бескорыстную помощь русского народа, решительно встали на путь новой жизни...
Там, где веками насаждалась психология нацио­нального эгоизма, прочно утвердился интернациона­лизм. Новыми яркими красками засияли взаимно обога­щенные национальные культуры, образующие единую со­ветскую социалистическую культуру».
Примером тому служит судьба народов, которые принято называть коренными, аборигенами Сибири.
В исторической науке, этнографии, языкознании их история, их культура привлекает внимание с первых шагов русских в Сибирь, со сказания о «человецех не­знаемых в Сибирской стране», иными словами, задолго до того, как Ермак в 1581 году перешел через Урал.
Вокруг их судеб давно идет в исторической науке идейная борьба, борьба сил прогресса и сил реакции. Не говоря уже об европоцентристах и современных азиацентристах-маоистах, напомню пессимистическую оцен­ку прошлого Сибири прогрессивным историком этого края П. Словцовым. Он писал, что в прошлом ее «не было ничего подлинного, ничего самобытного». Смотреть на нее следует лишь как на «историю мер правитель­ственных, а для правительства это была лишь «боковая дверь в Азию и Америку». «Падшие царства и исчезнув­шие народы» — так озаглавил некогда свою статью о прошлом народов Северной и Центральной Азии выда­ющийся публицист-демократ XIX века Н. Ядринцев. Но время и исследования советских ученых — археоло­гов и этнографов — внесли поправку в эту формулу.
Падшие царства — это верно. Немало их прошло на экране истории за две тысячи лет. Исчезли племенные союзы гуннов. Пали под ударами с востока один за дру­гим два тюркских каганата. Армии монгольских фео­далов разгромили государства чжурчжэней, енисейских кыргызов. Распалась и мировая держава, созданная Чингисханом и его преемниками.
Но «исчезнувшие народы» — это не совсем так!
Ранее, во времена Г. Миллера и его преемников, взгляд историка не проникал глубже этапа сибирской истории, о котором рассказывали письменные докумен­ты на бумаге. Со временем были прочтены и расшифро­ваны В. Томсеном и В. Радловым рунические тексты, вырезанные на могильных камнях в долине Енисея и в Монголии. Эти каменно-письменные тексты раздвину­ли писаную историю Сибири и Центральной Азии на полторы тысячи лет.
А какой переворот в сложившихся представлениях историков произвела археология! Теперь нам известны десятки и сотни подлинно древнейших памятников этой сибирской истории, своего рода исторические архивы, хранившиеся под землей.
То, что происходило в жизни народов Сибири до Октября, широко освещено письменными документами. Перелистывая страницы архивных дел и старых книг, нетрудно увидеть, какой контраст разделяет тот же XIX, предоктябрьский, век и наши дни.
Буржуазные и прочие националисты, разумеется, не прочь изобразить жизнь своего народа при царизме как некоторую идиллию. Но чтобы представить реально картину этой «идиллии», вспомним, как жили бедняки якуты, «балыксыты», в XIX веке. Путешественник Р. Маак назвал их «дендрофагами», то есть древоедами. Бед­няки якуты сдирали сосновую кору и употребляли в пи­щу. А вот слова иркутского   епископа   Нила: «Когда пришлось мне побывать в двух-трех юртах, дети еще спали, валяясь на широких лавках, без всего, что счи­таем мы принадлежностью постели. Их не прикрывает даже рубашка, ибо у якутов она считается не потреб­ностью, а прихотью. И только у слывущих богачами приходилось мне видеть это смиренное, по нашему по­нятию, телесности прикровение.
В одной из юрт якутка стряпала: в висячем чугуне что-то пенилось. На мой вопрос хозяйка, с духом сми­рения, отвечала: каша, и вслед за тем указала на мате­риалы, лежавшие перед очагом на доске. Нетрудно бы­ло определить значение каждой вещицы. Оказалось, что основу горемычной каши составляла болотная тра­ва, известная под именем заячьей капусты. К траве этой служила придачею толченая сосновая кора с зна­чительной примесью какой-то съедобной земли вроде каменного молока».
Второй крупный народ Сибири — буряты. Вот что писал о них представитель столичного чиновничества А. Термен в 1912 году, когда проезжал по Кудинской степи:
«Под давлением изменившейся обстановки, гнета п эксплуатации соседей они (буряты) вынуждены были приспособляться, личным опытом постепенно двигаясь вперед. Дорого дался им этот опыт, и многие семьи и даже целые улусы обречены на вымирание. Буряты Ир­кутской губернии выстрадали себе право на культуру.
Проезжая по Якутскому тракту, видя обширные улу­сы со многими прекрасными избами, видя огромные стада и табуны, пасущиеся на степи, трудно себе пред­ставить, что в большинстве этих улусов обитает нищета и что большинство бурятов имеют очень мало или совсем не имеют собственного скота.
Между тем это так. Скот этот принадлежит лишь нескольким богатым, раздавшим его под проценты бед­нейшему населению. У бедняка ничего нет: изба или юрта его — весь скарб и скот принадлежат богачу; бед­няк его вечный должник и навеки закабален, всю жизнь отрабатывая этот долг за минимальную годовую плату. Получаются своего рода феодальные князья, все держа­щие в своих руках посредством инородческого суда, чле­ны которого им должны или делятся барышами, и схода, состоящего почти сплошь из их должников и потому тщательно старающихся им угодить».
Для сравнения того, что было в 1912 году, и есть сейчас, можно привести факт из наблюдений одного пу­тешественника, на этот раз американца, участника со­ветско-американской археологической экспедиции, по­бывавшего с нами в 1975 году на той же Куде и на острове Ольхоне.
Это Д. Кэмпбелл.
Из статьи, опубликованной им в журнале Американ­ского арктического института в 1976 году, ясно видно, во-первых, с какими ложными представлениями о Си­бири, о ее населении, в частности, о бурятах, навеянны­ми шумной пропагандой буржуазной печати, ехал он из Иркутска на Байкал, ожидая увидеть кругом нищету.
Во-вторых, как потрясен был раскрывшейся перед ним реальной картиной жизни современного бурятского народа.



Категория: Открытие Сибири ч. 2 | Добавил: anisim (27.06.2011)
Просмотров: 1086 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>