Туристический центр "Магнит Байкал"
      
Среда, 23.09.2020, 08:24
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход




Полезные статьи о Байкале

Главная » Статьи » Очерки истории Иркутска


Иркутск во второй половине XIX века

Отмена крепостного права ка­салась непосредственно лишь незначительной части насе­ления Сибири. Ко времени рефор­мы 1861 г. в этом крае находи­лось всего 36 помещиков, владев­ших населенными имениями, и 70 беспоместных дворян, имевших од­них дворовых людей. Общее коли­чество крепостных крестьян, про­живавших в Сибири, составляло 3700 человек, в том числе до 900 дворовых. В Восточной Сибири числилось лишь 2 помещика с имениями, 9 беспоместных дворян и 297 крепостных, из них 146 дворовых. После отмены кре­постного права в Сибири не осталось уже ни одного помещичьего имения.

Хотя помещичье землевладение не имело распространения в Сибири, отмена крепостного права отразилась и в этом крае, способствуя росту переселения крестьян в Сибирь и развитию здесь капитализма. Его развитие имело две стороны, охарактеризованные В. И. Лениным в труде «Развитие капитализма в России»: разви­тие капитализма вглубь, т. е. дальнейший рост капиталистического земледелия и промышленности на определенной и замкнутой тер­ритории, и развитие капитализма вширь, т. е. распространение сфе­ры его господства на новые территории. К ним принадлежала и Сибирь. Сфера господства капитализма все больше распространя­лась на сибирские окраины России.

В Сибири с развитием капитализма происходит ряд изменений в самой организации промышленных предприятий. Обязательный труд на казенных заводах и рудниках и посессионных купеческих предприятиях, носивший черты крепостничества, был отменен в 1861 году. Его заменил более производительный наемный труд. «Обязанные» мастеровые, уже давно оторванные от крестьянского хозяйства, превратились в наемных рабочих. Кадры их также по­ставлялись деревенской и городской беднотой и ссыльнопоселенца­ми. Большинство казенных заводов, на которых применялся труд «обязанных» мастеровых и ссыльнокаторжан, не могли выдержать конкуренции с частнокапиталистическими предприятиями, основан­ными на эксплуатации наемного труда, приспособиться к условиям новых — капиталистических — отношений. Одни из казенных пред­приятий перешли в руки купцов (Тельминская суконная фабрика, Николаевский железоделательный завод, Усть-Кутский и Троицкий солеваренные заводы, ряд золотых приисков Восточного Забай­калья); другие закрылись (например, Александровский винокурен­ный завод, перестроенный в каторжную тюрьму — Александровский централ); третьи наряду с трудом каторжан довольно широко при­меняли наемный труд (золотые прииски Нерчинского округа, Усольский солеваренный завод).

Переход к наемному труду в сибирской промышленности сказал­ся на повышении ее производительности, но не привел к коренному экономическо-техническому переустройству всей промышленности Сибири, которая вплоть до Октябрьской революции была отсталой. Это объяснялось следующими причинами.

Для капиталистов и помещиков Европейской России Сибирь была источником выкачивания золота, сырья, продуктов сельского хозяйства и обширным рынком для сбыта промышленных изделий. Капиталисты центра не только не стремились к развитию местной, сибирской промышленности, особенно обрабатывающей, но и тор­мозили это развитие. Они опасались, что с развитием промышлен­ности в самой Сибири им будет труднее и менее выгодно сбывать товары своих фабрик и заводов. В этом направлении была построе­на и вся система кредитования сибирских купцов капиталистами центра. В официальных отчетах по управлению губерниями и обла­стями Восточной Сибири указывается на недостаток дешевого кре­дита, недостаток капиталов как на одну из главных причин слабого развития местной промышленности. Сибирские купцы (даже такая крупная фирма, как «Торговый дом братьев Второвых») получали кредит преимущественно товарами или средствами производства (машины, оборудование), а не деньгами. В результате эти купцы становились прежде всего посредниками фабрикантов и купцов Европейской России по продаже товаров, а не самостоятельными предпринимателями, обладавшими крупными капиталами для вло­жения в промышленные предприятия. В этом отношении очень по­казательна, например, история «Торгового дома братьев Бутиных», основанного в 1866 году в Нерчинске. К 80-м годам XIX века в состав предприятий этого торгового дома вошли торговля мануфак­турными товарами, хлебом, Николаевский железоделательный за­вод, винокуренные заводы — Ново-Александровский в Иркутской губернии, Борщовский в Забайкальской области, — пароходство на Амуре, солеваренный завод в Киренском округе Иркутской губер­нии, золотые прииски в Забайкальской, Амурской и Приморской областях, торговля вином в Иркутске, Забайкалье и на Амуре. Са­мую крупную часть капитала фирмы составлял торговый кредит, полученный в Москве, Нижнем Новгороде и за границей. При не­достатке самостоятельной финансовой базы фирма после несколь­ких неурожаев в Забайкалье, неблагоприятно отразившихся на ее делах, оказалась несостоятельной, и ее предприятия перешли в распоряжение кредиторов (администрация по делам братьев Бути­ных). В отчете администрации говорится:

«Начав свою торгово-промышленную деятельность с незначи­тельными средствами, Бутины только благодаря кредиту могли раз­вить свои предприятия до тех размеров, при которых обнаружилась несостоятельность фирмы. Через восемь лет по основании торгово­го дома капитал его по книгам главной конторы с первоначальной суммы в 100 тысяч рублей возрос до 625 тысяч рублей (1 июня 1874 г.), причем актив фирмы считался в 2262863 руб., а пассив ее — в 1637 683 руб. Затем все составные части баланса из года в год растут, и 1 июня 1882 г. пассив достигает уже 6070 529 руб. Сумма эта, представляющая собой исключительно кредит фирмы, слагается из весьма разнообразных элементов. Самою крупною ее частью служит кредит товарный в Москве, Нижнем, Иркутске и за границей».

Сибирская буржуазия, продавая с высокой наценкой товары, привозимые из центра, скупая по дешевым ценам пушнину, продук­ты сельского хозяйства у крестьян и золото у старателей, занима­ясь ростовщичеством, считала более выгодным вести торговлю, чем создавать промышленность. Часть сибирских купцов имела про­мышленные предприятия, играющие, однако, лишь второстепенную, подсобную по сравнению с торговлей роль. Наиболее выгодной счи­талась золотопромышленность. В Восточной Сибири крупные куп­цы Баснины, Сибиряковы, Трапезниковы, Базановы, Громовы. Бутины и другие имели золотые прииски в Енисейском, Лено-Витимском, Олекминском, Западно-Забайкальском и Нерчинском горных округах.

Частная золотопромышленность, основанная на эксплуатации наемного труда, начинает развиваться в Восточной Сибири с 30-х — 40-х годов XIX века, хотя зачатки ее относятся еще к XVIII сто­летию. В 1859 году на 247 золотых приисках Восточной Сибири было добыто 1113 пудов золота. На первом месте по добыче стояли тогда прииски Енисейского округа (737 пудов), на втором — Олекминский округ (211 пудов). На всех золотых промыслах края на­ходилось 31 193 рабочих и служащих. «В том числе 26112 мещан, крестьян, ссыльнопоселенцев и разночинцев сибирских губерний и 5081 мещан и крестьян» 1 из губерний Европейской России.

Гонимые нуждой и голодом, ссыльнопоселенцы, а также город­ская и деревенская беднота нанимались на прииски, попадая в ка­балу к золотопромышленникам. Рабочие на золотых приисках по­лучали небольшую заработную плату, что не могло, конечно, при­влекать работников на прииски. Поэтому капиталисты заманивали рабочих обещаниями особо оплачивать найденные ими самородки золота свыше, например, золотника. Рабочие выбивались из сил. чтобы повысить свой скудный заработок, но находить самородки удавалось немногим. По свидетельству М. В. Загоскина, «чаще все­го рабочие не только ничего не выносят с приисков, но выходят от­туда с долгами с тем, чтобы, отдохнув месяц-другой, снова от­правляться туда же отрабатывать свой долг... Работы на приисках «е легки. Рабочие встают с зарею и отправляются в разрезы, часто заполненные водой и наполненные грязью. Отдыха им дается не более трех часов в течение рабочего дня, который считается в 18 ча­сов — с 3 часов утра до 9 часов вечера. Пища на приисках почти везде довольно хорошая. Но тяжелые работы во всякую погоду и во всегдашней сырости производят гибельное влияние на здоровье. После 5—6 лет такой жизни рабочий становится если не калекой, то никуда негодным, кроме разве службы где-нибудь караульным».

С 60-х — 70-х годов XIX в. большое значение приобретают при­иски Витимской и Олекминской золотопромышленных систем, В 1900 Г. на этих приисках было добыто 526 пудов золота, или око­ло 80% всей производимой в крае добычи. Золотопромышленность считалась одной из главных отраслей местного хозяйства, но при недостатке капиталов, примитивной технике, хищнической добыче золота в развитии золотого промысла не было устойчивости: вре­менный подъем не раз сменялся упадком.

После золотопромышленности по размерам вложенных капита­лов стояло винокурение. За ним следовало мукомольное, кожевен­ное, овчинное, салотопенное, мыловаренное производства, обработка металлов. По данным Министерства финансов, относящимся к 1890 г., «обрабатывающая промышленность Сибири находится еще в зачаточном состоянии. Отдельные производства возникают и раз­виваются только для удовлетворения местных потребностей, вслед­ствие чего и обороты промышленных и торговых предприятий в Си­бири крайне ограничены».

На развитии промышленности в Сибири неблагоприятно ска­зывалось плохое состояние путей сообщения, отдаленность от круп­ных промышленных и торговых центров, что затрудняло и удоро­жало доставку машин и оборудования для местных предприятий. В самой же Сибири машиностроительной промышленности не бы­ло. Отсталость Сибири в промышленном отношении сказывалась и на состоянии предприятий, находившихся в Иркутске.

В 1870 году сибирский писатель М. В. Загоскин писал: «Фабрик и заводов в Иркутске очень мало. Большая часть то­варов привозится из России, а из него не вывозится в другие ме­ста ничего. В Иркутске считается фабрик и заводов 92; самое боль­шое число заведений папиросных; затем следуют заводы кирпич­ные, мыловаренные и свечные; фабрика одна — фаянсовая Некоторых производств вовсе нет, например, стеаринового. Все дру­гие-— в самом неудовлетворительном состоянии. Машинное произ­водство введено только в 1865 году на одном из кирпичных заводов. Все эти промышленные заведения вырабатывают продуктов едва на 400 тысяч рублей, и это не на жителей только города, но и на всю губернию; так что на каждого человека придется продуктов всех этих заводов не больше, как на 1 рубль серебром».

В Иркутске, как и вообще в Сибири, ощущалась острая нужда в инженерах, техниках, квалифицированных рабочих и в техниче­ских учебных заведениях для подготовки специалистов. Поэтому среди иркутской интеллигенции возник проект организации общест­ва, которое бы способствовало распространению технических зна­нии и навыков, содействовало развитию местной промышленности и сельского хозяйства. С этой целью было учреждено в 1867 г. в Иркутске Восточно-Сибирское отделение Русского технического об­щества. Фактически оно начало действовать в 1868 г. Цель обществ ва заключалась в том, чтобы «поднять уровень технического дела в крае», объединить техников, установить их связь между собой и с производителями, служить для них центром, постепенно внедрять научные знания в практическую деятельность в области промыш­ленности и сельского хозяйства для поднятия материального бла­госостояния края.

Восточно-Сибирское отделение Русского технического общества проводило технические беседы. Они распределялись по комиссиям, существовавшим в Отделении: горного и золотого дела, химико-тех­нической, строительно-механической, сельскохозяйственной и коневодства. При Отделении было учреждено справочное бюро по тех­ническим вопросам. С 1869 по 1876 г. Отделение издавало свои пе­чатные органы: «Записки» и «Известия Восточно-Сибирского отде­ления Русского технического общества». В 1868—1869 гг. Отде­лением были организованы в Иркутске две публичных выставки «местных произведений Восточной Сибири», устроена образцовая крестьянская усадьба. Отделение хлопотало об улучшении местной промышленности и путей сообщения. Стремясь к распространению технических знаний, оно оказывало содействие Иркутской реальной прогимназии и добилось преобразования ее в техническое училище.

На первой выставке «местных произведений Восточной Сиби­ри», происходившей в 1868 г., было представлено 2790 предметов — промышленных изделий, продуктов сельского хозяйства и промыс­лов, «произведений типографии, литографии, живописи, архитекту­ры и пр.». Преобладали предметы, представленные из Иркутска и Иркутского округа. Кроме того, несколько экспонатов было при­везено из Енисейской губернии и Забайкальской области. Во время выставки проводились беседы по вопросам техники и агрономии.

Вторая общая сельскохозяйственная и мануфактурно-ремесленная выставка состоялась в 1869 г.

Со второй половины 70-х годов XIX в. деятельность Восточно-Сибирского отделения Русского технического общества стала со­кращаться и к 1882 г. прекратилась.

Для осуществления своих задач Общество нуждалось в средст­вах. Между тем оно не получало необходимой материальной помощи со стороны купцов, промышленников и местной администрации. Деятельность организаций, возникших по общественной инициати­ве, казалась для царских чиновников подозрительной в отношении-«политической благонадежности». Чиновники старались тормозить и пресекать общественную инициативу.

В описании выставки «местных произведений Восточной Сиби­ри» в Иркутске отмечалось, что тогда (в 60-х годах XIX в.) полу­чили распространение взгляды, приводившие к пессимистической оценке перспектив промышленного развития края. Было мнение, что «край может существовать лишь при пособии привозных товаров, что земледелие в нем находится на низкой степени развития, что остальные отрасли промышленности не могут к нему привиться, не­смотря на все благоприятствующие им местные условия, что попыт­ки в этом отношении, делаемые отдельными личностями, приводи­ли лишь к разорению предпринимателей и не увенчались успехом». Составители описания выставки не выясняли причин, вызывавших возникновение подобных взглядов, но они характерны как один из показателей слабого еще развития промышленности в Восточной Сибири. Технические усовершенствования, машины, паровые и во­дяные двигатели применялись, хотя и в ограниченных размерах, главным образом в горной и горнозаводской промышленности.

В городской же обрабатывающей промышленности, за небольшим исключением, преобладало мануфактурно-ремесленное производство.

По заключению Технического общества, выставка «местных про­изведений Восточной Сибири» наглядно доказала, что производи­тельность по крайней мере ближайших к г. Иркутску местностей находится далеко не в таком безнадежном положении, «как привык­ли некоторые думать», и «причина неразвитости нашей производи­тельности кроется скорее не в ней самой, а в побочных сопровож­дающих ее обстоятельствах». Устранение их считалось задачей Технического общества. Оно надеялось добиться улучшения местной промышленности и сельского хозяйства путем распространения технических знаний, устройства справочных бюро, выставок, опытно-показательных хозяйств, составления технических проектов. Техни­ческое общество обращало внимание на необходимость поощритель­ных мероприятий по отношению к местной промышленности. Дея­тели Технического общества отмечали, что при всем разнообразии и значительности естественных богатств края важнейшие отрасли его хозяйства развиты слабо. Общие причины этого, по мнению Технического общества, заключались в преимущественном обраще­нии свободных капиталов на золотопромышленность и винокуре­ние, в недостатке техников, разрозненности их между собой, недо­статке доверия к ним со стороны предпринимателей, в незнании местной промышленностью никаких поощрений. По существу при­чины слабого развития местной промышленности, отмеченные Тех­ническим обществом, были частными. Общие же и основные при­чины заключались в том, что вся система помещичье-буржуазного строя, политика царизма и эксплуататорских классов по отноше­нию к сибирским окраинам тормозили развитие производительных сил Сибири, рациональное и широкое использование ее огромных естественных богатств.

Если в горнозаводской промышленности Восточной Сибири ранние опыты применения паровых машин производились еще в начале XIX в. , то в Иркутске машинное производство было вве­дено лишь в 1865 г. на кирпичном заводе, принадлежавшем П. Катышевцеву. На заводе выделывался машинный кирпич. Глину бра­ли прямо из забоя и не прибавляли к ней песку. Воду доставляли с Ангары бочками, а потом приступили к устройству центробеж­ного насоса. Кирпич вырабатывали на двух станках Клейтона, ко­торые приводились в движение локомобилем в 16 сил. Кирпичные машины и глиномятки были устроены по типу кирпичной машины Клейтона, представленной на Парижской всемирной выставке 1867 года. Станок машины Клейтона вырабатывал в минуту от 15 до II кирпичей. Для двух станков  кирпичной  машины  требовалось 22 рабочих. Введение машинного производства повысило количест­во выработки кирпича и удешевило его цену. Кирпич ручной вы­делки продавался в Иркутске по 16 рублей тысяча, а кирпич машин­ного производства — по 10 рублей.

Кроме кирпичного завода Катышевцева, в Иркутске в 1868 г. действовало также два предприятия по ручной выделке кирпича. На кирпичных заводах вырабатывались стенной, печной, пустоте­лый и огнеупорный кирпич, карнизные и половые плиты, дренаж­ные трубки. Кирпич ручной выделки был дорог, и это затрудняло возведение каменных построек в городе. «Пока строевой лес был недалек от Иркутска, отсутствие в городе каменных построек не было слишком ощутительно, но с постепенным вздорожанием лес­ных материалов чувствовалась все более и более потребность и в улучшении и в удешевлении кирпичного производства».

За исключением кирпичного завода Катышевцева, на иркутских промышленных предприятиях в 60-х годах XIX в. применялся только ручной труд.

На каждом из шести кожевенных заводов имелось в 1868 г. от 8 до 12 котлов (чанов) и работало от 4 до 9 рабочих. Например, на заводе Гундерина, существовавшем с 1845 г., выделывалось при 12 котлах и 9 рабочих до 6000 кож в год.

10 хозяев имели канатно-веревочные производства, на которых изготовлялись канаты и веревки, начиная от толстого морского ка­ната и кончая тонкой бечевкой. На таком предприятии работали в среднем 4—5 человек. Такими же мелкими были мыловаренные и свечные заводы. Например, завод Брянского имел 2 рабочих и вы­рабатывал до 200 пудов, а на заводе Афанасьева 6 рабочих — 800 пудов мыла в год.

В городе действовали также лесопильный, водочный, пивова­ренный заводы, мелкие предприятия по изготовлению спичек, саль­ных свеч, уксуса, скипидара, спиртоскипидарной осветительной жид­кости, глиняной посуды. С давних пор в Иркутске существовали; мельницы и кузницы. В городе имелось 18 фабрик (по существу ма­нуфактур), изготовлявших папиросы из привозного табака. На этих, предприятиях работало 69 рабочих, выделывавших более 17 мил­лионов пачек папирос в год.

Мелкие предприятия, называемые заводами и фабриками, не отличались по уровню своей техники от ремесленных заведений — мастерских ремесленников. Эти заведения разделялись на 13 цехов: иконописно-малярный (маляры и иконописцы); серебряный (юве­лиры, золотых, серебряных и часовых дел мастера); портновский (портные и шапочники); маркитантский (булочники, колбасники, сбитенщики, папиросники, парикмахеры, свечники, стекольщики и трубочисты); медный (выделка медной посуды и кровельщики); кузнечный (кузнецы, слесари и экипажники); столярный (столя­ры, токари и обойщики); прядильный (выделка веревок); кирпичный (каменщики, кирпичники и резчики камня); плотничный (плот­ники и пильщики); скорняжный (выделка кож и окраска мехов); ширенный  (производство сбруи, чемоданов, крестьянских чирков и вообще кожевенных изделий).

Самыми распространенными из ремесел являлись плотничное, портняжное, кузнечное и столярное дело. Меньше всего было мед­ников, слесарей, кровельщиков, каретников. По сведениям, относя­щимся к 1889 г., «значительных ремесленных заведений в Иркутске немного. Обыкновенно работает один хозяин-мастер с двумя-тремя рабочими и учениками».

Кроме ремесленников, зачисленных в цехи, в Иркутске рабо­тали кустари. В Глазковском предместье многие жители занимались плетением пеньковых сетей для рыбной ловли и выделкой канатов. В Знаменском предместье были распространены выделка кожи, плетение кружев, существовали также золотошвейные работы. Ку­стари, так называемые «базарницы», для сбыта на базаре шили белье, вязали шарфы, ткали кушаки.

В Иркутске существовало две казенных типографии и литогра­фии, принадлежавших штабу Иркутского военного округа и гу­бернскому правлению. В 1858 г. была открыта частная литография, а в 1865 г. — типография Синицына. В литографии работало 2 гра­вера и 5 печатников, в типографии — 5 наборщиков, 3 печатника и'8 их помощников.

В 40-х годах XIX в. служащим Окуловским в Иркутске произ­водились первые опыты фотографирования в форме дагерротипии. В 1858 г. была открыта постоянная фотография Гофмана, а затем две других фотографии.

Жители Иркутска занимались работой на товарных складах, упаковкой и перевозкой грузов. Иркутские мещане имели огороды, покосы, разводили в небольшом количестве скот. Из промыслов больше всего было развито рыболовство. Кроме рыболовов-одино­чек, рыболовством занимались купцы и мещане, нанимавшие ра­бочих для рыбной ловли на Байкале, преимущественно в устьях рек Селенги, Баргузина и Верхней Ангары. С открытием весенней навигации из Иркутска отправлялась на ловлю рыбы «флотилия» небольших парусных и гребных судов. На промысел нанимались преимущественно ссыльнопоселенцы и городская беднота. В рыбо­промышленные партии, получившие название «ангарщины», посту­пало ежегодно до 15 000 человек. Суда возвращались в Иркутск «частью в конце августа, а частью позднею осенью, с соленою ры­бою и икрою в бочках».2 В 1888 г. в Иркутске функционировало двенадцать рыбопромышленных фирм, имевших 12 парусных судов с 66 неводами. Всего было добыто омулей около 3500 бочек, икры 112 бочонков и 560 пудов жиру.

В 1873 г. в Иркутске  было 88 каменных и 2830 деревянных домов, 2 каменных и 8 деревянное гостиных дворов и торговых рядов с 526 лавками, 290 торговых ла­вок «под домами», 183 балагана и стола для базарной торговли. 42 фабрики и завода, 40 заведений и мастерских. Все это были мелкие предприятия. На них работало всего 826 рабочих. В это число не входили работники трех типографий, четырех литографий, а также мастерских при двух ремесленных училищах. Городские пред­приятия выпускали продукции на общую сумму в 792856 рублей В городе было также 366 ремесленников, 335 ремесленных учени­ков, 669 работников, нанимаемых хозяевами мастерских, и 271 из­возчик. Кроме того, работали кустари, не причисленные к цеховым.

Читать дальше

Категория: Очерки истории Иркутска | Добавил: anisim (24.08.2010)
Просмотров: 5113 | Рейтинг: 5.0/8 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
<Сайт управляется системой uCoz/>